Обещание Силы

2010

Собрание сочинений Карлоса Кастанеды и учение дона Хуана внесло поистине магический вклад в растущее духовное осознание человечества. Сегодня наконец подготовлено блестящее и всеобъемлющее справочное пособие, организующее и сводящее воедино ошеломительные прозрения, заключенные в девяти книгах Карлоса Кастанеды. "Обещание Силы" - превосходный справочник для каждого, кто соприкоснулся с силой толтекского диалога воинов. Книга, содержащая более 5000 терминов и около 10000 отдельных справочных статей, является неоценимым информативным и интуитивным руководством; это волшебная нить, которая укажет вам путь во всех работах Карлоса Кастанеды. Томасу (таков безупречный псевдоним автора этой книги) удалось кристаллизовать сущность произведений Кастанеды в новой и более умопостижимой форме. Облегчая доступ к толтекским диалогам воинов, "Обещание Силы" вновь подчеркивает привлекательность нагвализма для всех пытливых сердец и умов.




 

ЧАСТЬ 2

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПУТИ ВОИНА

 

ВОИН И ОБЕЩАНИЕ
ОБЕЩАНИЕ СИЛЫ
КЛЯТВА ОТДЫХАЮЩЕГО ВОИНА
СТО МЫСЛЕЙ О ЖИЗНИ ВОИНА
ТАЙНА СВЕТЯЩИХСЯ СУЩЕСТВ
ПРОБЛЕМА УМА
ПРОБЛЕМА СЕРДЦА
ПРОБЛЕМА ДУХА
ТАЙНА ВИДЯЩЕГО СОН И ВИДИМОГО ВО СНЕ
ПУТЬ ВОИНОВ К ЗНАНИЮ И СИЛЕ
ПУТЕШЕСТВИЕ ВОИНОВ С СИЛОЙ
КОЛЬЦО СИЛЫ ВОИНОВ
ПРЕОБРАЖЕНИЕ ВОИНОВ
ОБЕЩАНИЕ, КОТОРОЕ ВСЕГДА ИСПОЛНЯЕТСЯ
(назад в оглавление)

 

 

 

 ВОИН И ОБЕЩАНИЕ

 

 

В итоге прожитой жизни я осознал свое внутреннее родство с понятием "воин" в той интерпретации, которую оно получило в толтекской традиции. В этом слове, на мой взгляд, воплощается дух людей, вверивших себя намерению, актуализации и осуществлению обещания силы.

 

 ОБЕЩАНИЕ СИЛЫ

Наступит день, когда все человеческие существа возвратятся
к абстрактному в состоянии полного осознания.

 

Это простое утверждение является обещанием силы, договором, заключенным между нами как светящимися существами и непознаваемым абстрактным. Это обещание является безмолвным отражением неизменной сущности вселенной. Оно не есть воображаемым или теоретическим соглашением, но является подтверждаемым объектом видения. Обещание силы - это непостижимый абсолют, всегда находящий осуществление во вневременном и безусловном мире силы.

Толтекские воины живут ради исполнения обещания силы; они наглядно продемонстрировали возможность чудесного возвращения к абстрактному. Но толтеки также показали нам, что достижение полного осознания скрывается под покровом противоречия; что обретение безмолвного знания находится в нашей власти, но вне контроля нашего сознания.

На их примере мы видим, что для воссоединения с силой нам необходимо пережить неразрешимое противоречие. Мы обязаны взять на себя ответственность за этот многообещающий образ жизни, и в то же время отдаться неописуемым силам, управляющим вселенной.

Ни один человек не способен до конца постичь это противоречие. Оно основывается на непостижимых планах силы и на том, как они проявляют себя в нашем мире твердых тел. В силу толтекского взгляда на вещи нам известно лишь то, что мы обязаны принять это противоречие в надежде когда-нибудь протиснуться между его полюсами, чтобы обрести себя.

Ибо фактически равновесие нашей личной творческой победы кроется в противоречивых аспектах нашего бытия. Свобода ждет нас в равновесии истинной пары независимо от условностей, характеризующих нашу жизнь; при этом каждый из нас пребывает уравновешенным для того, чтобы исполнилось обещание, которое сила всегда исполняет.

Это необъяснимое положение вещей является преамбулой к магическому событию в жизни воина. В результате некоего процесса, не зависящего от разума и воли, некоторые мужчины и женщины поддаются на уловку (или приглашение) духа и стремятся к исполнению обещания, которое дала им сила. Эти люди поступают так не по своей воле и не могут по своей прихоти вернуться к силе. Они - рекруты третьего внимания, завербованные таинственными предзнаменованиями намерения.

Эти мужчины и женщины являются истинными воинами в толтекском понимании этого слова, то есть неумышленно действующими индивидами, которые однажды проснутся и обнаружат, что целиком вверили себя намерению, актуализации и реализации обещания силы в настоящий момент. Эти воины не избирали свой путь сознательно; путь воина сам открылся перед ними благодаря непостижимому стечению обстоятельств, уникальному в каждом отдельном случае.

Люди, практикующие учение дона Хуана, называют воином всякого, кто находится в непосредственном контакте с духом. Эта явная связь с намерением основывается на том, что воины изменили исходную посылку своего восприятия: если раньше они отталкивались от физической твердости и рациональности, то теперь их взгляд на вещи основывается на неизменном абстрактном.

Это простое смещение акцента является ключом от магической двери, ведущей к силе; новым взглядом, способствующим осознанию энергетического абсолюта и активному общению возможностей, скрытых в нас самих. Этот свежий взгляд на вселенную является маяком нагвализма, минимальным шансом, который предоставляется человечеству для осознания грандиозных сетей обещания силы.

Нет сомнения, что в сумятице современного мира большинство людей не в силах разглядеть таинственное царство намерения и обещание, которое сила всегда выполняет. Вследствие предрассудков первого внимания они целиком сосредоточиваются на единственном привычном выражении абстрактного, которое становится неспособным признать, а тем более реализовать их невообразимый потенциал. Они пребывают в неведении, и восприятие их ограничено рамками того мира, который они сами создали, - мира твердых тел и взаимодействующих обстоятельств.

Всеуничтожающее самопоглощение человека заставляет его растрачивать свою природную энергию до такой степени, что он уже не обращает внимания на указания силы, не отражающиеся в зеркале его саморефлексии. Обещание самых магических возможностей маячит перед ним каждый день, но он настолько погружен в собственную саморефлексию, что просто не замечает его.

Совсем не так поступают толтекские воины. Мы вверяем себя реализации обещания силы, собирая воедино свои энергетические ресурсы и объявляя войну той части своего существа, которая лишает нас силы. Мы бережем собственные силы и собираем все свое мужество для того, чтобы выбраться из туннелей саморефлексии на простор таинственного мира неизвестного и непознаваемого.

Тем самым мы настолько расширяем поле своего видения, что включаем в него вещи, находящиеся за пределами наших обусловленных предположений и ожиданий. Мы учимся избавляться от вещей, делающих нас пленниками этого мира твердых тел, и вместо этого открываемся магии обещания силы.

Эта рукопись готовилась в печать с явным намерением склонить читателей к битве воина, дарующей силу, поскольку жизнь воина является главной осью многостворчатых дверей, ведущих к обещанию силы.

На оставшихся страницах данного раздела помещен ряд моих собственных размышлений о жизни воина. Эти мысли почерпнуты из моего личного опыта и опыта людей, показавших мне тоналъ и нагвалъ.

 

 КЛЯТВА ОТДЫХАЮЩЕГО ВОИНА

 

Сновидения побудили меня сосредоточить свое внимание в этой книге на двух специфических проблемах. Одной их них является обещание силы, другой - жизнь воина.

Обещание силы - это обещание, которое сила всегда выполняет, это обещание возвращения к абстрактному в состоянии полного осознания.

Жизнь воина - это главная ось силы, на которой изначально держится дверь к неизменному. Это универсальный и многообещающий путь, являющий нашему взору чудо наших неограниченных возможностей.

Путь к знанию объединяет в себе жизнь воина и обещание силы в ходе поиска того, что толтеки зовут безупречностью.

Безупречностью называется наиболее эффективное использование нашей энергии. Следовательно, безупречным можно считать человека, научившегося направлять и сохранять свои энергетические ресурсы наиболее стратегическим из возможных способом.

Сновидение подсказало мне отождествить толтекское понятие безупречности с термином отдых. Поэтому слова безупречность и отдых употребляются в этой книге как синонимы; то есть безупречный воин - это отдыхающий воин.

Несколько лет назад мои учителя помогли мне открыть для себя Клятву отдыхающего воина. Если повторять эти простые стихи как можно чаще, они станут служить весомым напоминанием о том, как соотносится отдых (или безупречность воина) с реализацией обещания силы.

 

КЛЯТВА ОТДЫХАЮЩЕГО ВОИНА

 

Обещание силы
всегда исполняется.

 

Сила дает обещание
отдыхающему воину.

 

Все вещи являются
отдыхающему воину.

 

******

 

Я отдыхающий воин.
Я безупречный воин.

 

Я отдыхающий воин.
Я воин, получивший возможность.

 

Я отдыхающий воин.
Я воин, приверженный действию.

 

Я отдыхающий воин.
Я научился себя защищать.

 

Я отдыхающий воин.
Я научился себя питать.

 

Я отдыхающий воин.
Я научился себя любить.

 

***

Я отдыхающий воин.
Я дышу глубоко.

 

Я отдыхающий воин.
Я вижу ясно.

 

Я отдыхающий воин.
Я выбираю верно.

 

***

Я отдыхающий воин.
Я научился сохранять свою энергию.

 

Я отдыхающий воин.
Я научился входить в контакт со своей силой.

 

Я отдыхающий воин.
Я научился направлять свою жизнь своей интуицией и намерением.

 

***

Я отдыхающий воин.
Я совмещаю в себе трезвость и отрешенность.

 

Я отдыхающий воин.
Я разбил зеркало своей саморефлексии.

 

Я отдыхающий воин.
Я изменил свою внешность.

 

***

Я отдыхающий воин.
Я приготовился к сновидению.

 

Я отдыхающий воин.
Я с радостью и с охотой следую по своему пути с сердцем.

 

Я отдыхающий воин.
Я нашел покой в своей творческой победе, победе без славы и без наград.

 

***

Я отдыхающий воин.
Я научился кроткому искусству предоставления свободы.

 

Я отдыхающий воин.
Я узнал, что ничто не заменит отдых.

 

Я отдыхающий воин.
Я узнал, что отдых - ключ к неограниченным возможностям.

 

*****

Все вещи являются
отдыхающему воину
.

 

И все вещи обратятся в ничто
для ждущего воина.

 

Обещание силы
всегда исполняется.

 

 

 СТО МЫСЛЕЙ О ЖИЗНИ ВОИНА

 

Нижеследующие заметки - это размышления о том, как воин воспринимает мир. Некоторые из них - итоги моего личного опыта; другие были подсказаны моими учителями.

 

АНАЛИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ: В поисках ответа на свои вопросы воины не полагаются на аналитическое мышление, ибо знают, сколь незначительны мы в сравнении с силами, не поддающимися нашему анализу.

БДИТЕЛЬНОСТЬ: Воинская бдительность основана на знании о том, что каждый из воинов одновременно является и "хищником", и "добычей". Выслеживая самих себя и вызовы своего мира, воины должны все время помнить о том, что существуют силы, способные наголову разбить их в мгновение ока, если они хоть на миг утратят бдительность.

БЕЗУПРЕЧНОСТЬ: Воины знают, что безупречность - это все, поскольку без нее невозможно обратное путешествие.

БЕСПРИСТРАСТНОСТЬ: Воин должен научиться развивать в себе беспристрастность, которая превращает нас из реагирующих объектов мира обстоятельств в проактивные существа мира силы.

БИОГРАФИЯ: Биография воина - это хроника перемещений силы; и больше ему нечего сказать.

БИТВА: Битва воина - это не борьба с некими личностями или обстоятельствами. Это война с собственным "я", отнимающим силу у каждого из нас.

БЛАГОДАРНОСТЬ: Благодарность воинов не является их личной реакцией на какие-либо благодеяния. Воины благодарны лишь за возможность сделать безупречную ставку на силу.

БЛАГОСКЛОННОСТЬ: Благосклонность воинов проистекает непосредственно из силы и только из силы. В противном случае их благосклонные жесты были бы всего лишь актами бессмысленного самоиндульгирования.

БОГАТСТВО: Богатство воинов не измеряется обыкновенным имуществом - оно состоит из необыкновенной энергии, которую воины накопили для себя.

ВДОХНОВЕНИЕ: Вдохновение - это голос нагваля, шепчущий воину на ухо. Вдохновение раскрывает воинам планы силы.

ВИДЕНИЕ: Видение воинов проясняется лишь в том случае, если воин учится не смотреть.

ВМЕШАТЕЛЬСТВО: Воины ни во что не вмешиваются, хотя сила соблазняет их сделать это. Воины ждут своего знака и отвечают на проявления духа. Когда же воины действуют - это не является вмешательством в понимании обычных людей. Воины не претендуют на знание о наилучшем: они остаются смиренными перед лицом непостижимой силы.

ВНИМАНИЕ: Внимание определяет границы повседневного мира. Воины учитывают этот факт даже в том случае, если занимаются расширением себя внутри этих границ.

ВОЗМОЖНОСТИ: Воины переопределяют сферу человеческих возможностей. Они знают - и не сомневаются в том, что человек не имеет пределов.

ВОИНСКАЯ СИЛА: Личная сила воина проистекает непосредственно из его безупречной связи с намерением, а не из якобы благоприятствующих ему обстоятельств первого внимания.

ВОСПРИЯТИЕ: Прежде всего, воины - это воспринимающие существа.

ВОСХИЩЕНИЕ: Жизнь воинов наполнена восхищением. Со священным трепетом взирают они на свои собственные колеблющиеся возможности.

ВЫБОР: Выбор воинов прост. Воины выбирают безупречность и свободу.

ВЫДЕРЖКА: Воинская выдержка проистекает из смирения перед лицом силы и ясного восприятия необходимости постоянного сталкинга самих себя.

ВЫЗОВ: Величайший вызов воинов - это безупречная ставка на силу.

ГОРДОСТЬ: Воины текучи и свободны. Воины отбросили свою фальшивую гордость и вместе с ней весь прочий хлам, который тянул их вниз.

ДЕЙСТВИЯ: Действия воинов ясны и решительны, ибо, едва лишь совершив действие, они должны быть готовы действовать снова.

ДЕЛА: Воины знают, что никаких важных дел не существует: есть только бесконечная серия случайностей, позволяющих им практиковаться в безупречности.

ДИСЦИПЛИНА: Дисциплина воинов текуча и свободна; она столь же непредсказуема, как непредсказуема тематика силы. Воины знают, что ни жесткость человеческого "я", ни все его придуманные распорядки не заменят им безупречности.

ДОБРОТА: Добрые дела воинов свободны от эмоций и анализа. Совершая добрые дела, воины выказывают свое уважение к непостижимым планам абстрактного.

ДУХ: Воины ждут толчка духа; когда же он случится, воины применяют все свои наилучшие способности, чтобы безупречно ответить ему.

ЖЕСТОКОСТЬ: Жестокость воинов незаметна для окружающих, ибо вся она сосредоточена на борьбе за сокращение собственной важности.

ЖИЗНЬ: Жизнь воинов - день во времени, в соответствии с планом силы.

ЗАЩИТА: Воинам не нужна защита, ибо вокруг светящегося существа нет ничего такого, что следовало бы защищать.

ЗНАКИ: Сила проявляет себя на каждом шагу, с одинаковой настойчивостью открываясь каждому человеку. Но только воины настроены на волну наставлений намерения.

ЗНАНИЕ: Знание приходит к воинам безмолвно, помимо сознательных манипуляций. Оно омывает их, как волна, а затем откатывается прочь.

ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ: Люди не имеют иного выбора, кроме собственной инвентаризации; воины не имеют иного выбора, кроме отказа от этой инвентаризации.

ИСТИНА: Истина воинов универсальна и постоянна. Воины видят ее повсюду и во всем.

ИСТОРИИ: В историях воинов - речь не о людях, местах и событиях. Истории воинов - это абстрактные сказки о силе.

КОЛЬЦА СИЛЫ: Есть два кольца силы, сосуществующих в вечности. Воины вновь открывают самих себя, наводя мосты через пропасть между ними.

КОМФОРТ: Комфорт для воинов - знать, что только безупречность имеет значение.

КОНТРОЛЬ: Воины никогда не позволяют собственной безупречности породить в них чувство "полного контроля над ситуацией". Даже добившись некоторых успехов в выслеживании самого себя, воин не забывает, что сила выслеживает его самыми невообразимыми и непредсказуемыми способами.

ЛЕГКОСТЬ: Легкость воинов - прямой результат их текучей природы. Воины не обременены тяжестью саморефлексии.

ЛЮБОВЬ: Для воинов любовь - это мост между противоположностями; она не может служить оправданием для самоиндульгирующего поведения.

МАГИЯ: Магия воинов - это блеск незапятнанного зеркала. Воины изгнали из своей души все сомнения и открылись, чтобы в них отразилось великолепие силы.

МАСТЕРСТВО: Воины не задумываются о собственном мастерстве и достижениях. Такие мысли - мелкое индульгирование, унижающее безупречную жизнь.

МЕЛКИЕ ТИРАНЫ: Воины благодарны всем своим мелким тиранам - проводникам, которые указывают воинам, как найти покой в самом сердце хаоса.

МУЖЕСТВО: Мужество воина должно быть сосредоточено на борьбе за дифференцированное восприятие вещей. Воины - сталкиваются с пугающей задачей: сменить уютный мир твердых тел на жуткую пустоту абстрактной тайны, не поддающейся никаким рассчетам.

НАВЯЗЧИВЫЕ ИДЕИ: У воинов не бывает навязчивых идей. Воины изучили благородное искусство предоставления свободы и позволяют всему незначительному проходить мимо.

НАМЕРЕНИЕ: Всю свою жизнь воины очищают связующее звено с намерением и готовятся возвратиться в абстрактное.

НЕОЖИДАННОСТЬ: Воины всегда готовы к неожиданностям, поскольку знают, что планы духа превосходят нашу прозорливость.

НЕПОЧТИТЕЛЬНОСТЬ: Непочтительность воинов проистекает из способности к ясному видению мира. Воины не поклоняются вещам, которые высасывают из них энергию.

ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ: Объективная реальность воинов основана на их таинственном путешествии с силой. Воины превращают в реальность все вокруг, поскольку видят, что все вокруг - одно и то же.

ОБЪЯСНЕНИЕ; Объяснения воинов - как пыль на ветру. Воины знают, что, произнеся их вслух, нельзя никого ничему научить. Можно лишь задохнуться в несоответствии собственных слов и понять, что сущность наших знаний находится за пределами объяснений.

ОЖИДАНИЯ: Чего бы воин ни ожидал, сила никогда не откроет ему своих планов преждевременно.

ОСОЗНАНИЕ: Осознание воина расширяется постоянно, не благодаря его сознательному выбору, а потому, что таков план силы.

ОТКРЫТОСТЬ: Открытость - состояние души воина; она является первой предпосылкой для расширения сознания.

ПАМЯТЬ: Память воина - это вспоминание мага, оживление действительных событий с помощью манипулирования точкой сборки.

ПЕРВОЕ ВНИМАНИЕ: Воины знают, что деспоты первого внимания подобны напуганным детям, которых поставили во главе королевства; эти деспоты только и знают, что индульгаровать в своем ограниченном взгляде на мир. Воины учатся усыновлять таких детей и вежливо удалять их с трона осознания.

ПЕРЕМЕНЫ: Воины не боятся перемен; они понимают, что всякая перемена - всего лишь результат абстрактного движения, происходящего вокруг нас.

ПОБЕДА: Победа воина незаметна в мире твердых тел, ибо она не приносит с собой ни славы, ни награды.

ПОНИМАНИЕ: Понимание воина - его собственный трофей, добытый в тяжелой борьбе на очень личном поле боя.

ПОСТИЖЕНИЕ: Воины встречают постижение без слез и эмоций. Это тихое событие, воссоединяющее их с абстрактным.

ПОСТУПКИ: Поступки воина не похожи на хорошо продуманные действия обычных людей: в этих поступках отражается сияние духа.

ПРИВЫЧКИ: Воины не имеют привычек, поскольку знают, что безупречных привычек не существует.

ПРИСПОСАБЛИВАЕМОСТЬ: Воины легко приспосабливаются к любой ситуации, поскольку все их занятия заключаются в том, чтобы следовать течению силы.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ: Воины не предполагают ничего, кроме того, что дух действительно входит в их жизнь каждый день.

ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ: Действия воинов абсолютно предсказуемы и совершенно непредсказуемы в одно и то же время.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ: Представления воинов не имеют изъяна - не потому, что их разум столь силен, а потому, что воины безупречно плывут вместе с силой.

ПРЕИМУЩЕСТВА: Единственное преимущество, которым обладают воины, - это осознание.

ПРОАКТИВНОСТЬ: Воины живут в согласии с духом. Они поднялись над миром обстоятельств и реакций и стали проактивными существами в мире силы.

ПУТЕШЕСТВИЕ: Путешествие воина- это окончательное путешествие с силой; это намерение, актуализация и реализация четырех стержней силы.

ПУТЬ ВОИНА: Путь воина невозможно выбрать по собственной воле. Однажды мы пробуждаемся и видим, что сила направила нас по этому пути.

РАДОСТЬ: Радость - высшее достижение воинов. Это выражение их необусловленной способности воссоединиться с ошеломляющей красотой таинственной вселенной.

РЕАЛЬНОСТЬ: Воины знают, что реальность - это всего лишь наша интерпретация.

РЕШЕНИЯ: Воины принимают только одно решение: сделать безупречную ставку на силу.

САМОЕ ВАЖНОЕ: Самое важное для воинов - это то, что они имеют. Воины борются за глубокое дыхание, ясное зрение и правильный выбор.

САМООГРАНИЧЕНИЕ: Самоограничение - это голос трезвости, который звучит в ушах воина и повелевает ему, чтобы каждый его следующий день был еще безупречнее, чем предыдущий.

СВОБОДА: Свобода - это Дар Орла, окончательное осуществление творческой победы воина.

СВЯЗЬ: Воины должны научиться выполнять критический сдвиг своей связи с этим миром. Связь с первым вниманием должна уступить место динамической связи с намерением.

СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ: В насыщенной жизни воина нет места сентиментальности.

СОВЕСТЬ: Совесть воина чиста, потому что у воина уже нет жалости к самому себе.

СОЖАЛЕНИЯ: Воины не жалеют ни о чем, поскольку знают, что единственный путь к принятию многообещающих решений - это отказаться от всяких сожалений.

СМИРЕНИЕ: Смирение - обычное состояние бытия воинов, отражающее правильность их отношений с абстрактным.

СНИСХОДИТЕЛЬНОСТЬ: Снисходительность воинов -- это побочный эффект их безупречного видения мира. Воины осознают, что ни один из человеческих поступков не имеет значения.

СПОСОБНОСТИ: Истинные способности воинов не измеряются иллюзорным умением контролировать происходящее: они измеряются прочностью связи с намерением.

СТРАТЕГИЯ: Стратегия воинов проста: они должны научиться жить безупречно.

ТАЛАНТ: Какими бы талантами ни обладали воины, все это - лишь путевой указатель, который дарит им сила. Таланты не могут служить оправданием для самоиндульгирования.

ТЕКУЧЕСТЬ: Воины остаются текучими в мире твердых тел, поскольку не прикрепляются к механике предметов и обстоятельств. Не цепляясь ни за что на свете, они получают возможность плыть с намерением сквозь магические ситуации своей жизни.

ТЕМАТИКА: Воины учатся заменять тематику собственного "я" неизмеримо более глубокой тематикой силы.

ТЕРПЕНИЕ: Терпение для воинов - более чем просто добродетель. Это ключ к способу воина встречать наступающее время.

ТОНАЛЬ ВОИНА: Тональ воина текуч и свободен, он приветствует существование нагваля.

ТРЕЗВОСТЬ: Трезвость поддерживает воинов на дороге силы; в трезвости вся суть их смиренной внутренней силы.

УВАЖЕНИЕ: Воины уважают все, поскольку им было дано увидеть, что все пропитано вселенской тайной.

УЛОВКИ: Приходит время, и воины понимают, что попались на уловку духа. Они благодарны духу за этот грандиозный обман и с радостью принимают его как свою великую магическую удачу.

УМОПОСТИЖИМОСТЬ: Воины вполне умопостижимы, но их жизнь не скована цепями рассудка. Воины свободны, поскольку понимают силу и ограниченность рационального мышления.

УЧТИВОСТЬ: Воинская учтивость проистекает из уважения к духу и его способу отражаться в лицах всех людей.

ХВАТКА: Крепкая хватка воинов есть не что иное, как их интуитивная связь с намерением; она позволяет воинам неукоснительно придерживаться тактики предоставления свободы.

ЦЕЛЬ: У воинов только одна цель: исполнение обещания силы!

ЦЕНТР ВНИМАНИЯ: В центре внимания воинов всегда остается тайна, лежащая по ту сторону нашего зрения.

ЧУВСТВО ВРЕМЕНИ: Воины безупречно выбирают момент для своих действий, поскольку плывут в потоке проявлений духа.

ЧУДО: Отдыхающий воин представляет собой живое чудо. Он расширил свое внимание сверх положенных ему пределов.

ЭНЕРГИЯ: Каждый воин в ответе за свою энергию; воины должны искать ее и сохранять ее для себя.

ЮМОР: Чувство юмора поддерживает воинов в их воинской жизни. Если мы не способны смеяться над собой, мы обречены увязнуть в трясине собственной саморефлексии.

ЯСНОСТЬ: Воины не заботятся о ясности первого внимания. Они заинтересованы в ясности, превышающей пределы воображения, - в безмолвном и кристальном знании, текущем к ним непосредственно от силы.

 

 ТАЙНА СВЕТЯЩИХСЯ СУЩЕСТВ

 

 ПРОБЛЕМА УМА

 

 

"Искусство осознания - это проблема ума; маги приходят в изумление,
когда осознают поразительную тайну и сферу осознания и восприятия".

("Сила безмолвия")

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию. И тем не менее перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы размышляем над загадкой ума, над тайной нашего собственного осознания и восприятия.

В начале своего пути к знанию воины сталкиваются с великой тайной, с тайной осознания себя как светящихся существ. Это потрясающе огромная тайна; это безмолвная тайна, недоступная самому языку, - тайна, не поддающаяся разумному и рациональному осмыслению, тайна, которую могут разглядеть лишь те, кто умеет видеть.

В результате своих битв воины приходят к пониманию того, что ключом к загадке ума является ясное и в то же время иррациональное постижение того, что известный нам мир реален, но "реален" лишь в той степени, которую первое внимание определяет как "реальность". Мы, воины, знаем, что являемся воспринимающими существами, способными воспринимать множество миров, в то время как мир людей - только один из них. Мы видим, что этот мир является иллюзией, но не потому, что он нереален, а потому, что реальность далеко не исчерпывается тем, что может осознать первое внимание.

Проблема ума - это тайна того, как осознание собирается внутри светящегося пузыря нашего восприятия. Воины знают, что сущность человека очень проста; мы являемся всего-навсего точкой сборки, установленной в определенном положении. Наши предки произвольно избрали местонахождение нашей точки сборки, и проблема ума вращается вокруг знания о том, каким образом оставить эту точку неподвижной или сместить ее намерением самого воина.

Фиксация и перемещение точки сборки являются самыми магическими из человеческих способностей; они составляют сущность сталкинга и сновидения и представляют собой самую суть таких дисциплин, как путь воина и магия. Мы, воины, стремимся восстановить утраченный контроль за этими специальными энергетическими способностями, потому что, как только точка сборки сместится со своего обычного положения и зафиксируется в другом положении, тут же возникнут новые настройки и откроются совершенно новые миры восприятия - целые миры, являющиеся столь же реальными, как и мир людей.

Положение точки сборки является самым основным вопросом для воинов, размышляющих над проблемой ума, потому что тот, кто овладеет искусством изменения этого положения, станет властелином своего собственного осознания.

 

 ПРОБЛЕМА СЕРДЦА

 

"Искусство сталкинга - это проблема сердца; маги заходят в
тупик, начиная осознавать две вещи. Первая заключается в
том, что мир предстает перед нами нерушимо объективным и
реальным в силу особенностей нашего осознания и восприятия,
и вторая - если задействовать иные особенности восприятия,
то представления о мире, которые казались таким объективными
и реальными, изменяются".
("Сила безмолвия")

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому восприятию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию. И все же перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы размышляем над загадкой сердца, над тайной неизменного описания мира и того способа, каким это описание можно изменить.

Не вызывает сомнения, что воины обладают особым взглядом на будничную "реальность". Мы воспринимаем ее как изменяемое условие восприятия, основанием для которого служит неизменный энергетический абсолют. Воины видят, что условие настройки порождается сущностью вселенной; это условие обычно принимают за бесспорную реальность, в то время как оно является только следствием общественных договоренностей и привычного положения точки сборки.

И хотя первое внимание воспринимает эту знакомую реальность как нечто "неизменное", воины, конечно же, знают, что это далеко не так. Ведь неизменную реальность можно определить только посредством того, что на самом деле является неизменным во вселенной, а не того, что первое внимание по своей глупости считает неизменной реальностью.

Воины начинают постигать истинную природу реального только тогда, когда получают подтверждение своих интуитивных прозрений в личном опыте. В конце концов нам удается на какое-то мгновение узреть неизменное и увидеть, что сила существует и сила движется. Мы также видим, что человек является естественным продолжением силы и обладает способностью изменять свое восприятие посредством смещения точки сборки.

Понимание воинами неизменной реальности выходит далеко за рамки первого внимания. Оно основано на видении и включает в себя все возможности изменения восприятия, которые мы способны собрать как светящиеся существа. Мы знаем, что являемся осознанием и что нечто, находящееся вне нас, влияет па наши ощущения. С точки зрения воинов, существование и движение этих непостижимых сил является сущностью того, что называется "неизменной реальностью".

Все остальные атрибуты человеческого восприятия следует характеризовать как "изменяемую реальность". Целый мир, переживаемый большинством людей, является всего-навсего изменчивым условием восприятия, основанного на определенном положении точки сборки. И хотя эта изменяемая реальность кажется в наивысшей степени реальной, на самом деле она представляет собой лишь незначительное отражение неизменной реальности, являющейся основополагающим фундаментом энергетической вселенной.

В сущности, этим и отличается понимание воинами реальности от общепринятого взгляда. С точки зрения обычного человека, вселенная ограничивается только одной привычной неизменяемой реальностью. Точки сборки чуть ли не всего человечества зафиксированы в одном привычном положении, производящем общепринятый мир твердых тел. Род человеческий всецело и непреклонно привязан к этому единственному положению точки сборки и просто не допускает существования чего-либо помимо него.

Воины, однако, знают, что неизменная реальность обычного человека является всего лишь одной из множества изменяемых реальностей, которые способны собрать воины-маги. Мы ясно сознаем, что окружающий нас в данный момент мир является не более чем продуктом положения точки сборки и, каким бы реальным ни казался этот мир, его нельзя приравнивать к неизменной реальности, определяющей сущность энергетической вселенной.

Мы, воины, никогда не забываем об этой противоречивости понятия "реальность" и постоянно помним, что объективный и фактический мир людей не является тем, чем кажется. Мы понимаем, чем эта изменяемая реальность является на самом деле, а именно: сложной картиной мира, которой были обучены все люди с самого момента их рождения.

Воины не отрицают, что эта полная, хотя и изменяемая картина мира вполне отвечает своему назначению, делая для нас возможным существование на этой планете. Проблема возникает только в том случае, если мы забываем, что эта привычная картина мира является всего лишь жалким образчиком неограниченных возможностей, открывающихся перед всеми светящимися существами.

Воины никогда не поклоняются ни одной изменяемой реальности, поскольку они знают, что загонять всю вселенную в мир своей собственной точки сборки - это самая грубая ошибка. Вместо того чтобы заточать себя в мнимо-твердые рамки, мы пытаемся войти в контакт с неизменными силами вселенной, накапливая свою личную силу.

Благодаря этому мы получаем возможность осознать, что "восприятие" и "реальность" являются изменяемыми, динамичными условиями, меняющимися в зависимости от положения точки сборки. Вследствие нашей безупречности мы прозреваем свою связь с неизменным и отваживаемся перемещаться из одной изменяемой реальности в другую таким способом, о каком обычный человек даже не догадывается.

Мы, воины, решаем проблему сердца, обучаясь сталкингу. В самую первую очередь мы знаем, что являемся воспринимающими существами, и поэтому мы понимаем природу того, что мы воспринимаем. Мы знаем, что не являемся предметами в обусловленном мире твердых тел, хотя ощущения первого внимания заставляют нас так думать. Наша картина мира облегчает нам существование на этой планете, но она далеко не охватывает всю таинственную вселенную. Мы, воины, должны всегда помнить о природе этого описания мира.

Вместо того чтобы ограничиваться пределами одной-единственной изменяемой реальности, мы предпочитаем сосредоточивать свое внимание на непостижимой целостности нас самих и на способе, каким в ней отражается сущность неизменного. Затем мы актуализируем это сосредоточение, пытаясь реализовать осознание нашей целостности посредством сохранения своих скрытых энергетических ресурсов. И как только мы вновь обретаем эту драгоценную энергию, мы отваживаемся изменять наиболее неподатливые аспекты нашего саморефлексивного описания мира.

 

 ПРОБЛЕМА ДУХА

 

"Овладение намерением - это проблема духа или парадокс абстрактного - мысли
и действия магов выходят за пределы нашего человеческого осознания".
("Сипа безмолвия")

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию, И тем не менее перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы размышляем над загадкой духа - над тайной, позволяющей нам выходить за свои собственные пределы, преобразуя команды Орла в свои собственные команды.

 

Целью воинов является возвращение к абстрактному л очищение своего связующего звена с намерением. Восстановление этой неизменной связи с силой является поиском неуловимого, поскольку он протекает за пределами всякого разумного и сознательного постижения.

И все же мы, воины, выслеживаем обещание силы с яростным и несгибаемым упорством, ведя войну со своим чувством собственного "я" за энергетические ресурсы, от которых зависит реализация свободы. Мы актуализируем свою ставку на силу, выслеживая самих себя во время битвы за безупречность, трезвость и смирение, длящейся всю жизнь. Мы сражаемся, ни на что не надеясь и ни о чем не тревожась, и терпеливо ждем, когда воля магическим образом претворится в намерение.

Проблема духа - это тайна того, каким образом команда воина становится командой Орла; каким образом безличная сила настройки превращается в персонализованную силу, поступающую в распоряжение воина. Исследуя эту тайну, мы целиком признаем тот факт, что ее невозможно будет объяснить никогда; просто мы знаем, что не существует способа для описания намерения. Самое большее, на что мы можем рассчитывать, это непосредственное постижение намерения своим собственным энергетическим существом.

Таким образом, мы, воины, ждем, размышляя над загадкой духа, и в процессе этого размышления учимся отдыхать и прислушиваться к шепоту нагваля. Тень птицы свободы скользнула по нашему плечу, и, к огромному нашему счастью, перед нами открылась возможность сделать ставку на обещание силы.

 

 ТАЙНА ВИДЯЩЕГО СОН И ВИДИМОГО ВО СНЕ

 

- Что это была за задача, дон Хуан?
- Я говорил тебе, что Хенаро пришел показать тебе нечто,
тайну светящихся существ как видящих сны. Ты хотел узнать о
дубле. Он начинается в снах. Но затем ты спросил: "Что такое
дубль?" Я сказал, что дубль - это ты сам. Человек видит во сне
дубль. Это должно быть простым, разве что нет ничего
простого относительно нас. Может быть, обычные сны для
тебя очень просты, но это не значит, что сам ты прост. Когда
ты научишься видеть во сне дубль, ты прибудешь на этот
колдовской перекресток, и настанет момент, когда ты
осознаешь, что дубль видит во сне самого себя.
("Сказки о силе")

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию. И тем не менее перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы размышляем над тайной видящего сон и видимого во сне - над тайной тела сновидений и третьей точки восприятия.

Мы, воины, боремся за сохранение нашей личной силы, в течение всей жизни совершая безупречные поступки. И пока мы отдыхаем, мы даем себе возможность обеспечить смещение точки сборки. Эта реализация нашей непостижимой энергетической активности в конце концов приводит нас к реальности тела сновидения.

В результате упражнений в сновидении воины открывают тайну видящего сон и видимого во сне, достигая третьей точки - осознания "здесь и здесь". Третья точка - это свобода восприятия воина, это оперативное осознание функционирования истинной пары.

Это единственное положение точки сборки, способное забросить воинов в чудесное и дающее им возможность одновременно находиться в месте разума и в месте безмолвного знания. Благодаря этому магическому, трехмерному взгляду, мы переживаем непостижимую грань нашей целостности; безмолвное знание того, что дубль снится нашему эго, в то время как наше эго снится дублю.

Тайна третьей точки - это тайна неописуемого тоналя и неописуемого нагваля. Переживая эту тайну, мы видим, что оба члена истинной пары отражают непостижимый внешний порядок и пребывают за пределами всякого объяснения и сознательного понимания.

Мы, воины, вынуждены признать, что тайна мира включает в себя все, а наша неизменная реальность выходит далеко за рамки мира твердых тел и области рационального постижения. Мы знаем, что сонность нашего тела бодрствования является не менее таинственной и необъяснимой, чем сущность нашего тела сновидения, и что видящий сон и видимый во сне сосуществуют в энергетическом контексте, находящемся далеко за пределами привычного описания мира.

 

 ПУТЬ ВОИНОВ К ЗНАНИЮ И СИЛЕ

 

 ПУТЕШЕСТВИЕ ВОИНОВ С СИЛОЙ

 

У одного моего друга есть небольшой автомобиль с фургоном и маленькая собачонка, прелестнее которой я вряд ли когда-нибудь встречал. Перед этой лохматой очаровашкой невозможно устоять; она обладает удивительной способностью: увидев ее, просто нельзя не растрогаться. Она почти еще щенок и излучает всю ту энергию и восторг, которые так привлекают нас в собаках. Песика зовут Стив. Приветствуя вас, он пышет невероятной любовью и волнением, виляет хвостиком и тявкает от истинной радости, одаривая вас своими щенячьими поцелуями и непосредственной щенячьей любовью.

Хозяин очень любит своего черного дружка и время от времени берет с собой на прогулку в маленький городок, расположенный поблизости от его дома. Однажды мне довелось участвовать в одной из таких поездок. Стив был очень рад предстоящему путешествию в фургоне и, ни минуты не колеблясь, запрыгнул ко мне на сиденье.

Но как только мы съехали с подъездной дороги, щенка стала охватывать растущая тревога. Он бегал взад и вперед по фургону, прижимаясь носом ко всем окнам по очереди и тревожно скуля. Не успели мы проехать и полквартала, как Стив заметил в окно ирландского сеттера, которого вывел на прогулку хозяин. Вид незнакомой собаки вызвал у Стива чуть ли не истерику. Он припал к стеклу машины и изо всей силы залаял.

Мы уже проехали мимо, а Стив, словно одержимый, все еще не мог оторвать взгляд от большого пса и, прижавшись к заднему стеклу, выл до тех пор, пока мы не свернули за угол и не потеряли сеттера из вида. И тогда наш маленький приятель, запыхавшийся и крайне возбужденный, запрыгнул со всего разгону опять ко мне на руки.

Стив продолжал то и дело тявкать, увлеченно разглядывая виды за окном. Не прошло и минуты, как он заметил двух мальчишек со скейтбордами, и сумасшедшее представление началось опять. Пока мы доехали до места, бедная собачонка вконец измоталась после десяти или двенадцати случайных встреч с собаками, пешеходами и велосипедистами, попадавшимися нам на пути.

Когда мы припарковали машину возле рынка, крошка Стиви наконец-то угомонился. Пока мы ходили по магазинам, он вел себя прилично и. радостно приветствовал прохожих - мужчин, женщин и детей, восторженно помахивая пушистым хвостиком. Но как только мы выехали, с рыночной стоянки, я приготовился ко второму отделению истерического концерта.

Мой друг ехал домой той же дорогой, но, к огромному моему удивлению, Стив оставался совершенно спокойным и собранным. Он больше не носился как угорелый по салону, надрывая себе глотку лаем, а наоборот, настороженно сидел у меня на коленях и спокойно наблюдал за покупателями и ребятишками на велосипедах. На этот раз он почему-то довольствовался тем, что позволял миру проплывать мимо, и только его мохнатые ушки слабо вздрагивали, когда мы проезжали рядом с теми же объектами, которые приводили его в бешенство всего полчаса назад. Я был изумлен тем, что крошка Стиви смирно просидел всю дорогу, спокойно разглядывая окружающий мир через стекло автомобиля и не проронив при этом ни звука.

Позднее я завел разговор со своим другом о повадках его собаки. Он сказал, что это была обычная поездка и что Стиву становится особенно не по себе, если он не знает, куда его везут. Любая отлучка из дому погружает его в маниакальное состояние, в то время как возвращение домой всегда протекает безболезненно. Наш маленький приятель, видимо, понимал, что его везут обратно, и это понимание в какой-то степени его успокаивало.

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути знания. Но перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты.

И пока мы боремся, мы признаем, что являемся пленниками силы; признаем, что сила заберет нас с собой в путешествие, независимо от согласия нашего рассудка, наших эмоций и сознания.

 

Единственное, что имеет значение во время нашего путешествия с силой, - это безупречность, это способность сохранить себя и наполниться силой в контексте наших личных жизненных обстоятельств. И пока мы путешествуем по пути знания, Орел велит нам провести инвентаризацию и засвидетельствовать детали того мира, который мы собрали. У человека нет выбора относительно этой команды, так что ставка воинов на безупречность начинается с того, какой характер принимает проведение их инвентаризации. В истории о путешествии маленькой собачонки в город схвачена сущность выбора воинов в этом наиважнейшем вопросе.

По дороге в город песик моего друга был, если воспользоваться выражением дона Хуана, полнейшим простофилей! Он довел себя до изнеможения, постоянно откликаясь на детали ландшафта, неумолимо проплывавшего мимо. Он целиком сосредоточился на этих мимолетных впечатлениях и совершенно не заботился о сущности своего путешествия и духе силы, которая его вела. Вместо того чтобы спокойно осознавать сущность поездки, осознание собачонки было поглощено навязчивой привязанностью к деталям, окружавшим механические условия ее путешествия.

И наоборот, на нуги домой щенок оставался безупречным! Он сохранял свою энергию и решил спокойно наблюдать за проплывающим мимо пейзажем с соответствующей трезвостью и отрешенностью. Во время возвращения назад внимание щенка сосредоточилось в первую очередь на сущности его поездки, а не на деталях сменяющих друг друга видов.

Путь воина во многом похож на путешествия собачонки моего друга. Подобно крошке Стиви, мы путешествуем с силами, которых не понимаем, по дороге силы, лишь время от времени обнаруживающей себя перед нами. И на этом пути мы проходим мимо ландшафта инвентарного списка нашего первого внимания, - списка, который Орел велит составить каждому из нас. Этот инвентарный список манит нас и требует нашей энергии, но, как прекрасно видно на примере малыша Стиви, воины вольны выбирать, отвечать на эти требования или нет. Как мы поступим: прижмемся ли, образно говоря, носами к окнам своей жизни и будем изнурять себя привязанностями нашего первого внимания или же станем наблюдать за проплывающим мимо пейзажем с трезвостью воина? Будем ли мы отчаянно цепляться за предметы своего инвентарного списка или же обретем полноту возможностей, отказавшись от этого списка в тот самый момент, когда он будет завершен? Перестанем ли доверять непостижимым замыслам духа и дадим себя отвлечь или же смиренно примем все неожиданности, подстерегающие нас во время нашего неисчерпаемого путешествия с силой?

Выбор воинов прост. Мы всегда выбираем безупречный путь к свободе.

 

 КОЛЬЦО СИЛЫ ВОИНОВ

 

Он сделал паузу. Тишина вокруг нас была пугающей.
Мягко свистел ветер, а затем я услышал далекий лай собаки.
- Прислушайтесь к этому лаю, - сказал дон Хуан.
- Именно так моя любимая земля помогает мне привести вас к этой последней точке.
Этот лай - самая печальная вещь, которую может услышать человек.

С минуту мы молчали. Лай одинокой собаки был настолько печален, а тишина вокруг
настолько интенсивной, что я ощутил щемящую боль.
Она заставила меня думать о моей собственной жизни, куда идти и что делать.

- Лай этой собаки - это ночной голос человека, - сказал дон Хуан.
- Он слышится из дома в той долине внизу. Человек кричит через свою собаку,
поскольку они являются компаньонами по рабству на всю жизнь, выкрикивая
свою печаль и свою запутанность. Он молит свою смерть прийти
и освободить его от тусклых и унылых цепей его жизни.

Слова дона Хуана затронули во мне самую беспокойную струну.
Я почувствовал, что он говорит, обращаясь прямо ко мне.

- Этот лай и то одиночество, которое он создает, говорят о
чувствах всех людей, - продолжал он. - Людей, для которых
вся жизнь была как один воскресный вечер. Вечер, который
не был абсолютно жалким, но довольно душным, унылым и
неуютным. Они потели, суетились. Они не знали, куда пойти и
что делать. Этот вечер оставил им воспоминания только о
мелочном раздражении и скуке. А затем все внезапно
кончилось, уже наступила ночь.
("Сказки о силе)

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию. И тем не менее перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы признаем тот факт, что сила каким-то невообразимым способом всегда находится внутри нас, вокруг нас и на кончиках наших пальцев.

С самого момента рождения осознание каким-то невообразимым способом начинает сосредоточиваться на самом себе. И по мере своего отвердения оно устанавливает свои собственные границы, кристаллизуясь в форме магического кольца, которое толтеки называют первым кольцом силы. Сила находится внутри этого кольца и за его пределами, и несмотря на то, что границы нашего здравого смысла и нашего мира твердых тел описываются привычными кривыми линиями, какая-то часть нашего существа всегда стремится к осознанию невообразимого, пребывающего за этими пределами.

Жизнь обычного человека определяется рамками первого внимания - внимания первого кольца силы. Тематика и обусловленность первого внимания являются тематикой и обусловленностью известного. Они устанавливают границы нашего зрения и заставляют нас растрачивать свою энергию на детали целостного мира, который мы собрали. В пределах мира первого кольца силы мы остаемся в безопасности и в здравом уме; здесь нам никто не бросает вызов, здесь мы бессмертны.

Но безопасности теплой и уютной темницы совсем недостаточно для того, чтобы обрести полную свободу. Воины не могут удовлетвориться иллюзией бессмертия и даже социально приемлемым описанием психического здоровья. Делая дерзкую ставку на силу, мы бросаем вызов самим себе для того, чтобы выйти за рамки мира, который сами же и собрали, поскольку узкие границы первого кольца силы просто не в состоянии нас удержать.

Мы, воины, прозреваем и переживаем мир с иной точки зрения. В первую очередь мы знаем, что существует второе кольцо силы - второе внимание, которое выманивает нас из-за обыденного описания мира. Мы ощущаем его присутствие повсюду и уже не довольствуемся тем, чтобы вздыхать о нем, сидя за решетками тюрьмы, которую сами же выстроили.

Мы стремимся реализовать в своей жизни второе кольцо силы, вступая на путь воина и ведя битву за безупречность. Мы принимаем на себя ответственность за то, чтобы расширять себя и приобретать новые возможности до своей собственной воле и претендовать на магическое второе внимание как наше кольцо силы воина.

Мы интуитивно знаем, что обещание силы ждет нас, и стремимся расширить себя, чтобы дотянуться до него. Для того чтобы совершить этот неописуемый подвиг, нам необходимо вывести свое первое внимание за его узкие пределы, чтобы оно могло уравновеситься вниманием нагваля.

Мы находим в себе мужество идти этим непостижимым путем, потому что мы, воины, сознаем, что нет никакой необходимости оставаться пленником того скучного и бесплодного мира, который мы сами же и создали. Вместо этого мы смело бросаемся в объятия неизменимой тайны, потому что после того, как все уже сказано и сделано, нет перспективы страшнее, чем душераздирающий собачий лай вдалеке и тосска скучного воскресного вечера, которые однажды могут застигнуть нас врасплох.

 

 ПРЕОБРАЖЕНИЕ ВОИНОВ

 

Полное собрание сочинений Карлоса Кастанеды является
эпической сказкой о силе. Его книги повествуют о битвах
воина, охватывающих временной отрезок длиною более
тридцати лет. Однако эти произведения представляют собой
нечто большее, чем обыкновенный сборник диковинных сказок о
магах - обитателях пустыни; они являются одной цельной и
взаимосвязанной историей о путешествии воина с силой;
историей превращения студента в ученика, ученика - в воина,
воина - в мага, а мага - в видящего
.

Всякому желающему не составит труда прочесть
захватывающий диалог воинов; этот прекрасно написанный
рассказ доступен для всех. Но одно лишь чтение книг не
поможет вам постичь самую суть превращения воинов.
Это глубоко личный процесс, напрямую связанный с нашей
индивидуальной безупречностью и намерением.

И несмотря на то, что кастанедовская сказка о превращении
не терпит поверхностного подражания, она все же очаровывает
и завораживает нас; причина заключается в том, что она прикасается
к мерцанию истины внутри нас. Ибо на некоем давно забытом уровне воин,
находящийся внутри нас, знает о том, что потенциал
каждого смертного неограничен и что каждый из нас
обладает потрясающей способностью выходить
за пределы самого себя в магическом акте безупречного преображения.

 

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути знания. Но и перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить ее секреты. И пока мы боремся, мы отваживаемся на преображение самих себя, перекидывая мост через противоречия нашего расширяющегося осознания.

 

Мы, идущие по пути силы, знаем о том, что однажды нам нужно будет построить невообразимый мост, - мост, который соединит первое и второе кольца силы и возвратит нас к неизменной безграничности абстрактного. Проект нашего магического моста неуловим и невидим; мы не можем прочесть или изучить его с помощью своего разума. Вместо этого мы должны поверить, что подойдем к нему вплотную в результате процесса, протекающего вне контроля нашего сознания. Ибо проект силы воинов скрывается в необъятном непознаваемом и намного превосходит обусловленные возможности разума, языка и умышленных действий.

И несмотря на его непостижимый характер, мы все-таки ждем малейшего шанса, который позволил бы этому магическому проекту материализоваться в нашей жизни. И пока мы ждем, мы практикуем искусство отдыха. Наше безупречное поведение дает нам смелость и питает нас. Наше очищающее дыхание проясняет наше зрение и позволяет нам сделать правильный выбор. Сохранение нашей драгоценной энергии способствует тому, что мы начинаем управлять своей жизнью посредством своей интуиции и намерения. Наш фасад воинов перестраивается после того, как мы разбиваем зеркало собственной саморефлексии.

И пока мы отдыхаем, начинается наше преображение воинов. Мы перестраиваемся и находим покой в творческой победе, за которую не ждут награды. Мы освобождаемся посредством отрешения от тематики первого внимания в пользу неисчерпаемой тематики силы. Мы, преображенные воины, с радостью идем своим личным путем, в безупречном акте предоставления свободы освобождаясь от тех мелочей, к которым были когда-то привязаны.

В результате нашего магического преображения мы становимся не реактивными объектами в мире обстоятельств, а проактивными существами в мире силы. Нас уже не истощают требования первого внимания, и мы приобретаем новые возможности в результате постоянно укрепляющейся связи с намерением. Мы перестаем быть жертвами и воссоединяемся с нашей личной силой и нашими скрытыми ресурсами. Мы перестаем быть пленниками тоналя и отваживаемся сновидетъ и разрушать преграду нашего собственного восприятия.

И если мы однажды проснемся и обнаружим, что магический проект силы явился нам, то превратимся в магических воинов-архитекторов, способных завершить строительство невозможного моста через вечность. Этот мост, который мы строим с помощью силы, выведет паше внимание за его границы и бросит в объятия непостижимой победы, в которой все противоречия устраняются. Тогда все вещи явятся к нам, но вследствие нашего смирения и нашей отрешенности они покажутся нам ничем.

И тогда, в назначенный час, мы с готовностью встанем, чтобы смело перейти через магический мост, который построили сами. В этот миг мы задержимся на самом краешке вечности, готовые зажечь огонь изнутри, который покончите нашим пребыванием на Земле. Мы исчезнем мгновенно и, как истинные воины, не оставим после себя почти никаких следов. Одни лишь деревья будут говорить о нас и о безупречности нашего духа воинов.

 

 ОБЕЩАНИЕ, КОТОРОЕ ВСЕГДА ИСПОЛНЯЕТСЯ

 

"С другой стороны, ваша неуязвимость и ваша личная сила таковы,
что вы способны выполнить ваши задачи. Тогда вы достигнете
обещания силы. Это обещание, которое личная сила
дает людям как светящимся существам. У каждого воина
своя судьба, поэтому невозможно сказать,
чем именно будет это обещание для каждого из вас".
("Сказки о силе")

 

Сила существует и сила движется, и тайна силы недоступна никакому пониманию. Вот и все, что воины точно знают на пути к знанию. И тем не менее перед лицом этой непостижимой тайны мы боремся за восстановление нашей связи с силой, чтобы наполниться ею и обнажить все ее секреты. И пока мы боремся, мы приходим к пониманию одной последней вещи - нониманшо того, что обещание силы - это обещание, которое всегда исполняется.

 

Все мужчины и женщины мира едины в одном: каждый из них является светящимся существом с безграничным потенциалом, существующим в невообразимо таинственной вселенной. Проявления этой неизменной реальности способны ошеломить, по для большинства людей они проходят незамеченными. И наоборот, для воинов эти проявления являются самым главным; всю свою жизнь мы стараемся доказать, что они являются знанием.

Но вне зависимости от того, являемся мы воинами или нет, наша неизменная реальность остается все той же, и каждый из нас является светящимся существом, пузырем восприятия, тесно связанным с бесконечным морем силы. И не может возникать никаких сомнений в том, что наша связь с абстрактным приносите собой магическое обещание. Это обещание самой силы - универсальное обещание, произнесенное четырьмя стержнями силы. Это обещание, которое всегда исполняется; обещание, индивидуальное исполнение которого зависит от намерения, безупречности и различных тонкостей неисчерпаемого плана силы; обещание, которое приводит нас от пути воина и магии к радостному равновесию нашей последней творческой победы.

 

***

Обещание силы всегда исполняется.
Тень птицы свободы скользит
по ни о чем не подозревающему плечу,
И воин ставит на силу.

Сила дает обещание отдыхающему воину.
Все вещи являются отдыхающему воину,
И все вещи обратятся в ничто для ждущего воина.
Обещание силы всегда исполняется.

 

***

 

 


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека