Видение нагуаля

2011

Эта книга посвящена толтекскому сновидению и видению - уникальным методам развития восприятия, которые позволяют невообразимо расширить способности человека к познанию Реального Мира и действию в нем. Именно эти методы в значительной мере определяют успешность толтекской магии и являются ключевым инструментом тотальной трансформации человеческой природы. Основы данной дисциплины изложены в книгах великого мистика и антрополога конца XX века Карлоса Кастанеды. Здесь же предлагаются детализированные инструкции и технические приемы, разработанные и на практике проверенные автором, а также подробные описания измененных режимов восприятия (`миры второго внимания`), с которыми имеет дело идущий по пути Трансформации.

Методология дисциплины и ее теоретические предпосылки изложены в книгах `Тайна Карлоса Кастанеды` (1995) и `После Кастанеды: дальнейшее исследование` (2001).

Данная работа является составной частью общей технологии Трансформации Энергетического Тела (ТЭТ). Другие важнейшие методы нагуализма - безупречность, сталкинг и намерение - станут предметом отдельных исследований.





Глава 10

МАГИЧЕСКАЯ РАБОТА В ГРУППЕ.
ИНТЕГРАЦИЯ ПЕРВОГО
И ВТОРОГО ВНИМАНИЯ.
ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

"...Плоть и кровь не могут наследовать Царствия
Божия, и тление не наследует нетления.
Говорю вам тайну: не все мы умрем,
но все изменимся."

 

Первое послание Коринфянам, 15: 50-51

 

 

"Люди всегда выбирают знание,
не обращая внимание на
возможные последствия."

Стивен Кинг

 

Вопрос о коллективной магической работе в рамках толтекской дисциплины встает рано или поздно. То, что преимущества групповой деятельности в первые годы практики не столь уж значительны, а риски и искажающие влияния - чересчур велики, не слишком впечатляет начинающих энтузиастов. Мы - существа коллективные , даже здесь, вступив на тропу не-человеческого знания, которое обещает превратить нас в нечто могущественное, свободное от ограничений собственного вида, в вечных странников, познающих чудеса мироздания.

Мы проецируем свою социальность и биологические привычки группового поведения (доставшиеся по наследству от приматов - здесь должны возмутиться сторонники потустороннего или инопланетного происхождения (homo sapiens) даже на ту область, где одиночество отточенного осознания - нормальное состояние вечно развивающегося существа.

Почему древние толтеки объединялись в "магические отряды"?

Тому есть несколько причин (в частности та, что была указана самим Кастанедой, - в виде отряда, сформировавшего единый энергетический кокон, проще достичь "третьего внимания"), но я остановлюсь на двух немаловажных обстоятельствах, о которых Карлос ничего не сообщил и, более того, сообщить не мог.

Несмотря на то что толтеки глубоко исследовали свое подсознательное и бессознательное (опираясь на сталкинг и перепросмотр), несмотря на всю свою многовековую мудрость, они все же оставались существами традиционными (то есть почитали "правило Орла", открытое древними видящими) и существами, уязвимыми перед социумом. Этим заявлением я ничуть не хочу преуменьшить их достижения. Просто мы должны взглянуть на бытие толтеков исторично и реалистически.

Никакая цивилизация (в том числе индейская) не допустит выхода одного из своих членов за пределы сети социальных координат. У желающего совершить такой "побег" есть три пути: стать абсолютным отшельником, чем поставить под вопрос само свое выживание (добровольный остракизм в любом обществе почти равен самоубийству), "замаскироваться" так, что никто не угадает под маской добропорядочного гражданина будущего беглеца, "узаконить" побег, превратив свое занятие в священный акт религиозного действа, что фактически требует создания касты или клана себе подобных.

Первый и второй путь для древних толтеков не существовали. Сталкинг как "маскировка" был им неизвестен - он стал открытием "новых видящих", которые столкнулись с мощным культурным и экономическим давлением захватчиков-конкистадоров, принесших чуждую религию, чуждый образ жизни и свирепость инквизиции, занимавшейся поиском и физическим уничтожением инакомыслящих.

Потому древние толтеки остановились на третьем пути. Они наделили Орла функциями, делавшими его Богом в глазах не столь развитых соплеменников. Они сделали его дар "священным", и этим оправдали себя в качестве особого клана.

Возможно, и здесь, как в других древних цивилизациях, существовал "внешний" и "внутренний круг". Во "внешнем круге" находились жрецы - они разделили мир и восприятие на "священное" (сакральное) и "профаническое" (доступное всем), они следили за порядком ритуала, под их руководством возводились пирамиды и другие памятники великого "не-делания" доколумбовой цивилизации. Они же оправдывали существование "магических групп" и "магических школ". Искатель-одиночка никогда не получит общественного признания, но целая каста, занимающаяся тем же самым, - это уже нечто священное и неприкасаемое. В конце концов, "на них практически держится мир" (так внушали жрецы доколумбовой Америки крестьянам, охотникам и ремесленникам) либо "они наравне с богами помогают нам, а также не позволяют богам с их нечеловеческой трансцендентальной страстью переустроить мир по собственному усмотрению" (такую версию предлагали соплеменникам индийские брахманы и пандиты).

Социальное существо желает получить объяснение и оправдание для тех, кто смотрит на социум снаружи и не делает ничего материального для его укрепления и дальнейшего существования. Крестьянин растит урожай, ремесленник изготовляет полезные орудия, ученый ищет новые знания, которые помогут обществу в будущем, царь следит за порядком и справедливостью, - а чем занимается толтекский маг! Он даже не знахарь и не шаман, он не занимается профессиональным целительством или влиянием на погоду. Мечтает сбежать и заниматься только собой? Клан, школа, каста - все эти формы социальной самоорганизации оправдывают его. Они "держат мир" или "молятся за нас". Так или иначе, они удерживают наш мир в состоянии равновесия и не позволяют Высшей Силе смести его в прах.

Когда пришла Конкиста, выяснилось, что толтеки со своей "задачей" не справились. Солнце не погасло, материки не утонули, но мир доколумбовой цивилизации погиб безвозвратно. Их "школы", их "магические отряды" оказались бесполезными игрушками, то есть тем, чем и были на самом деле. Ибо они с самого начала были "не от мира сего". Их социальные структуры никогда не были реальной силой, они просто служили оправданием безопасного существования в изначально чужом, маленьком, "провинциальном" мире. А как еще могли воспринимать свой мир толтеки, блуждающие по невоспринимаемым пространствам Великой Реальности и понимающие свое пребывание в первом внимании лишь как вынужденность, как временное состояние , которое рано или поздно будет преодолено?

Таким образом, когда их собственный социум (общество, которое они во многом сами сформировали) был разрушен захватчиками, у толтеков, казалось бы, не осталось причин собираться в "отряды" и заниматься коллективной практикой Трансформации. Зато возникла насущная необходимость в а) убежище, б) сохранении опыта и знаний.

Поскольку толтеки, как я уже отметил, были людьми традиционного склада, они придали мифу об Орле (существовавшему, видимо, уже несколько тысячелетий) новый смысл и новое звучание. Я знаю, что далеко не все последователи Кастанеды со мной согласятся. Наши современники, страдающие мистико-оккультной любознательностью, изо всех сил хотят видеть прошлое цивилизации (особенно если речь идет об экзотических народностях, оставивших таинственные навыки и представления) в идеалистическом и даже фантастическом свете. Им хочется верить, что четыре (или пять, а то и десять) тысячелетий назад на нашей планете жили Исполины Духа. Они грезят о безвременно утонувшей Атлантиде - родине подлинных сверхчеловеков, откуда растет знание неземное, знание, воплощающее все мечты и стремления к Свободе. Они, подобно австралийским аборигенам, жаждут найти истоки во "времени сновидений".

Это - великий и заманчивый архетип, который Элиаде называл in illo tempore - "во время оно". Религия страстно поддерживает это всеми любимое заблуждение. Да, говорят религии всего мира, были времена Гигантов, были времена, когда Боги спускались на Землю, когда невероятные чудеса и откровения были чуть ли не повседневностью. Были времена Моисея и Кетцалькоатля, времена Шивы и Рамы, был "золотой век", завершившийся сверхъестественной битвой Титанов и Демонов. Недаром креационисты (сторонники гипотезы о сотворении Вселенной в единый миг, как утверждает Библия) до сих пор ищут Ноев ковчег возле горы Арарат. Они страстно желают, чтобы было так, и готовы выдать за Ноев ковчег любой холм, любой пласт глинистого сланца, который им подвернется. Их легко понять! Им трудно не верить.

К сожалению, мы живем в прозаическом мире. "Время сновидений", когда Боги ходили по Земле, а Демоны с ними сражались, все эти чудеса и пророчества, горящие кусты и голоса с Неба - только воплощение нашего неугомонного желания тайны . Даже могущественные толтеки древности (никакого отношения не имеющие к Атлантиде) жили в обыкновенных хижинах, ловили зверя и удили рыбу, растили маис и бывали биты невежественными соплеменниками за нелюдимый и странный нрав. За ними, так же как и за нами, неустанно следила смерть, они были точно так же уязвимы - и это делало их безупречными толтеками.

Потому что прежде, чем стать сверхчеловеком, надо сначала побыть человеком . И Христос (единственный, удостоившийся прозвища "Богочеловек") просил своего Единого Отца-покровителя: "Да минет меня чаша сия", а позже, на Кресте, возопил в пустоту "Отче, почему ты оставил Меня?"

Мы знаем лишь человеческое и можем говорить лишь о людях, чем бы они ни занимались. Даже самые сильные и способные толтеки оставались людьми, а значит, оставались внутри социума и истории.

И эти толтекские маги всякий раз искали свой путь среди руин прошлого - они жили среди людей, но при этом хотели, чтобы люди дали им возможность уйти. Потому они собирались в группы, потому они следовали "правилу Орла". Подлинная причина - не в Орле и даже не в объединенной энергетике правильно сформированного при помощи видения отряда. Проблема - в психологии искателя, все еще остающегося человеком, но устраняющего социум шаг за шагом.

С одной стороны, традиционные воззрения, касающиеся Орла и его "правила", с другой - набирающий силу чуждый мир, в котором толтеку больше нет места. И здесь начинается новая "политика", новое поведение, в чем-то повторяющее поведение мистиков в средневековой Европе. Европейцы создавали "тайные ордена" и тайные мистические союзы, толтеки же - замкнулись в пространстве своих "отрядов" и "линий".

Конечно, толтекам было проще. Они соблюдали конспирацию, прибегая к измененным состояниям сознания, которые жителям Старого Света были неведомы. Толтеки испытывали своих учеников "растениями силы", чтобы понять, насколько те способны к восприятиям иных диапазонов Реальности. Толтеки "раскачивали" точку сборки своих учеников до такой степени, что те не в состоянии были вспомнить происходящие с ними события. Их "маскировка" в новом социуме, в состоянии подчиненности, была безупречной . Они даже крестились и служили в католических церквах, поскольку этим ребятам были глубоко безразличны любые религиозные построения. Благодаря чему толтеки выжили.

Дон Хуан говорит Кастанеде, что "правило Орла" - это "карта", следуя которой можно прийти к третьему вниманию. Но в другом месте он же утверждает, что существует "путь одинокой птицы". Конечно, я не могу ни утверждать, ни опровергать подобные заявления. Однако мне известно, что "правило Орла" (как и всякое правило) - продукт тоналя определенного времени . Время изменилось. И сам Кастанеда (как я уже упоминал) пояснил нынешнюю ситуацию (1996 г.) очень просто: "Теперь правил нет". Все мы опасаемся, что индивидуальная, одиночная работа натолкнется на непреодолимые препятствия, и в то же время не видим ни способов, ни способностей организовать "отряд" - учитывая, что никто из здравомыслящих людей, не наделенных видением, не назовет себя нагвалем.

Поэтому приходится говорить о тактике и стратегии коллективной магической работы, о ее преимуществах и особенностях, что могут ускорить продвижение по пути.

 

Виды магических групп ("отрядов")

 

1. "Одинокая птица". Это единственный подлинный вариант толтекского пути в наше время. Хочу подчеркнуть - не лучший, но самый подлинный . Мы не должны вводить в заблуждение своих друзей и близких. Если они не разделяют наших взглядов и не стремятся следовать дисциплине, то было бы нечестно обещать окружающим, что наша судьба всегда будет общей. Впрочем, смерть - эта неумолимая и непобедимая разлучница - всегда добивается своего, отрывая навеки свою жертву от Мира. В нашем случае мало что меняется - ведь "третье внимание" обещает вечную жизнь лишь тому, кто его действительно достиг. Там - в своей излюбленной свободе - он остается один, хоть и не испытывает одиночества. Это особое состояние бесконечного развития и познания, оно не дает нам шансов вновь слиться с толпой тех милых и родных существ, что оставлены на Земле.

"Одинокая птица" переживает переход от внимания сновидения ко второму вниманию с характерным драматизмом, поскольку именно во втором внимании он (она) испытывает то присущее осознающему существу одиночество, которое раньше маскировалось социальными конструкциями, нарочитыми связями и обязательствами, - той шелухой, которую каждый из нас до определенного момента своего развития полагает подлинным содержанием своей жизни. Трагично ли одиночество? Можно ли полагать это состояние несчастьем, и тем более карой за грехи, которых не совершал (скажем, за мифический "первородный грех")?

Рискуя навлечь на себя критику так называемых "гуманистов" (желающих, чтобы все оставалось неизменным и "милым"), позволю себе высказать парадоксальную мысль - одиночество полезно и продуктивно. Дело в том, что мы просто не обращаем внимания на очень простой факт - "среда" (родные, близкие, друзья и приятели) лишь поставляет нам информацию, но в их присутствии мы, как правило, ничего не можем с ней сделать. Эта совершенно диалектическая ситуация чаще всего не воспринимается нами в ее полноте. Нам абсолютно необходима среда, чтобы иметь полноценный материал, от которого мы сможем оттолкнуться в свое одиночество. И нам необходимо одиночество, чтобы вновь оценить и понять свою среду, чтобы убедиться: наши достижения не фантазия, а реальность.

Подобные рассуждения, на первый взгляд, кажутся верхом тривиальности. Если вы присмотритесь к некоторым толтекским методам, вы точно так же сможете назвать их банальными.

И все же: банальность торжествует над миром, банальность в единый миг становится истиной, которая всегда была у нас перед глазами, а мы - высокомерные и ограниченные снобы - рассматривали ее с невнимательным пренебрежением, словно перед нами простая муха.

Конечно, одиночество приближает к свободе и даже подразумевает ее. Второе внимание приходит как прохладная волна - готовая убить и воскресить одновременно. Она воспринимается нами целиком, как Сила, последовательно трансформирующая различные области энергетического тела. Каждая атака Силы может стать последней - поскольку у нас нет ни одного соратника, стоящего за спиной, ни одного понимающего друга, готового хотя бы облить водой это задыхающееся в волнах мировых стихий тело. Такая ситуация отрезвляет. Я не стану утверждать, что она абсолютно необходима, но иногда она "прижимает нас к стене" и заставляет шевелиться.

Мы слишком легко привыкаем полагаться на чью-то помощь и сочувствие, на чье-то участие, забывая, что жизнь - довольно длинная штука. Наши вчерашние единомышленники разбредаются кто куда, и когда мы наконец это замечаем, то очень удивляемся, как же так вышло.

Конечно, способность быть "одинокой птицей" - особый дар и дан он не всем. Я лишь указал на то, что он а) возможен, 6) может быть очень эффективным, в) не может считаться результатом социальной ущербности или иного сорта неполноценности. (Так как в последнем случае это уже не Путь, а просто болезнь.)

2. "Магическая пара". Это, на мой взгляд, самый простой, безопасный и в то же время эффективный способ практиковать толтекскую дисциплину в компании.

Мы, как правило, существа односторонние и уже этим ограничиваем свои возможности в практике. Те, кто предрасположен к сновидению, никогда не поймут прирожденного сталкера, тем более не смогут повторить его путь в сновидении. Ну а сталкер, в свою очередь, не поймет, чем и как занимается сновидящий. Для сталкера сновидящий неповоротлив, тяжел и погружен в последовательные типы концентраций на совершенно абстрактных пучках эманаций. Внимание сновидящего ведет его по странным и невидимым для сталкера "тропам", его цели часто неясны. Кроме того, он в сновидении выглядит порой мрачным и угрожающим существом. Нечто подобное описал Кастанеда, рассказывая о доне Хуане. При этом сами сновидящие находят свое состояние естественным и воспринимают "собратьев" (если встречаются в сновидении) совершенно спокойно.

Напротив, сталкеры кажутся сновидящим резкими, импульсивными, раздражающими и агрессивными. Они легки и подвижны, вносят сумятицу и напряжение своим типом энергообмена с внешним полем. Их способ перемещения в сновидении вообще непонятен. Если вы, будучи сновидящим, встретили в мире сновидения или во втором внимании суетливое и раздражающее человеческое существо, будьте уверены - это сталкер (или потенциальный сталкер).

Совершенно иное дело, если вы с этим сталкером занимаетесь совместными исследованиями. Его суетливость становится осмысленными и быстрыми перемещениями, вызывающими удивление и восхищение, его способность реагировать на ситуацию и обращать внимание на ускользающие от вас детали и процессы делает помощь сталкера поистине неоценимой. Позволяя сталкеру "вести вас" в сновидении, вы обретаете удивительный опыт "скольжения" по прежде недоступным областям эманаций.

Видение частично открывает причину таких поразительных различий между сталкерами и сновидящими. Разумеется, их нельзя описать и тем более объяснить исчерпывающим образом, но одна деталь сразу "бросается в глаза": основная светимость тела сновидения у сталкера расположена, условно выражаясь, на уровне груди, где-то в той зоне, где эманации моделируют копию фронтальной пластины кокона, окружающего его физическое тело. Именно эти области выражены более отчетливо и они же принимают, судя по всему, самое активное участие в перемещении сталкера в мирах сновидения.

Сновидящий же обладает устойчивым и хорошо структурированным энергообменом в верхней части тела сновидения. Прежде всего, это область головы (особенно глаза) и горловой центр. Нижняя часть сновидческого тела равномерно "тускнеет" и может даже восприниматься как неразличимая черная масса. Иногда сновидящий действительно напоминает "союзника", особенно в том случае, если он накопил много энергии. Он как будто безразлично "перебирает" доступные ему области восприятия, после чего погружается в избранный "мир", долго и вдумчиво пропитываясь его эманациями. В моменты силовых воздействий он может ярко "вспыхнуть" где-то на уровне "просвета", но никогда его энергетическая активность не держится долго ниже верхней части груди. Даже руки, когда они исполняют какую-то работу в сновидении, являются в первую очередь энергетическим продолжением его "головы".

Сотрудничество сновидящего и сталкера в совместном сновидении приносит богатые плоды, поскольку, пребывая в едином режиме энергообмена и в одной позиции точки сборки, партнеры входят в неминуемый резонанс и обмениваются энергетической активностью, дополняя друг друга. Повышается скорость и качество трансформационных процессов, не говоря уж об удивительных переживаниях - для сталкеров это интенсивность, плотность и стабильность (которая чаще всего и приводит к видению в сновидении), для сновидящих - неожиданные перевороты и метаморфозы в оформлении сновидческого тела, поразительная скорость и реактивность.

Если конституциональные различия к тому же сочетаются с взаимодополняющими особенностями мужского и женского энергетического начала, то подобное сотрудничество осуществляется проще и гармоничней. По крайней мере это касается женщин-сталкеров и мужчин-сновидящих. Последнее обстоятельство связано с присущей женщинам повышенной энергетической активностью в нижней части кокона (возможно, это само по себе повышает предрасположенность к сталкингу) и повышенной энергетической активностью мужчин в области горлового центра (структура описания и организация произвольного внимания).

Как бы там ни было, Сила по-разному реагирует на мужчин и на женщин во внимании сновидения и во втором внимании. Особенности фиксации женского тела сновидения, предрасположенного к сталкингу, могут даже исполнять роль "транспортного средства" для внимательного, но малоподвижного сновидящего. Интенсивность женщины-сталкера в сновидении часто бывает не просто значительно выше, чем у сновидящих, она еще отражает весьма характерную способность сочетать скорость и режим трансформирующего поглощения .

Это означает, что трансформация энергетического тела у женщины происходит совершенно по иному типу, чем у мужчины. Женщины не только движутся в сновидении быстрее, чем мужчины, но и быстрее меняются энергетически, пока находятся там.

Резонансный процесс, который захватывает партнеров в совместном сновидении, делает трансформацию единой. Достижения и ошибки партнера оказывают на вас самое непосредственное воздействие (потому-то создание "магического отряда" и является столь трудным и даже рискованным делом, если в группу не входит ни один полноценно видящий). Но в данном случае женская энергия, как правило, помогает. Единственный недостаток женского типа фиксации второго внимания - повышенная склонность к наиболее плотным потокам энергетических эманаций. Если тело сновидения у мужчины еще недостаточно развито, не следует сломя голову кидаться в причудливые "миры" вашего темпераментного партнера. Впрочем, женская чувствительность и подвижность во втором внимании достаточно высока, чтобы вовремя позаботиться о безопасности мужчины. "Магическая пара" - отличный путь самотрансформации и способ совместного исследования измененных режимов восприятия.

3. "Магическая триада". Это самая неустойчивая структура, в которой часто возникает конфликт интересов, разнообразные напряжения - казалось бы, совершенно "посюсторонние", даже, можно сказать, бытовые, основанные на симпатиях или антипатиях партнеров. Наверное, надо быть исключительным мастером, чтобы удержать эту троицу в состоянии продуктивного сотрудничества.

Конечно, внешние причины разлада лишь отражают энергетическую дисгармонию подобного объединения. По тем или иным причинам, совместная практика часто оставляет ощущение неудовлетворенности, в результате чего кому-то из троих приписывают различные недостатки, ошибки и т. п.

Подспудно накапливающееся психологическое напряжение связано с тем, что кто-то из собравшейся троицы чувствует себя "жертвой" в процессе общих энергетических манипуляций. Поскольку все эти действия происходят вне описания, сама "жертва" не в состоянии рационально объяснить причину нарастающего недовольства. Так что кто-то бессознательно начинает искать повод для развала группы в области повседневной жизни. И этот повод находится удивительно быстро.

Если троица имеет в своем составе двух сталкеров и одного сновидящего, то обычно один сталкер пытается "выжить" второго. Сновидящий в этой ситуации последним понимает, что собственно происходит и почему все неладно.

Если же троица имеет конфигурацию "два сновидящих - один сталкер", то, вопреки энергетической и практической целесообразности, сновидящие пытаются избавиться от сталкера. Эта парадоксальная ситуация возникает по двум причинам. Во-первых, сновидящие реагируют медленно и в первом внимании воспринимают вещи поверхностно. Им кажется, что помехи в практике и общении создает именно сталкер, поскольку друг с другом они чувствуют себя спокойно - они могут методично и без спешки предаваться любимым видам практики: не-деланию, созерцанию, совместному сновидению, "прогулкам Силы". Они не способны заметить без помощи сталкера, что переживают, например, длительный застой, а также тот факт, что на самом деле они не испытывают особенной нужды друг в друге, поскольку энергетически многое дублируют как в первом внимании, так и в любых измененных режимах восприятия. В результате сталкер, пытающийся их расшевелить, оказывается тем самым человеком, от которого остальные хотят избавиться. Спустя несколько месяцев (а то и раньше) после ухода сталкера, оставшаяся пара сновидящих также незаметно отказывается от совместной практики, поскольку просто не видит в ней ни особой пользы, ни насущной необходимости.

4. Более устойчивой структурой является "магическая четверка", состоящая из двух естественных пар сталкеров и сновидящих. Но на этом уровне сложности общего энергетического кокона возникает насущная необходимость в едином координаторе.

В соответствии с "правилом" роль координатора исполняет Нагваль. Лично я не встречал ни одного Нагваля и предполагаю, что это достаточно редкий тип энергетической конституции у человека. Поэтому о нагвалях распространяться не стану.

Проблема "четверки" заключается в том, что, с одной стороны, сновидящие стремятся организовать собственную пару и энергетически изолировать себя от сталкеров, а сталкеры, напротив, чутко реагируют на всякую дисгармонию и потому стремятся организовать устойчивые практические союзы со сновидящими. С другой стороны, если подобные энергетические пары, вопреки подсознательному сопротивлению сновидящих, все же формируются, каждая из них желает обрести самостоятельность и отойти от другой. Понятно, что речь идет об особенностях энергообмена - то есть того, о чем не-видящие члены группы могут лишь догадываться. На уровне человеческих (микросоциальных) взаимоотношений все эти процессы выражаются вполне тривиально - в виде ссор, обид и т. д. Мы ведь говорим об обычных людях - начинающих сталкерах и сновидящих, которые, как бы они ни старались, все еще далеки от безупречности и далеко не всегда способны долго контролировать собственную глупость.

Теоретически именно Нагваль, будучи "двойным", а значит, энергетически мощным существом, должен удерживать отношения внутри группы на том уровне, где возможна эффективная работа. Именно он обязан определить, кто какую позицию занимает и каким образом может приносить максимальную пользу в общем прогрессе "отряда" как единого энергетического формирования.

В том случае, если члены группы - уже достаточно опытные, зрелые практики, способные помнить о безупречности даже в состояниях поистине мощных энергетических взаимовлияний, которые рано или поздно начинают происходить в процессе совместных занятий, удерживать группу в состоянии продуктивного равновесия может и опытный видящий . Для этого ему придется развить в себе способность регулярно видеть те полевые связи, что образуются внутри группы. Это весьма динамичный процесс, так что здесь нельзя полагаться на "видения" месячной давности и тем более нельзя опираться на слепые догадки. Общий "кокон" может собираться и распадаться, может сохранять какие-то наиболее устойчивые элементы, может иметь общий "защитный экран" (это хорошо), может не иметь его.

Видение, обусловленное конкретным намерением, дает четкий и значимый результат. Оно почти мгновенно отмечает все существенные деформации и тенденции к разрушению общих энергоструктур. Самое ценное "приобретение" общего энергетического кокона группы - возможность гораздо интенсивнее накапливать энергию. Этот объединяющий "отряд" канал поглощения формируется тем быстрее, чем чаще у партнеров появляется возможность смещать точку сборки в одну и ту же общую позицию.

5. "Магический отряд" (16+1). В новых условиях поддержание такой громоздкой структуры становится настоящим вызовом. Это действительно проблематично. Во-первых, здесь в качестве лидера нужен не просто видящий, а очень сильный видящий , способный справиться со стремительно нарастающей плотностью общего кокона "отряда" и навести в нем порядок иногда вопреки индивидуальным желаниям кого-либо из входящих в группу. Во-вторых, скорость движения группы во втором внимании настолько ощутимо возрастает, что в их число должны входить так называемые "курьеры".

"Курьер", очевидно, - редкий тип человеческих существ. Он отличается способностью легко смещать свою точку сборки в крайне удаленные перцептивные поля. При этом "курьер" должен уметь хорошо фиксироваться на том положении точки сборки, в котором пребывает его "подопечный" (или целая группа "подопечных"), чтобы впоследствии суметь своим намерением придать направление его (их) движению. Иначе его миссия теряет смысл. "Курьер" должен не просто "посмотреть", что там, впереди, но и суметь "направить" остальных в ту позицию, где сам побывал.

Это подразумевает сочетание чрезвычайной легкости и цепкости.

В "магических парах" "курьером" чаще всего оказывается сталкер. Но "пара" - энергетически весьма скромное образование. "Сталкер" обеспечивает "легкость", и его "цепкости" хватает, как правило, чтобы увлечь за собой одного человека. Такая тяжелая и часто не вполне однородная в функциональном плане структура, как целый "отряд", вряд ли ему по силам. Даже "курьер", действуя в одиночку, не всегда может добиться желаемого результата, поэтому для успешности продвижения в полях второго внимания "курьеров" у отряда должно быть несколько (по меньшей мере, двое).

В традиции дона Хуана все эти нелегкие задачи решал Нагваль. При этом, как вы помните, членов "отряда" подбирал старый Нагваль - опытный, а главное, видящий. В такой преемственности был большой практический смысл - молодой Нагваль не умел видеть и не в состоянии был подобрать нужных людей для исполнения "правила", старый Нагваль, в свою очередь, имел слишком мало времени, чтобы привести новый "отряд" к цели. Таким образом, работа по подбору и ведению группы разделялась на две части и в ней участвовали два поколения Нагвалей. Возможно ли возрождение этой традиции в таком виде сегодня? Пока об этом трудно говорить. Лично я рассматриваю в качестве работоспособных в нынешних условиях только "магические пары", возможно, в редких счастливых случаях - "четверки".

Но даже на этом уровне главной практической задачей групповой работы остается формирование единого энергетического кокона. Насколько мне известно, это единственный инструмент, который ощутимо влияет на скорость и качество коллективной практики.

Некоторые практики поначалу испытывают затруднения с определением типа собственной предрасположенности. Вообще-то такого быть не должно. Тип конституции открывается просто в результате регулярной дисциплины общего порядка (безупречность, сталкинг, сновидение) в течение первого же года. И все же я много раз слышал вопрос - как определить, отношусь я к сновидящим или к сталкерам?

Частично психологические качества сновидящих и сталкеров пересекаются с известным разделением людей на интровертов и экстравертов, но не всегда и далеко не во всем. Пожалуй, самый простой критерий здесь - это отношение к межличностному конфликту. Если человек, чья конституция предрасположена к сталкингу, стремится активно разрешить конфликт, то потенциальный сновидящий желает уйти от конфликта, устраниться тем или иным способом.

Многие психологические качества личности у сталкеров и сновидящих различны. Чтобы перечислить их целиком, пришлось бы написать несколько объемистых глав. Здесь я отмечу лишь самые важные с функциональной точки зрения.

Так, внимание и воображение играют в толтекской дисциплине очень важную роль. Потенциальный сновидящий изначально имеет ведущую личностную направленность в область абстрактного. Его внимание рефлексивно, оно легко может быть направлено на само себя и только неустранимое давление среды заставляет его фокусироваться на внешних объектах. В связи с этим сновидящему, например, проще дается не-делание. Ведь это - один из ярких примеров абстрактного обращения с произвольным вниманием. По той же причине у сновидящего страдают память и наблюдательность. Если в сновидении он ориентируется быстрее, способен больше запомнить, то в первом внимании сновидящие нередко бывают рассеянными существами.

Внимание сталкера, наоборот, естественным образом большую часть времени сосредоточено на внешних объектах и связях между "Я" и объектами. Внимание сталкера содержательно, ему требуется приложить специальное усилие, чтобы направить его на сам процесс. Сталкер при этом намного реактивнее сновидящего, больше погружен в социальные значения и оценки, а также в гораздо большей степени склонен к эмпатии (сопереживанию). Это также один из ведущих различающих факторов. Если сновидящий сначала пытается понять другого человека, специфику его психологии, мировоззрения, осознания, на основе умственных спекуляций прогнозировать его поведение и другие проявления личности, то сталкер сначала сопереживает собеседнику. Дальнейшие события развиваются также противоположным образом - сталкер вынужден приложить специальное усилие, чтобы содержательно понять психологию своего партнера, а сновидящий прикладывает усилие, чтобы вызвать в себе сопереживание ему.

Фигурально выражаясь, сновидящий строит умственные модели, и если он талантлив, то на этом уровне способен понять любой человеческий тип, но при этом мало что ощущает. Сталкер - живет, чувствует, и при этом не очень понимает. В ситуации общения сталкер выглядит привлекательнее, поскольку каждого из нас интересует не столько умственное понимание со стороны партнера, сколько его эмоциональное реагирование. Сновидящие же кажутся несколько отчужденными.

Поскольку сновидящие легче направляют внимание на идеальные, умственные объекты, им проще дается способность к моделирующему воображению . Поэтому "магические делания", визуализация, аутотренинг и самогипноз - область их естественного успеха. Одновременно они мало поддаются внушению извне. Сталкеры, как правило, более гипнабельны.

Эти различия находят свое отражение даже в коллективной работе по вхождению в сновидение или второе внимание. Сновидящий смещает точку сборки, индуцируя такой же сдвиг у сталкера, а сталкер, в свою очередь, будучи крайне заинтересован во внешней среде, первым фиксирует точку сборки в новом положении и заставляет фиксироваться сновидящего.

В процессе гармоничной практики сновидящие должны постепенно развивать в себе некоторые компенсирующие их недостатки качества сталкера, а сталкеры - качества сновидящего. Так что люди, правильно занимающиеся толтекской дисциплиной несколько лет, уже не представляют собой ярко выраженные типы - их "психологический портрет" как бы смазывается и приобретает промежуточные, неопределенные формы. В ряде ситуаций сновидящий начинает сознательно вести себя как сталкер, и наоборот. Сталкер учится все больше отвлекаться, дистанцироваться от социальных значений, ценностей и смыслов, сновидящий - наоборот, учится помнить о них, учитывать и использовать в ситуации сталкинга.

Если же толтекская дисциплина практикуется неверно, то каждый из психоэнергетических типов начинает потакать своим особенностям и доводить их до гипертрофии. Сталкеры превращаются в манипуляторов, полностью погруженных в социальные игры - все более сложные и бессмысленные, сновидящие - впадают в крайнюю степень нелюдимости, погружаются в себя и становятся мрачными отшельниками, не способными к нормальному социальному взаимодействию.

Все это необходимо учитывать и следить за изменениями личности, которые на данном пути неизбежны.

 

Методы формирования общего энергетического тела внутри группы

 

Качество и интенсивность энергетических связей между людьми в магической группе трансформируются в состоянии синхронно смещенной перцепции. Эволюционно режим первого внимания слишком тесно связан в человеческой психологии с индивидуальными эгоистическими механизмами, системой изоляции и блокировки излишних энергообменных процессов. Первое внимание, полностью подчиненное нашему эго, создает и сохраняет "образ себя", однако любой измененный режим восприятия, достигнутый группой людей синхронно и целенаправленно, начинает оформлять каркас их общего энергетического поля. Это общий механизм - благодаря ему возможны такие феномены, как совместное сновидение, групповые магические воздействия и влияния и даже коллективные галлюцинации. Все эти феномены связаны с изменением положения точки сборки и вызываются резонансными процессами.

Эти эффекты достигаются при помощи:

1. Совместной остановки внутреннего диалога.

2. Совместного не-делания или "делания".

3. Совместного сновидения.

4. Совместного намерения.

Все эти практики особенно успешны в случае пространственно-временной близости (при этом временной фактор - синхронность - имеет решающее значение), а также при наличии общей для всей группы точки приложения сил .

Общая точка приложения сил актуальна, когда речь идет о динамических практиках (в первую очередь, не-делания и делания, частично - в практике намерения, хотя здесь намного труднее добиться необходимого уровня контроля).

Например, совместное делание или неделание - отличная тренировка не только общих смещений точки сборки, но и коллективного намерения. Эти техники могут начинаться с простейших процедур, подобных тем, что описаны у Кастанеды - разглядывание теней в качестве объектов, изменение в восприятии расстояний и т. п. Главное в данном случае даже не успешное исполнение упражнения, а навык одновременной настройки на один и тот же желательный результат. Поскольку все эти техники происходят на фоне замедленного или приостановленного внутреннего диалога, энергетические связи формируются еще интенсивней.

Для тех же целей используются следующие приемы:

а) постановка общих психоэнергетических ("магических") целей;

б) общая ориентация на эманации планетарного пола (обращение к одним и тем же источникам энергии, "местам силы");

в) формирование устойчивых пар "сновидящий - сталкер" (в том случае, если группа больше двух человек);

г) общая процедура "подключения" к намерению (сама процедура вплоть до обретения видения подобна ритуалу и разрабатывается группой собственными силами - это индивидуальное "магическое творчество");

д) синхронизация техник, связанных с достижением внимания сновидения или второго внимания;

е) "общая маркировка" ("общие метки"). В первом внимании это действия, слова (или преднамеренное молчание), в сновидении - это "места" или "знаки".

Все это приходит очень постепенно, поскольку большинство толтекских действий лишь частично имеют какие-то соответствия в мире описания. Поэтому коллективная остановка внутреннего диалога - единственный фундамент, на котором может строиться любая дальнейшая тренировка.

В качестве примера можно привести такие виды совместного "делания":- концентрация внимания членов группы на точке, где должны соединяться внешние слои их энергетических тел, или - на точке (точках) определенной конструкции, "сделанной" ради достижения общих целей группы (если у практиков много энергии и хорошо развито намерение, такие "конструкции" могут продолжать свое существование даже после того, как упражнение перестали выполнять).

Пример совместного не-делания опытных магов из дон-хуановского отряда описан Кастанедой. Это создание "щели" или "ворот", служащих для проникновения отряда в мир второго внимания.

Возможно, "одинокая птица" или "магическая пара" не способны на грандиозные энергетические манипуляции, описанные в книгах Кастанеды, но в конце концов не в этих впечатляющих феноменах заключается цель предпринятой работы. Как бы далеки мы ни были от "третьего внимания" - этого последнего порога, который перешагивает толтек в доступном обычному восприятию мире, - мы знаем, что сущность этого достижения заключается в Интеграции. В нашем случае - интеграции энергетических возможностей первого и второго внимания.

Интеграция - единственный серьезный критерий Трансформации - требует исключительного мастерства и энергетического потенциала. Обычно разные перцептивные реальности, если уж они оказываются доступны медитатору, визионеру, экстрасенсу, совсем не желают пересекаться друг с другом, а тем более достигать такого высокого единства, чтобы эффекты одного типа перцепции могли поразить воображение наблюдателя, функционирующего в ином режиме. Недостаток энергии у мага и крайняя ригидность перцептивного аппарата наблюдателя - вот причины множества неудач в области экспериментальной психологии в тех редких случаях, когда она решается исследовать подобные явления. (Вспомните, скажем, известный и поучительный факт: когда Н. Кулагина демонстрировала компетентной научной комиссии свои способности к телекинезу, несколько молодыми ученых "увидели" ниточки, привязанные к рукам испытуемой, с помощью которых она якобы и проделывала эти "фокусы". Однако исследования проводились в лабораторных условиях и велась видеозапись экспериментов. Только запись позволила установить истину: никаких "ниточек" при самом тщательном просмотре обнаружить не удалось Молодые люди были сконфужены, но, видимо, так и не смогли понять причину своих синхронных и отчетливых галлюцинаций.)

Даже зафиксированные феномены (будь то наблюдение, фотография или видео съемка) оставляют общее впечатление неуверенности в реальности явления. Необыкновенная энергетическая плотность тела сновидения, ставшего для наблюдателя, находящегося в первом внимании, "дублем", может быть крайне убедительной и обладать совершенной перцептивной "четкостью", но даже в этом случае производит "странное" впечатление. Например, может необычным образом влиять на память воспринимателя. "Прерывность" памяти, частичная амнезия, "сноподобие" воспоминаний или неуверенность в происходящем уже потом, когда событие завершилось, - все это естественная реакция тоналя на вынужденное восприятие того, что не является объектом описания, а лишь преднамеренно кажется таким объектом.

Способность к психоэнергетической интеграции и есть та самая"магическая сила", которую так упорно искали и продолжают искать оккультисты. Начиная с непостижимой "маны" у меланезийцев и заканчивая нынешним (столь же непостижимым) "биополем".

Я могу говорить лишь об основным этапах интеграции первого и второго внимания у сновидящего. Сталкеры движутся иначе - те этапы, что сновидящие проходят долго и трудно, порой кажутся им легкими, и наоборот, довольно простые действия сновидящего могут у сталкера вызвать затруднения.

Особенно это касается специфики самого выхода тела сновидения. Сновидящие, как правило, не имеют большого опыта в незначительных смещениях перцепции. Их тело сновидения формируется "с нуля", перетягивая энергетические волокна из основного кокона вместе с постепенным развитием внимания. Сталкеры же в гораздо большей степени опираются на опыт тела и воли (поскольку много работают в положениях минимального изменения восприятия на фоне активности плотных эманаций физического организма), что позволяет формировать энергетические поля без участия произвольного внимания - по иному, мне до сих пор неясному Принципу.

Впрочем, общий подход к усилению восприятия и трансформации энергетического тела объединяет и сталкеров, и сновидящих.

Путь сновидящего заключается в развитии внимания сновидения, освоении тела сновидения в этом перцептивном режиме, что завершается переходом из внимания сновидения во второе внимание. Высокая интенсивность восприятия, осознания и энергообмена во втором внимании вызывает всплески интегрированного состояния в сновидении-наяву, результатом которого должно в конечном итоге стать "выделение дубля". Параллельные феномены спонтанного расширения свечения осознания во сне и наяву приводят ко все более частым и полноценным вспышкам видения. "Выделение дубля" делает потенциально возможным полное перетягивание энергетических волокон из стартовой позиции кокона в позицию смещенной точки сборки, что воспринимается как телепортация.

Сталкеровские отличия заключаются в своеобразии достижения ими второго внимания и оформлении тела сновидения. Они часто намного раньше, чем сновидящие, входят в сновидение-наяву, но при этом могут испытывать парадоксальные трудности с самим вниманием сновидения. Достижение "дубля" и видения, однако, происходит одинаково. Кроме того, если сталкеры и сновидящие не работают вместе, то обычно предпочитают посещать разные диапазоны энергетической Реальности, так что с содержательной точки зрения их сновидческий опыт может сильно различаться. (О таких феноменах сталкеровской практики в сновидении, как "поворот головы", который по сути является переструктурированием энергетического тела по отношению к точке сборки, о "движении по нитям мира" я говорить не буду. Этот опыт слишком фрагментарен, экзотичен и нуждается в специальных исследованиях.)

Так или иначе, у любого исследователя толтекской практики трансформация энергетического тела происходит за счет достижения и освоения большого количества позиций точки сборки. Этот процесс последовательного достижения и "собирания" миров сновидения и миров второго внимания я назвал трэмпингом .

Трэмпинг - это не хаотичное перемещение, состоящее из череды то смутных, то ярких и непродолжительных "озарений". Скорее это кропотливая работа, которая не терпит спешки и расслабленных, безвольных блужданий.

Говорить о начале настоящего трэмпинга можно лишь тогда, когда практик научился двигаться в новых полях восприятия последовательно и в состоянии полноценного осознания. По сути, исследование различных позиций точки сборки так или иначе сводится к построению "цепочки". Возможно, звенья этой "цепочки" и были названы в книгах Кастанеды "вратами сновидения".

Путь во втором внимании - это переход от вехи к вехе. И первая веха создается нами в тот момент, когда внимание сновидения "сдается" перед Реальностью и значительная часть тональных галлюцинаций исчезает. Часто это бывает "первый мир второго внимания". Как вы помните, он мало чем отличается от мира первого внимания, по сути дублируя его. Его удобно использовать в качестве "стартовой площадки". Здесь все знакомо, а значительная часть эманаций, его составляющих, - те же энергетические структуры, что доступны нам и в первом внимании.

Дальнейший путь зависит от индивидуальных пристрастий сновидца. Сталкеры часто отправляются в плотные миры непонятного мне типа, используя при этом "лазутчиков" и даже "мелких паразитов", о которых я писал. Сновидящий же склонен перемещаться из мира в мир, не прибегая к общению с неорганическими существами, используя остановку внутреннего диалога и работу с собственным вниманием.

Каждый раз мы находим определенное место, которое будет служить нам отправной точкой в следующем странствии. (Здесь я вновь говорю о пути именно сновидящего, так как сталкеры в качестве "вех" склонны использовать не места, а определенных существ.) Научившись входить во второе внимание, мы не можем позволить себе каждый раз начинать все сначала - на это просто нет времени. Конечно, мы всегда проходим через специально зафиксированные нами "вехи" - запомнившиеся или понравившиеся места (они часто оказываются для нас "местами силы"), но главным намерением должно быть желание всякий раз пройти немного дальше (и, конечно, отметить новую "веху"). Способность "пройти дальше" - надежный критерий нашего энергетического состояния. Как я уже писал, путь сновидящего неровен - он имеет свои подъемы и свои спады. Нет ничего страшного в том, что вы по неизвестным причинам не можете сделать следующий шаг в течение двух-трех месяцев. Такие остановки неизбежны и свидетельствуют лишь о том, что ваше тело сейчас накапливает энергию. Это время можно потратить с большой пользой - тщательно изучить ту позицию точки сборки, которой вы достигли на нынешний момент. Иногда подобные исследования открывают сновидящему новые источники энергии, так как в каждом мире второго внимания есть свои необычные, но порой весьма эффективные приемы поглощения Силы. Кроме того, за это время вы можете найти свою "оптимальную веху" - тот элемент описания в данном перцептивном поле, который лучше всего удержит ваше внимание и поможет переместить точку сборки дальше, когда ваше тело к этому будет готово.

Путешественнику по мирам словно бы помогает сама природа, реальность или Сила. Каждому миру второго внимания соответствует определенный уровень чувствительности энергетического тела. Можно сказать, что энергетическое тело поставляет нам "безмолвное знание" о самых важных, с точки зрения практики, вещах - где найти энергию, как ее накопить, как использовать, где найти "проход" дальше и т. п.

Сновидение-наяву демонстрирует вдохновляющие проявления накопленной во втором внимании энергии - но это чаще нравится сталкерам, так как является в большей степени магией конкретного.

Сновидящий чувствует себя во втором внимании по-настоящему комфортно, поскольку там он полностью реализует свои возможности энергообмена с внешним полем, для чего в первом внимании ему приходится прилагать значительные усилия. Искушение пренебречь сталкингом здесь очень велико, но совершенно недопустимо, поскольку риск "застрять" во втором внимании некоторой частью своего энергетического тела очень велик, а это - в той или иной форме гибель целостного существа. Безупречность и сталкинг по мере продвижения по измененным режимам восприятия должны соответственно усиливаться и совершенствоваться - это правило не знает исключений.

Также общим элементом Пути для сновидящего и сталкера является достижение нулевой фиксации точки сборки - того, что дон Хуан называл "потерей человеческой формы". Если энергетический каркас (неоднократно упоминавшиеся три "ремня"), удерживающий точку сборки, теряет силу резко, то "потеря формы" должна сопровождаться бурными реакциями тела - подобно тем судорогам, что описаны у Кастанеды. Но это правило распространяется в первую очередь на существ с сильно развитым и довольно жестким эго, особенно - на мужчин.

"Потеря человеческой формы" не дает ничего в смысле энергетической трансформации. Она только облегчает дальнейшую работу, не меняя энергетический статус человека в целом. Иными словами, "бесформенный воин" - это не маг, и наоборот: можно быть сильным магом и все еще не потерять "человеческую форму". Любой, кто практикует толтекскую дисциплину, рано или поздно проходит через период полного исчезновения человеческой фиксации. Это неизбежно, если вы намерены двигаться к "третьему вниманию".

Сам переход в третье внимание технически подобен "прыжку", поскольку осознание взрывообразно сливается с "дублем" и энергетическое тело становится единым - на новом уровне интенсивности и организации.

С психоэнергетической точки зрения метафора "прыжка в пропасть", которую мы находим в кастанедовской эпопее, ярко и полно отражает существенную сторону процесса. Если "огонь изнутри" действительно возникает в результате стремительного пересечения точкой сборки всех перцептивных полей, связанных с эманациями кокона, и мгновенного возвращения в начальную позицию при сохранении свечения осознания во всех пройденных областях, то ситуация прыжка (будь она аллегорической или абсолютно реальной) прекрасно подходит для такого особенного достижения.

Ситуация "прыжка" подталкивает энергетическое тело сначала отправить точку сборки как можно дальше, - таков внутренний импульс самого действия. С другой стороны, уже "прыгнув", тело должно инстинктивно вновь стремиться к максимальной собранности, так как его ждет "приземление", что и выражается в быстром возвращении точки сборки к положению самого полного и качественного восприятия. Результатом этого маневра может стать оформление новой целостности, интеграции всех позиций осознания в качественно изменившемся энергетическом теле.

Скорость и интенсивность нового тела должна настолько отличаться от всего доступного нашему восприятию в первом внимании, что успех этого действия для оставшихся будет означать полное и бесповоротное исчезновение толтека в "огне изнутри".

Придерживаясь трезвого взгляда на вещи, нельзя не заметить, что не всякое человеческое существо способно достичь этих "запредельных высот". Нагуализм - это ведь не религия, которая обещает Спасение всем, кто будет обращен в веру. Любая практика, а тем более настолько сложная и специфичная, имеет свои ограничения.

Так, среди занимающихся толтекской практикой встречаются люди, категорически не способные достичь в этой области высших реализаций. Как вы помните, дон Хуан называл их "треснутыми горшками". И проблема заключена вовсе не в том, что они - "добровольцы" в мире дон-хуановской магии, и не в том, есть ли у них дети. Как правило, речь идет об индивидуальной конституции тоналя, не позволяющей практику накопить необходимый объем энергии. С психоэнергетической точки зрения, это действительно напоминает "трещину" или "прореху".

Насколько мне известно, это специфическое нарушение равновесия кокона, которое возникло в раннем детстве (а может, даже в пренатальный период пребывания в утробе матери). Как правило, этот дефект неустраним и заключается в наличии психоэнергетического "комплекса", забирающего любой, даже малейший избыток энергии и направляющего его на бессмысленное излучение во внешнее поле.

Как это проявляется психологически? Как правило, подобные люди любое действие, любую методику, рекомендуемую дисциплиной, обращают себе во вред. Любое измененное состояние сознания становится поводом для деструктивных эмоций, которые обычно истолковываются как достижение и культивируются, хотя на самом деле должны быть устранены.

Промежуточные состояния, возникающие при всякой попытке войти в состояние безупречности, немедленно и обязательно становятся поводом для потакания себе. Отстранение от страха смерти провоцирует эксцентричное и рискованное поведение, в котором заключена неизменная бравада, смешанная с высокомерием в адрес "жалких людишек", путающихся всего опасного и стремящихся найти убежище. Работа с чувством собственной важности приводит к различным формам шутовства и юродствования, которые неизвестно почему именуются "сталкингом". При этом "треснутые горшки" совершенно не замечают, что их страстное самоуничижение есть не что иное, как превращенная форма выпячивания себя , привлечения к себе всяческого внимания. Таким образом, чувство собственной важности просто выворачивается наизнанку и продолжает выполнять свою функцию "пожирателя энергии".

Отстранение от жалости к себе может привести к самоизнурению, к различным формам бессмысленного аскетизма, реальное содержание которого заключается в тщательно скрываемом мазохистском комплексе. Этих людей прельщают, например, такие формы достижения сдвига точки сборки, как лишение себя сна, использование сомнительных токсинов, сексуальное воздержание, превращенное в манию, и многое другое.

Психоэнергетический "комплекс", от которого они не в состоянии избавиться, лишает этих людей возможности достичь безупречности и, соответственно, второго внимания. Их попытки могут быть обнадеживающими, но в конце концов ни к чему не приводят.

Точка сборки у "треснутых горшков" может "плыть", то и дело сползать со своей позиции (ибо люди этого склада, как ни странно, бывают довольно усердными). Время от времени они входят в осознанные сновидения, но не по центру "человеческой полосы", а по краю, в результате чего их восприятие искажено, переполнено иллюзиями, отражающими их собственные идеи и представления. В итоге осознанное сновидение, как и любая иная практика, становится для них не способом накопления энергии, а наоборот - способом ее беспорядочного излучения.

Эти неудачливые "толтеки" бессознательно ищут в сновидениях повод для новой мании, новой идеи-фикс, новых предрассудков и фантасмагорий. Из них выходят "контактеры" и псевдоэкстрасенсы, поскольку, встретившись в сновидении с яркой проекцией своего перегруженного бессознательного или реальным неорганическим существом, они начинают искренне верить в свою уникальность, в то, что им даровано некое откровение. Они обожают "голоса" и внимательно прислушиваются к тому, что эти голоса вещают. Они повсюду "видят знаки" и живут в непрерывном ожидании воображаемых чудес.

К несчастью, такие люди могут переусердствовать в своих занятиях и заболеть. Их "магический мир" слишком хрупок, каждый миг он готов перерасти в паранойю и даже в специфический психоз. Раскачивая режим своего восприятия, они не ищут новой стабильности, - скорее, наоборот, их больше устраивает таинственная неопределенность, калейдоскопичность образов, из которых всегда можно извлечь то, что более всего мило их сердцу. В результате кокон, вместо того чтобы вступить в широкий и полноценный энергообмен с новыми перцептивными полями, все более истощается.

Не надо забывать, что точка сборки смещается не только благодаря наличию избытка энергии эманаций кокона, но и в результате ее явного недостатка. Как правило, это сдвиг вниз и вправо - в область мрачную и тревожную, где обитают монстры, пригрезившиеся нам в ночных кошмарах.

Люди, имеющие неустранимый дефект энергетического тела, не могут достичь второго внимания. Они попадают в этот режим восприятия лишь на секунды и это не приносит практической пользы. Их тональ всегда переполнен фантазиями и не может быть упорядочен до необходимой степени. По качеству тоналя мы и можем определить, каковы шансы данного искателя в толтекской дисциплине.

Ибо все начинается с тоналя.

Тональ - явление структурное, манифестация порядка, созданного нами для удобства функционирования в данном мире восприятия. Мы вынуждены смириться с этими требованиями тоналя к себе и данному перцептивному полю. Любопытно, что тональ требует некоего порядка даже для выхода за пределы этого порядка - то есть в нагуаль.

Эту простую мысль мне хочется напомнить вам, завершая данную книгу. Все, что здесь написано, предназначается тоналю , хоть и названа она "Видение нагуаля". Здесь я исхожу из личного опыта и опыта людей, которых хорошо знаю. Порядок на "острове тональ" не только освобождает место, но и организует энергетический запас тела и психики таким образом, чтобы он был направлен на достижение областей, к самому тоналю не принадлежащих. Каким еще образом мы можем вычленить явно неинтерпретируемые поля? Для этого необходимо провести черту между явлениями, впечатлениями и процессами, подлежащими интерпретации (значит, в той или иной степени "тональными"), и тем неясным нечто, которое служит подлинной причиной, фундаментальным импульсом для всего, что мы с удовольствием раскладываем по полочкам.

Чтобы провести такую черту, мне пришлось поступиться желанием описать те феномены восприятия, которые окружает ореол ничем не проясняемой таинственности. Видение практически полностью состоит из таких ощущений и явлений. Чем чаще и глубже погружаешься в восприятие недифференцируемых энергий, Бытия-как-оно-есть-помимоЧеловека, тем труднее делиться опытом, тем сильнее искушение прибегнуть к метафорам, поэтическим аллюзиям и намекам.

Большинство мистиков так и поступает. Их философско-мистические "поэмы" могут вдохновлять, а порой даже способствовать сдвигу точки сборки - как, например, некоторые сцены, написанные Кастанедой в состоянии подлинного вдохновения. Недаром часто говорят, что его книги "пронизаны Силой". И это одно из его многих, совершенно бесспорных достоинств.

Однако эффект кастанедовского влияния не вечен. В конце концов наш тональ адаптируется даже к самым изысканным литературным приемам. И тогда (после третьего или десятого прочтения великой эпопеи Мастера) поневоле приходится начинать все сначала. И теперь уже без всякой внешней стимуляции. Самому находить способы смещать точку сборки, самому находить настроение, с помощью которого можно "прикоснуться" к намерению, снова искать в себе ресурсы, способные поддержать необходимую безупречность. На этом этапе часто выясняется, что тональ наш запутался и пребывает в смятении, что обычные впечатления, реакции, воспоминания пребывают практически в первозданном хаосе, побуждая нас к малоэффективным действиям. В результате толтек, не имеющий возле себя живого наставника, годами "топчется на месте", перебирая известные ему методики и полагаясь на счастливую случайность. В конце концов его спасает лишь искренность и глубинное понимание неизбежности движения по избранному Пути.

Но книги, способные помочь ему в ускорении процесса приведения в порядок "острова тональ", в этот период важны и могут иногда сэкономить несколько лет блуждания "на ощупь". Если говорить о нагуализме, то подобных книг все еще слишком мало. Мне за семь лет литературной работы удалось осветить лишь несколько моментов, и далеко не во всем я доволен результатами.

Напоследок хочу поделиться еще одним наблюдением, имеющим отношение к тому, насколько тональ любит порядок. Мы знаем, что порядок, создаваемый тоналем, - условный и не может иметь отношения к Реальности. В этом смысле тональ способен на поразительные и откровенные глупости. Единственное, в чем нуждается тональ для приближения расширенного осознания, - это в убежденности и правильно сформулированной цели.

"Убежденность" имеет абсолютно условную природу. Она питается временем (это интуитивно знают сталкеры и пользуются темпоральностью как источником энергии) и вниманием (последнее обстоятельство одинаково важно для любой практики). "Порядок" же, по сути, представляет собой структуру последовательных фиксаций (внимания или восприятия). Абстрактность самой структуры служит не столько препятствием, сколько подспорьем в этом деле.

Карлос Кастанеда, следуя странным указаниям дона Хуана, укладывал дрова в определенном порядке и создавал множество концентрических кругов, водя пальцем по пыльной земле. Юнг, чтобы вскрыть некоторые содержания своего бессознательного, выкладывал огромные мандалы из множества мелких камней, с той же целью рисовал картины и проч.

Тот же механизм лежит в основе многих магических или религиозных ритуалов. Они должны длиться определенный отрезок времени (иногда десятки дней), состоять из целого ряда трудноисполнимых элементов, которые надо производить только в заданном порядке. Любая, даже малейшая ошибка делает ритуал (обряд) недействительным. Здесь, как видите, соблюдены все условия - время, вынужденная концентрация внимания и "запредельная цель". Даже обыкновенное повторение мантры "магическое" количество раз может оказаться эффективным.

Парадокс состоит в том, что тональ не имеет ни малейшего понятия, каким именно образом добиться поставленной цели (выхода из тела, энергетического воздействия на объект, исцеления, изменения погоды и т. п.), но, убеждая себя в целесообразности выдуманного порядка, "настраивает" безмолвную часть своего существа на исполнение действий, не входящих в его "описание мира".

Таким образом, любое кропотливое и бессмысленное для тоналя занятие, требующее продолжительного времени, вы можете сделать "магическим ритуалом". Для этого надо лишь заставить умолкнуть скептическую часть своего разума, опирающегося на стереотипный опыт.

Толтеки, безусловно, использовали этот причудливый метод и в древности. Следы их грандиозных не-деланий до сих пор обнаруживают археологи и антропологи, а потом ломают голову над тем, к чему это понадобилось древним строителям. К числу таких не-деланий относятся некоторые древнейшие архитектурные памятники, некоторые загадочные барельефы и изваяния. Но большая часть этих артефактов давно исчезла с лица Земли. Ведь они, как правило, исполняли свою функцию в процессе сотворения и оказывались ненужными впоследствии. Так что большинство не-деланий создавалось из недолговечных материалов. Сохранились ли те самые круги, начерченные в пыли пальцем Карлоса Кастанеды? Вряд ли.

То, что я упомянул, известно нам как факты именно не-делания, то есть разрушения системы смыслов, создаваемых человеком в собственном мире. Но для того, чтобы осуществить любое подобное не-делание, направленное на абстрактное, нужно создать условный порядок и придерживаться его. Вот почему я утверждаю, что тональ нуждается в порядке даже тогда, когда намеревается выйти за собственные границы. Например, один мой знакомый в течение нескольких месяцев (!) каждый день рисовал маленькие разноцветные квадратики, вырезал их из бумаги и складывал невероятно сложную мозаику. Эта идея пришла ему во сне и связана была с тем, что он никак не мог увидеть в сновидении собственные руки. Казалось бы, что общего между осознанным сновидением и разноцветными квадратиками из бумаги? Тем не менее затея увенчалась успехом. Поставленная цель была достигнута через два дня после того, как мозаика была полностью закончена.

Я сам несколько раз придумывал себе не столь громоздкие, но, признаюсь, столь же странные занятия - как правило, в те моменты, когда переживал неясный застой в практике и беспорядок в голове.

Конечно, для того, чтобы преуспеть в подобных "развлечениях", надо быть немного "шизоидом". Надо, чтобы сам процесс приведения среды в порядок, который вы сами же выдумали, в какой-то мере вас "зачаровывал" и, разумеется, чтобы где-то в глубине души вы хоть немного "верили" в силу "магического" влияния порядка на Непостижимое. Это - архаическая черта нашей психики, она была намного ближе шаманам эпохи позднего палеолита, которые ради очередного "посещения мира духов" могли бесконечно чертить круги и спирали на сводах пещеры, а потом увлеченно раскрашивать охрой бессмысленные узоры.

Если хотите, эту книгу (по крайней мере определенную ее часть) также можно считать магическим не-деланием. Ибо она приводит в порядок то, что никакого порядка (в человеческом понимании) не имеет. С точки зрения видения все, написанное здесь, подобно мандалам древних шаманов. Без концентрации и "зачарованности" оно не имеет силы, но, проходя круг за кругом, следуя фиктивному и в то же время строгому порядку, мы в какой-то момент можем обнаружить, что незаметно и в то же время непрерывно приближаемся к цели.

Заключительная Реализация пройденного этапа приходит неожиданно - даже в том случае, если мы годами различными способами готовились к ней. Она неожиданна, потому что всегда происходит без участия нашего тоналя - того аппарата, что и выполняет функцию "ожидания". Тональ отступает в сторону в тот самый миг, когда принятый к исполнению условный порядок исчерпал себя.

Реализация может выразить себя в достижении конкретного мира второго внимания, даже в телепортации, нередко - в "остановке мира", потрясающей основы нашего рефлексивного мировоззрения и воображения, опирающегося на заготовленные шаблоны опыта, причудливо объединенные мыслительными спекуляциями.

В качестве переживания "остановка мира" всегда дает нам то, чего мы не могли предвидеть . Задаваясь впоследствии целью описать этот феномен, мы так или иначе скатываемся к несвязному бормотанию или череде тривиальностей. Вы легко в этом убедитесь, когда прочтете мое же описание "остановки мира" (особенно попытку передать воспринятое как "светящиеся хвосты"). Признаюсь честно, я пытался описывать этот опыт несколько раз. Но ни одна попытка не увенчалась успехом - если мне удалось передать хотя бы десятую часть реального ощущения, уже хорошо.

Проходя через установленные последовательности, применяя подходящий порядок и удобные для фиксации внимания термины (выражаясь фигурально, "точки описания"), тональ в какой-то момент "завершает цикл" и проникает в область, где язык не действителен. Так же, как шаман, рисующий сложные фигуры, отражающие, быть может, по его мнению, структуру космоса, попадает в немыслимый тайфун транса и призывает долгожданный дождь - совершенно не понимая, как он это делает.

"Остановка мира" находится вне описания. Точно так же вне описания находится третье внимание. Этим они схожи, так что, говоря о "третьем внимании", будет правильно оттолкнуться от "остановки мира".

При "остановке мира", которая тем и потрясает больше всего наше воображение, что происходит наяву, а не в сновидении, судя по описанному выше опыту (см. предыдущую главу), может иметь место выход тела сновидения.

Этот феномен - крайне важное явление как с точки зрения Трансформации, так и с точки зрения "конкретной" магии.

Энергетически это можно назвать "выделением дубля", но в данном случае нас особо интересует синхронность восприятия и энергообмена, происходящая по сути из двух позиций сразу. Впрочем, и это описание мало соответствует реальному положению дел. Имеет место некий феномен, который, возможно, является предпосылкой или преддверием "третьего внимания".

После многолетнего трэмпинга и развившегося навыка не только управлять самим "выходом тела сновидения", но и его фиксацией, а затем - уровнем плотности, толтек достигает способности сдвигать точку сборку точно и уверенно, не впадая в транс и не засыпая. Более того, он увлекает за точкой сборки столь мощный поток собственных эманаций, что может вызвать у наблюдателя перцептивный феномен "дубля". Поскольку сдвиг или движение точки сборки происходит с невероятной скоростью, какое-то время вся область, окружающая траекторию перемещения и охватывающая "стартовую зону" вместе с зоной, где начинает формироваться новая фиксация восприятия, "вспыхивает свечением осознания".

Описать этот феномен рациональным языком, судя по всему, невозможно. Субъективно он переживается как восприятие исключительной силы. Оно включает в себя и видение как впечатляющий, но все же частный способ воспринимать, и повседневное восприятие - как некий отголосок привычного образа мира, отчетливо проявившего всю свою искусственность и условность, и некоторые режимы перцепции, которые можно было бы назвать "совокупностью совмещенных позиций второго внимания".

Одновременно восприниматель переживает сокрушительное разрушение "схемы тела" - его одновременно растягивает и сплющивает неведомая сила. Он пребывает одновременно внутри тела и вне его, испытывая весьма убедительное и странное чувство, что еще несколько секунд - и он превратится во что-то другое, не имеющее отношения к человеческому миру. Возможно, это и есть предчувствие загадочного "огня изнутри" (во всяком случае, в это хотелось бы верить!), а может - это всего лишь экзотическая разновидность конвульсий разрывающегося на части энергетического кокона.

До самого конца мы не уверены в результате.

Одно лишь известно наверняка - это состояние, даже в том случае, если длится оно лишь пару секунд, можно поистине назвать "огненным", поскольку оно "сжигает" множество недопросмотренных и недораскрытых страхов, амбиций, обид и сожалений. И в первую очередь это ощущение "сжигает" страх смерти.

Та неистовая мощь осознания, которая не знает в этот миг ничего, отдельного от себя, жжет и охлаждает нас одновременно. Возможно, в эти секунды осознание просто наконец-то проникает в собственную природу и понимает, что оно - всего лишь поток безличной энергии, организованный так, чтобы смотреть на мир, считать себя отдельным от мира, трансформировать его и себя.

В конечном, экзистенциальном смысле индусы (как и все восточные мистики) правы - порыв Бытия строит бесконечную майю, иллюзию о себе и Мире. Но Бытие не может не быть - это, наверное, единственное ограничение Его свободы. "Что нам остается? Просто прожить свою жизнь..."

Мы лишь выбираем, как ее прожить - непрерывно расширять свое осознание до бесконечности или ограничиться скудным пространством однообразных рефлексий и скучных, поверхностных впечатлений.

Третье внимание может оказаться дорогой в Бесконечность и Свободу, а может стать последней феерической вспышкой распадающегося тела и разлетающихся по мирам осколков осознания, попытавшегося достичь Невозможного.

Многие из поклонников Кастанеды "выбрали верить" в "окончательное путешествие" дона Хуана, превратившегося в сияющий шар и вырвавшегося из клетки на свободу.

Но нам не дано этого знать наверняка (если знаешь, зачем тогда нужна безупречность и "путь воина"?).

Нам дано всего лишь попробовать.

 


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека