По ту сторону сновидения

2011

Эта книга является продолжением моих предыдущих работ, где я в течение пятнадцати лет развивал основные теоретические положения и практические методы нагуализма Нового Цикла.

В данной книге речь пойдет о новой версии нагуализма – о философско-практическом учении, направленном на самосовершенствование человеческой психики, расширение поля нашего восприятия, управление вниманием и усиление осознания. Конечная цель психоэнергетической практики нагуализма – это полная Трансформация человеческого вида, что, видимо, и есть осуществление извечного Смысла человека.


 

Этап 5
 

5.1. Работа с чувствами и эмоциями. Тотальный сталкинг.
Ресурс безупречности на фоне объемной деконцентрации внимания


Начиная с пятого этапа дисциплины, систематизированной согласно данной модели, практик уже не нуждается в подробном описании работы с чувствами и эмоциями. Приобретенный им опыт создания фигуры безупречности и свидетельствования собственных реакций и действий в состоянии безупречности формируют – пока еще в эмбриональном виде – ядро будущей личности трансформанта. Все новые чувства, эмоции, переживания будут опираться на эту почву. Освоение первых четырех этапов психоэнергетической работы дает практику ресурс в чувственно-эмоциональной сфере. Используя этот ресурс, практик последовательно развивает и усиливает новые формы чувствительности и реагирования.

Таким образом, дальнейшая работа с чувствами и эмоциями не требует развернутого описания. Я буду предлагать вашему вниманию только принципиально новые содержания и алгоритм их применения. Если человек встал на ноги и сделал первые шаги, он уже не нуждается в методическом пособии по ходьбе или бегу. У нас возникают вопросы иного порядка – не как ходить или бегать, а зачем.

Между прочим, кризис мотивации на духовном пути очень напоминает «кризис среднего возраста». Он возникает у людей, освоивших фундаментальные навыки, которые имеют значение на избранном ими Пути. При этом люди, испытывающие кризис мотивации, еще не достигли значительного расширения осознания. Это – «середина дороги». Она опасна тем, что нам становится скучно. Годы и годы ничего особенного не происходит – внимание ослабевает, мы начинаем зевать и все чаще задаемся вопросом: «А зачем я вообще все это затеял?» Если практик переживает нечто подобное, у него «кризис мотивации».

Конечно, какое-то время мы можем побеждать недостаток мотивации волевым способом. Можно себя заставлять, уговаривать, перечитывать вдохновляющие книги и т.д. Если речь идет о кратковременном «упадке энтузиазма», все это прекрасно работает. Но кризис середины жизни (или «кризис середины Пути», в нашем случае) требует более серьезного средства.

Прежде всего, мы должны осознавать, что источник мотивации (проще говоря, источник любого желания что-то делать и двигаться вперед) всегда находится внутри нас. Мы не можем использовать чужой энтузиазм, чужое вдохновение, заключенное в простых словах или в художественных произведениях. Нам только кажется, что мы обращаемся к внешней Силе – например, к Силе, которая содержится в текстах Карлоса Кастанеды. На самом деле мы всегда используем собственную энергию, применяя для ее активации те или иные воспринятые образы, идеи, мысли. Даже для того, чтобы переключить свое энергетическое тело на режим поглощения той или иной внешней Силы, мы должны сначала пробудить собственную энергию.

Способность поддерживать интенсивность собственной мотивации зависит от того, научились ли мы превращать энергию перцептивных впечатлений, идей, мыслей в побудительную силу, заставляющую совершать поступки, принимать решения, и таким образом изменять себя и свою судьбу.

Если практик понимает, что у него кризис мотивации – ему неинтересно, он перестал искать новые впечатления, им постепенно овладевает апатия, – ему необходимо максимально активизировать работу внимания. Для этого надо заново осознать свое реальное состояние. Мы слишком быстро привыкаем к любым переменам. То, что пять лет назад казалось подлинным достижением и вызывало интерес, сегодня может превратиться в будничный фон.

Следует внимательно рассмотреть и оценить все изменения, происшедшие за последние годы психоэнергетической практики. Перепросмотр, к сожалению, не всегда реанимирует нашу мотивацию. Тогда мы должны перейти от перепросмотра личной истории (на уровне «каким я был» и «каким я стал») к перепросмотру идей. Нередко бывает так, что какая-то идея утратила свою привлекательность и незаметно превратилась в бессмысленный набор слов. Но и это – не главное. Ведь любой набор идей для нас рано или поздно утрачивает новизну. Все когда-нибудь становится банальным.

Основной источник мотивации для человека, много лет работающего над проектом Трансформации себя, – это массив ощущений, чувств и эмоций, которые прежде находились «на втором плане». Мы либо не осознавали их, либо осознавали, но не могли преодолеть автоматизм тоналя, который упорно размещал данные сигналы в позиции «второстепенных». Кризис мотивации чаще всего возникает от незаметного накопления монотонии, повторения тех или иных элементов опыта либо структуры опыта.

Наша жизнь действительно однообразно организована, независимо от того, осознаем ли мы это, ищем приключений или нет, занимаемся ли духовной практикой. В любом случае на каком-то уровне структура самого переживания повторяется. А повторение, в конце концов, рождает скуку.

На мой взгляд, существует только одно средство от скуки. Оно, к сожалению, требует бесконечного труда. Вырванное из контекста, это высказывание похоже на морализаторство. На самом деле, я говорю о специфическом усилии, которое все время надо прилагать к содержаниям психоэнергетического поля. Подумайте! Что нам дано? Помимо непрерывного потока сенсорных данных, поступающих извне и никогда (!) не повторяющихся – несмотря на их структурное подобие, – мы имеем несколько полей, которые формируем сами. Это ментальное поле, эмоциональное поле, чувственное поле и, наконец, соматическое поле – поле нашей телесности.

Тональ выработал привычку (делание) выделять из этого переменчивого океана лишь те пучки сигналов, которые подтверждают неизменность состояния психики и тела. Эта привычка формировалась на протяжении тысячелетий. Она нужна каждому субъекту для сохранения собственной идентичности, для поддержания Я-концепции и «образа себя». Но эта же привычка, давно ставшая зафиксированным автоматизмом, имеет вредное следствие. Мир сначала становится стабильным и узнаваемым. Мы открываем его очевидные закономерности и можем адаптироваться к среде, затем – перестраивать среду под себя. А потом – мир становится однообразным. Через какое-то время – скучным.

Этот процесс можно наблюдать с любым новшеством. На протяжении 20-го века человек создал очень много вещей и наблюдал массу ранее недоступных для наблюдения процессов. За всю свою историю человечество не совершало столь значительного рывка в самых различных областях жизни, знания и технологии. Но перестали ли мы от этого скучать? Независимо от того, с какой скоростью меняется жизнь во всех ее проявлениях, мы сосредоточены на повторении, однообразии, на неизменности. Упорство тоналя стало почти болезненным.

Точно так же мы обращаемся со своим внутренним миром. Все «новое» внутри нас сохраняет свежесть и новизну считанные дни, часы или минуты. Мы слишком привыкли потакать своему автоматическому деланию. Чтобы его преодолеть, нужно непрерывно прилагать усилие. Вот почему я сказал о «бесконечном труде».

Метод, с помощью которого можно удерживать необходимый практику уровень алертности и контролировать состояние своей мотивации, я назвал тотальным сталкингом. Насколько мне известно, поддерживать это состояние длительное время сложно. Идеальным условием для функционирования в состоянии тотального сталкинга является объемная деконцентрация внимания. Это – специфическое состояние. Краткое описание психотехники, позволяющей достичь этого состояния внимания, можно найти в работе О.Г. Бахтиярова , на которую я несколько раз ссылался. Стоит потратить время и силы, чтобы освоить навык объемной деконцентрации, поскольку он позволяет практику равномерно распределить осознанное внимание по тому большому полю, содержание которого необходимо одновременно выслеживать.

Особое значение в процессе тотального сталкинга имеет соматическое поле, которое, как правило, смутно осознается обычным человеком, несмотря на то, что именно оно является источником большого количества значимых сигналов. Можно сказать, что как раз осознанное переживание тела приводит нас в непосредственное соприкосновение с энергетической тканью нагуаля. При тотальном сталкинге мы имеем возможность выследить, насколько тесно связаны различные поля нашего внутреннего мира между собой. Соматика воздействует на поле чувственных переживаний, даже непосредственно формирует некоторую его часть. Поля эмоций и интегральных чувств, которые чаще всего являются продукцией базальных комплексов, в большинстве случаев коррелируют с состоянием тела. И даже ментальное поле, в котором происходят мыслительные процессы (иногда предельно абстрактные по своему содержанию), зачастую отражает физиологию и биохимию организма.

Способность безупречно рассматривать себя как энергетическую целостность, проявленную в данном мире как совокупность различных «стихий», неразрывно связанных вниманием наблюдателя, с одной стороны, само по себе является усилением осознания, с другой – препятствует чувству монотонности и той самой скуки, которая характерна для вышеупомянутого кризиса мотивации.

Каждая попытка войти в состояние тотального сталкинга и увидеть себя как целостность, внутри которой ежесекундно происходит великое множество процессов, непременно вызывает смещение точки сборки. Всякий раз, погружаясь в тотальный сталкинг, мы наблюдаем себя с новой точки зрения. Ментальные, эмоциональные, чувственные, соматические изменения хотя бы частично становятся объектом осознавания – и это выводит нас из состояния монотонности жизни. В результате данной «внутренней» работы изменяется отношение к окружающему. Как это ни парадоксально, но в результате наблюдения за внутренними процессами мы через некоторое время начинаем замечать такую же изменчивость, «текучесть» Реальности вокруг нас.

Наблюдение за собственным телом в состоянии тотального сталкинга приводит к ряду индивидуальных откровений, касающихся взаимодействия мышечных напряжений и чувственно-эмоционального реагирования. Каждый подобный инсайт делает нашу чувствительность тоньше. Усиливается ощущение психоэнергетического поля, в результате чего у практика может возникнуть впечатление, что его поле стало плотнее и «увеличилось в объеме».

Все это создает хорошие предпосылки для делания энергетического тела, что в этой модели является следующим важным этапом.

В том случае, если энергетический тонус вашего внимания в настоящий момент невысок, и вы не в состоянии войти в объемную деконцентрацию, для приближения к тотальному сталкингу всегда можно использовать прием «быстрого сканирования».

Быстрое сканирование – это прием использования сосредоточенного внимания, при котором осуществляется максимально быстрый просмотр основных полей осознания (они перечислены выше) с единственной целью: зафиксировать происходящие в них перемены.

Самое простое для сканирования поле – это поле внешних перцепций. Изменения, происходящие «снаружи», действительно легко фиксировать. Но эта простота плохо помогает избавиться от ощущения монотонности и скуки. Единственный способ насытить поток внешних впечатлений богатством собственного осознания – это остановить внутренний диалог и почувствовать хотя бы частично процессы, происходящие в энергетическом теле. Поэтому быстрое сканирование может временно заменять объемную деконцентрацию, только если субъект просматривает содержание «внутренних» полей (чувственного, эмоционального, ментального).

На первый взгляд, эти исключительно внутренние (психические) занятия ничего не меняют в человеческой жизни. Ведь мир остается прежним, а значит, мы по-прежнему видим его однообразие и переживаем скуку, упадок интереса или даже апатию. Но вот что странно! Практический опыт показывает, что главное влияние на уровень заинтересованности и, соответственно, мотивации, оказывает не содержание воспринимаемого поля, а сам способ восприятия. Все зависит от того, как работает наше внимание.

Тотальный сталкинг ощутимо повышает энергетический тонус организма. Даже «быстрое сканирование», которое не вполне заменяет тотальный сталкинг, а служит лишь временным заменителем его, ускоряет энергетический метаболизм, приносит определенную свежесть и бодрость.

Мы слишком часто забываем о простых вещах. В частности, о том, что скорость и плотность энергетического метаболизма зависит от работы внимания и осознания. Мы постоянно ждем энергии извне – в виде перцептивных впечатлений или банальных алкалоидов, бодрящих утомленное тело. Я не имею в виду ничего экзотического, иногда хватает чашки крепкого кофе или куска шоколада. Главное, что это приходит из внешнего мира. Хотя все мы, наделенные осознанием и способностью к саморегуляции, способны изменить энергетический тонус изнутри. А энергетический тонус определяет состояние всех полей нашего существа – от эмоционального до соматического.

Окончательная цель тотального сталкинга – добиться психоэнергетической самодостаточности субъекта. Мы должны научиться извлекать энергию из собственного тела, из собственной психики, из внешних эманаций, не прибегая к привычным для нас формам активизации организма посредством традиционных внешних стимулов, перцептивных или биохимических. Это даст новый стимул к дальнейшей трансформации субъекта, который на данном этапе испытывает естественную усталость и больше не хочет двигаться вперед.

Я считаю пятый этап «критическим».

Это – состояние перехода от одного большого периода психоэнергетической работы к другому, совершенно новому. В психотехническом отношении пятый этап – это переход от неделания, преобладавшего на первых четырех ступенях дисциплины, к деланию новых форм восприятия, а главное – деланию нового тела.

Если практик прислушивается к рекомендациям и поступает правильно, то этот этап, как всякое переходное состояние, не длится долго. Однако, он преподносит нам несколько важных уроков и заставляет научиться тотальному сталкингу. Этот навык, помимо вышеописанных эффектов, имеет ряд интересных последствий.

Особый, «ускользающий» характер этого состояния вынуждает практика стать намного более алертным и формирует сильное намерение. Сновидцам будет интересно узнать, что если это намерение достигло критического уровня интенсивности, и вы можете заснуть в состоянии тотального сталкинга, осознанность вашего сновидения резко возрастет. У меня это почти всегда приводит к погружению во второе внимание.

5.2. Психотехника.

 

Делание как «выковывание» энергетического тела

На пятом этапе дисциплины практик приступает к деланию «второго тела» – то, что еще называют «выковыванием энергетического тела». Если речь идет о работе в сновидении, которая должна происходить параллельно тренировке наяву, то можно сказать, что на пятом этапе начинается делание тела сновидения. На заключительных этапах Пути сделанные наяву и в сновидении тела сливаются воедино – этот феномен в книгах Кастанеды называется «дублем». Я иногда называю эту психоэнергетическую структуру просто «вторым телом», поскольку в любом случае речь идет о разных аспектах одного и того явления.

Делание энергетического тела – тонкий процесс. Это не простое конструирование совокупности ощущений и восприятий, которые мы используем во время того или иного типа самовнушения. Перед нами специфическая задача – собрать сенсорные сигналы в фигуру, отражающую реальные психоэнергетические процессы. Практик должен научиться особому искусству равновесия между формообразующей силой тоналя, привыкшей работать в соответствии с человеческими стереотипами, и абсолютно бесформенной, не обусловленной ничем энергией нагуаля.

Это неизбежный компромисс. Без помощи тоналя мы не можем осуществить никакого делания, а без участия энергетической Реальности нагуаля делание, даже самое совершенное, останется призрачной конструкцией, которая способна удержать наше внимание, но не вовлекает в себя силовые поля, существующие вне психики. Такая произвольная фигура энергетического тела – всего лишь упражнение для развития внимания в отношении концентрации, стабильности и объема.

Проблема состоит в том, что на этот раз мы не просто упражняемся – мы хотим получить реальное тело, которое будет содержать в себе основную часть энергетических полей, из которых мы состоим – не в воображении, а на самом деле. А Реальность (нагуаль) никакого отношения к нашим представлениям о ней не имеет. Таким образом, делание энергетического тела – это попытка максимально сблизить две сущности – тональ и нагуаль – то есть, преодолеть не только энергетический, но и экзистенциальный барьер, и осуществить трансценденцию.

Разумеется, на данном этапе психоэнергетического развития подобный подвиг человеку не по силам, ибо это событие стало бы завершением Пути и тотальной Трансформацией собственной сущности. Тем не менее, занимаясь деланием второго тела, мы с самого начала должны понимать, куда двигаться, чтобы не заблудиться в бесконечном пространстве визуализаций, имагинаций и прочих миражей, которые мы так умело создаем.

Чтобы приблизиться, насколько это возможно, к энергетической Реальности, практик делает энергетическое тело, опираясь на определенные установки и принципы. Коротко опишу важнейшие из них.

1. Нельзя навязывать своему телу умозрительную конструкцию и пытаться вызвать ощущения, которые будут этой конструкции соответствовать.

2. Следует исходить из того, что мы ничего не знаем об устройстве своего энергетического тела.

3. Единственным источником сенсорных сигналов, которые мы собираем в фигуру энергетического тела, является состояние глубокой остановки внутреннего диалога.

4. Основные психические инструменты для делания второго тела – это концентрация и деконцентрация внимания. Их необходимо использовать по очереди. В состоянии остановки внутреннего диалога и деконцентрации внимания мы получаем новый сенсорный материал. Как только мы приступаем к его организации, включается внутренний диалог, а внимание переходит в состояние концентрации. В этот момент мы теряем связь с Реальностью нагуаля и, соответственно, искажаем сенсорные сигналы так, чтобы они соответствовали законам тоналя. Следующая остановка ВД и деконцентрация приносят новую порцию сенсорного материала. Вернувшись в состояние концентрации и делания, мы производим коррекцию образа тела.

Метод самокоррекции приходится использовать постоянно, вплоть до оформления полноценного «дубля». Я убежден, что это самый надежный подход к деланию второго тела. Регулярное обращение практика к противоположным режимам работы внимания способно само по себе ускорить развитие осознания.

Рассматривая дальнейшее развитие психоэнергетической системы, надо помнить о пульсирующем характере процесса. В состоянии подъема человек способен ощутить свое энергетическое тело с максимальной интенсивностью и адекватностью. И всякий раз ему кажется, что никакая коррекция не нужна. И он прав – пока находится в пиковом состоянии своего энергетического поля. Подобный период «просветления» может дать практику опыт безмолвного знания, всплеск видения и другие замечательные вещи. И все же, рано или поздно, пиковое состояние заканчивается, тонус снижается, и между Реальностью и исследователем вновь возникает барьер. В эти периоды очень важно не впасть в заблуждение, не совершить ошибку. Привычка постоянно обращаться к остановке внутреннего диалога и деконцентрации поддерживает делание тела в правильном направлении.

Я опишу собственную технологическую последовательность делания энергетического тела. На мой взгляд, она эффективна и не позволяет тоналю грубо искажать сигналы от реальных полей, с которыми работает наше внимание во время делания.

1. Состояние глубокой релаксации (в первую очередь).

2. Остановка внутреннего диалога.

На пятом этапе практик должен иметь богатый опыт остановленного внутреннего диалога. В этом состоянии схема тела распадается на чувственные фрагменты. Чем дольше вы его удерживаете, тем неопределеннее становится чувственный материал, который мы обычно воспринимаем как собственное тело. В эту аморфную сферу проникают сигналы, которые раньше не осознавались вообще. Рассредоточенное внимание постепенно теряет обычную систему координат и с одинаковой интенсивностью воспринимает сигналы от привычного физического тела и от энергетических полей.

3. «Слушание пустоты».

Если бы речь шла о зрительном восприятии, это состояние можно было бы назвать пристальным созерцанием. Такое созерцание исполняет важную функцию. Оно является плавным переходом от неделания к деланию.

Чем в это время занимается внимание?

Мы «рассматриваем» данное нам поле телесных сигналов как нечто целостное, но непонятное. Это действительно похоже на то, как в одной из книг Кастанеды маги созерцали сухие листья. Здесь нет главных и второстепенных ощущений, сильных и слабых, значимых и бессмысленных. Они все находятся перед нами, подобно вороху сухих листьев. Между сигналами, поступающими от тела, существуют «пустоты» – области, которые не имеют чувствительности. Иногда это пустоты в смысловом отношении – мы что-то чувствуем, но не можем понять, что именно.

4. Обнаружение сигналов как флуктуаций семантического вакуума.

Если долго слушать бессмысленную совокупность телесных сигналов, наше внимание, которое всю жизнь занималось узнаванием, начинает искать и находить ряды ощущений. Поскольку практик упорно придерживается позиции созерцания, то, что фиксирует его внимание, будет несколько отличаться от привычной схемы тела. Сначала это отличие будет незначительным, но при каждом повторении описываемой процедуры новая схема тела будет немного изменяться. При этом часть ощущений будет отражать осознание того или иного участка энергетического поля.

5. Фиксация сигналов (делание).

Мы закрепляем своим вниманием образовавшуюся фигуру из соматических (кинестетических, проприоцептивных и иных) сигналов. В этот момент активизируется внутренний диалог, возвращается различение на сильные и слабые сигналы, главные и второстепенные.

6. Погружение и исследование сделанного поля.

В состоянии сосредоточенного переживания измененной схемы тела надо удержаться хотя бы пять минут. Со временем у вас появляется возможность поддерживать делание намного дольше. Пока вы пребываете в этом состоянии, попытайтесь выследить как можно больше деталей и свойств. Как изменилась ваша чувствительность? Как изменился объем тела и/или его плотность? Где находится его центр (ваше выслеживающее Я) и периферия? Как расположены области наибольшего взаимодействия с внешней средой?

Такую работу надо производить ежедневно и уделять ей как можно больше времени. Тело – самая консервативная часть психоэнергетического поля. «Выковывая» энергетическое тело, вы осуществляете непосредственную трансформацию своего метаболизма, усиливаете осознание значительного массива полевой структуры. Эта деятельность может быть успешной, только если осуществляется непрерывно. Именно поэтому сначала надо освоить безупречность и научиться пребывать в состоянии свидетеля.

Можно сказать, что результатом предыдущих этапов дисциплины должно стать «несгибаемое намерение», которое позволит практику двигаться дальше по пути Трансформации.

5.3. Второе тело как «бегство». Предупреждение



В последние десятилетия мыслители стали рассуждать о том, как изменится природа человека, если он – с помощью компьютерных технологий или благодаря комплексу психотехник, – обретет иное тело. Даже недолгие опыты погружения в виртуальную реальность делают очевидной связь между качеством, структурой и иными характеристиками психического поля человека и переживанием телесности. Поток сенсорных сигналов, поступающих от биологического организма, обусловливает организацию и интенсивность повседневного осознания. Чем больше сознание удаляется от собственного тела, тем опаснее и рискованнее его метаморфозы. Трансформации осознания на этом Пути всегда непредсказуемы.

Работа над созданием «второго тела» – фактор, серьезно влияющий на скорость и качество происходящих трансформаций осознания. Славой Жижек в статье, посвященной виртуальному телу, которое возникает у человека в виртуальном пространстве, справедливо заметил:

«Даже защитники киберпространства предупреждают нас, что мы не должны забывать о нашем теле, что мы должны быть укоренены в «реальной жизни», регулярно возвращаясь после погружения в киберпространство к интенсивному переживанию нашей телесности – от секса до бега трусцой. … «Просветление», «легкость бытия», облегчение – все то, что мы ощущаем, когда свободно плаваем в киберпространстве (или – даже больше – в виртуальной реальности), – это не есть опыт бесплотного бытия, это опыт обладания другим – эфирным, виртуальным, невесомым – телом, которое не заточает нас в инертной материальности и конечности. Это ангельское, призрачное тело, тело, искусственно созданное и подвергаемое манипулированию. Таким образом, киберпространство определяет поворот, своеобразное “отрицание отрицания” в постепенном движении по направлению к освобождению нашего опыта от телесности (сначала письменная речь вместо живой, затем пресса, после нее масс-медиа – радио и телевидение): в киберпространстве мы возвращаемся к непосредственности, но к жуткой, виртуальной непосредственности».

Я привел эту цитату в связи с теми эффектами, которые возникают в результате делания энергетического тела, а нередко и намного раньше – на этапе формирования фигуры безупречности, и особенно на этапе свидетельствования.

Дело в том, что практик все чаще переживает внетелесный опыт. Впервые эпизоды ВТО происходят при засыпании. Тело сновидения может обрести выраженную стабильность уже при переходе от второго к третьему этапу дисциплины. Как правило, эти феномены весьма вдохновляют практика, потому что свидетельствует об объективном прогрессе. На пятом этапе внетелесный опыт все чаще переживается наяву. Собственно говоря, этого мы и добивались – не так ли?

На Пути нагуализма мы обретаем уникальный опыт, поскольку не используем никаких технических устройств. То, что с нами происходит, намного серьезнее, чем эксперименты с виртуальным пространством, порождением компьютера. Стремясь трансформировать себя как целостность, мы приобретаем способность к отделению какой-то части себя от физического тела.

Мы освобождаем опыт от одной телесности (ограниченной во многих отношениях, чересчур уязвимой, подверженной болезням и смерти), чтобы обрести опыт другой телесности, наделенной совершенно иными качествами. Важно, что это уже не имитация тела и окружающей реальности. Это – иной опыт иной телесности. Той телесности, которую мы прежде не замечали и не ощущали. Наше внимание не выделяло из фона сигналы, поступающие от «второго тела», в виде ясно очерченной и стабильной фигуры. Ранее мы имели дело с крайне слабыми, смутными отголосками ощущений – с теми «тенями», из которых обычно вырастают сновидения.

Однако мощная сила осознания, развитая в процессе многолетнего сталкинга себя, способна собрать призрачные, не воспринимаемые обычно, фрагменты ощущений и придать им форму иного, нового тела – ту форму, которая станет источником опыта усовершенствованной телесности, обладающей множеством способностей, не свойственных природному телу. С помощью комплекса психотехнических приемов мы повысили интенсивность произвольного внимания. Теперь оно может удерживать психоэнергетическое поле «второго тела» и привлечь в эту фигуру энергетические потоки, чтобы новая телесность обрела необходимую устойчивость, стала ясно осознаваемым субъектом, сосуществующим с привычным переживанием физического тела.

Если же говорить о самом процессе переключения осознания на иную телесность («второе тело»), то здесь имеют место те же психологические проблемы, что и в случае с освоением виртуального пространства.

Поскольку субъект является биологическим организмом и в то же время владеет навыком концентрации осознания на психоэнергетическом поле, которое он ощущает как некое «второе тело», у него рано или поздно возникает искушение выбрать то «тело», где он чувствует себя во всех отношениях комфортнее.

Это – ловушка.

Практик не может развивать и усиливать свое осознание, если он не решает возникающие проблемы, а просто «сбегает» во второе тело. Физическое тело требует внимания и осознания. Почему мы должны быть «укоренены в реальной жизни»? Потому что оба тела – как физическое, так и «второе» – должны нормально функционировать. Наше физическое выживание и социальная адаптация в значительной мере зависят от того, как работает биологический организм. Замедление рефлексов, дезориентация, нарушение поведенческих программ – все это следствие длительного переключения внимания на «второе тело». Возможны также опасные биофизические и биохимические эффекты – замедление пульса и дыхания (иногда даже их остановка), снижение артериального давления, понижение скорости метаболизма на всех уровнях, что может привести к определенным органическим нарушениям.

Наше физическое тело – это инструмент, благодаря которому мы получаем уникальный опыт. Ничто не может заменить нам переживание органической жизни. Это следует учитывать в работе по формированию второго тела.

 

 


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека