По ту сторону сновидения

2011

Эта книга является продолжением моих предыдущих работ, где я в течение пятнадцати лет развивал основные теоретические положения и практические методы нагуализма Нового Цикла.

В данной книге речь пойдет о новой версии нагуализма – о философско-практическом учении, направленном на самосовершенствование человеческой психики, расширение поля нашего восприятия, управление вниманием и усиление осознания. Конечная цель психоэнергетической практики нагуализма – это полная Трансформация человеческого вида, что, видимо, и есть осуществление извечного Смысла человека.


 

ЭТАП 1. СТАЛКИНГ СЕБЯ
  

Внимание как инструмент саморегуляции



Сила внимания – это условие и предпосылка для любой психотехнической процедуры в психоэнергетической дисциплине нагуализма.

Сила внимания формируется с помощью концентрации внимания и деконцентрации внимания.

В работе с нагуалистскими техниками необходимо использовать весь потенциал человеческого внимания. Усиление внимание требует:

1) работы с концентрацией внимания;
2) развития способности к деконцентрации внимания;
3) специальной тренировки внимания в контексте перцептивного паттерна «фигура-фон».

Практик должен уметь по собственному желанию выделять любую произвольную фигуру из фона, и наоборот – разрушать фигуру, растворять ее в перцептивном фоне.

Человек, желающий полностью использовать потенциал своего внимания, должен овладеть четырьмя фундаментальными навыками.

1. Концентрация.
2. Деконцентрация (т.е. равномерное распределение внимания по всему сенсорному полю).
3. Выделение «фигуры» из «фона» (сборка эманаций в пучок).
4. Утопление «фигуры» в «фон» (прекращение сборки пучка эманаций).

Наше внимание должно владеть всеми четырьмя навыками.

Овладение ими позволит практику работать с любой психотехникой, необходимой для психоэнергетического развития субъекта. Ибо подлинная суть этих навыков (или способностей) заключается в управлении силовым полем, которое мы ощущаем как собственное внимание. Делание и неделание, остановка внутреннего диалога, сталкинг, перестройка перцептивного поля, формирование фигуры безупречности – все эти приемы и психотехники опираются на предельно развитую способность практика управлять энергией внимания.

***
Перед тем, как приступить к последовательному описанию двенадцати этапов психоэнергетической дисциплины нагуализма, я хочу разъяснить некоторые моменты, касающиеся отношений между нагуализмом Нового цикла и работами Карлоса Кастанеды.

Я отношусь к нагуализму как к развивающемуся учению.

То, что написал Кастанеда, в нашей ситуации не дает практических результатов. Любой читатель Кастанеды, если он хочет воплотить в жизнь написанное Карлосом Кастанедой, должен в какой-то степени «переделать» его – под свои особенности, под изменившийся тональ времени, под тональ страны, в которой он живет. Он переделывает Кастанеду сознательно или бессознательно, удачно или неудачно – но переделывает.

К сожалению, в изначальном виде тексты Кастанеды невозможно использовать как руководство по усилению осознания и трансформации энергетического тела. Я говорю об этом обстоятельстве откровенно и прямо. Чтобы сделать нагуализм эффективной системой в условиях современного европейского тоналя, мне пришлось отказаться от некоторых понятий и привнести ряд инструментов («психических орудий»), которые в наше время и в нашей цивилизации позволяют не просто рассуждать о том, что написал Кастанеда, но и добиваться реального прогресса на этом Пути.

Люди консервативные неприязненно относятся к любым изменениям в том, что они привыкли называть «учением дона Хуана». Они считают книги Кастанеды чуть ли не святыней. Их возмущает, что другой автор использует «кастанедовские» термины, но при этом имеет смелость развивать учение дальше, добавлять в систему нагуализма новые методы и техники. Их гнев можно понять – но все это уже было.

Зигмунд Фрейд, например, создал систему, ставшую теоретическим обоснованием психоанализа, где впервые ввел такие понятия, как либидо, Эго, Ид и др. Последователи Фрейда использовали созданную Фрейдом терминологию – в первую очередь, Юнг и бесчисленное множество постфрейдистов. Все они понимали фрейдистские термины немного иначе. А некоторые придавали фрейдистским терминам уж совсем специфическое значение.

Я специально остановился на теоретической системе Фрейда, потому что главные понятия фрейдизма до сих пор никак не относятся к научному знанию – то есть, не были ни опровергнуты, ни доказаны. (А нагуализм находится именно в таком положении по отношению к научному знанию.) Однако это не помешало фрейдизму успешно развиваться на протяжении века.

Я считаю нагуализм открытым учением – открытым к новым психотехникам и новым психологическим методам. Разумеется, чем больше новых методов и психотехник я применяю в работе над нагуализмом Нового цикла, тем чаще говорят, что «это уже не Кастанеда».

Разумеется, это – не Кастанеда. Если учение развивается, оно неминуемо отдаляется от своего «отца-основателя». Иначе мы будем «топтаться на одном месте», рассказывать одно и то же разными словами.

На мой взгляд, каждое учение (или научная теория), если оно стремится к развитию, обречено на эту судьбу.
 

1.1. Работа с чувствами и эмоциями


Каждый этап практики нагуализма включает в себя две основных составляющих:

1) работу с чувствами, эмоциями и реакциями, и
2) работу с вниманием и энергией (психотехника как таковая).

На первом этапе эти два аспекта тесно пересекаются.

Начинающий практик знакомится с так называемой «доктриной» безупречности. Во-первых, он исследует ее содержание. Во-вторых, постигает ее значение и смысл – для чего ему необходимо изучить и принять основные теоретические предпосылки нагуализма: философию энергетической Вселенной и концептуальную модель энергетического тела человека.

Это необходимо, чтобы практик хотя бы теоретически смог осознать, что безупречность является важнейшим источником Энергии, обеспечивающим работу восприятия, внимания, осознания. Состояние безупречности исполняет роль аккумулятора Силы или ее идеального проводника – когда мы поглощаем энергию извне.

Почему это так?

Как уже было сказано, обычное состояние человеческой психики и эмоциональной реактивности (состояние, которое в целом можно назвать небезупречным) отличается активностью трех базальных комплексов5 . Это – страх смерти, чувство собственной важности, жалость к себе. Перечисленные формы эмоционального переживания и реагирования включают в себя множество компонентов, и именно поэтому я назвал их «комплексами».

Страх смерти скрывает в себе практически все типы переживаемых человеком страхов. Выслеживание любого выбранного наугад типа страха в конечном итоге приводит сталкера к общему «корню» данного комплекса – к самому страху смерти.

Однако наибольший объем различной продукции (эмоциональных состояний и соответствующих схем реагирования) производит чувство собственной важности. Сюда входит и сама «важность», обладающая различной интенсивностью переживания и эмоциональной окрашенностью (высокомерие, снобизм, честолюбие, завышенная самооценка, чувство превосходства, исключительности и т.д.), и длинный список эмоций, возникающих в результате «посягательств» других людей. Чувство собственной важности состоит из активных и реактивных проявлений. Эмоции, отражающие саму сущность ЧСВ, являются ее активной составляющей, а эмоции, вызванные посягательством на ЧСВ, можно рассматривать как реактивные (то есть, как различные реакции на ЧСВ)6 .

Что же касается жалости, то природа этого комплекса рефлексивна. Иными словами, жалость к себе является рефлексией на страх или на неудовлетворенное чувство собственной важности. Если субъект терпит поражение, столкнувшись с первыми двумя комплексами (страдает от страха, тревоги, озабоченности, обиды, уязвленного самолюбия, ревности, стыда, зависти к чужому успеху и т.д.), он ощущает себя несчастным. Испытывая эту совокупность неприятных переживаний, человек склонен рефлексировать о себе как о «жертве», что активизирует комплекс жалости к себе7  и неминуемо усиливает состояние самопоглощенности через все механизмы рефлексии, работу которых человек большей частью не умеет контролировать. Хуан Матус – магический наставник Карлоса Кастанеды – называл эту черту нашей психологии потаканием себе, или индульгированием8  (термин, предложенный изобретательными переводчиками кастанедовского эпоса).

В более ранних работах я называл индульгирование «психической реверберацией». Это, разумеется, метафора, которая подчеркивает присущую человеку способность многократно повторять те или иные переживания, обладающие рефлексивной природой.

Всякий раз, испытывая подобные эмоции, субъект размышляет о них и воспроизводит их снова и снова. Размышление (рефлексия) вызывает повторное переживание реакции, а повторное переживание реакции может вызвать еще один цикл рефлексии. Так формируется устойчивый контур, продлевающий реагирование.

Когда человека особенно пугают собственные телесные или эмоциональные реакции, когда он озабочен состоянием своего организма и невольно концентрирует внимание на соматических ощущениях (так называемый «ипохондрический тип»), каждое повторное переживание, подкрепляемое тревогой и опасением, становится сильнее. В конечном итоге потакание себе превращается в «невротический круг» – последовательность реакций, интенсивность которых возрастает без участия внешнего стимула. Такой невротический круг может перерасти в приступ «беспричинной» паники.

Основным содержанием первого этапа является сталкинг себя.

Также эту практику можно назвать выслеживанием себя (самовыслеживанием). Смысл данной работы состоит в определенной перестройке внимания и в стабильном удерживании новой позиции внимания.

Как правило, человек пассивно относится к тому, как работает его эмоциональная сфера. Он не рассматривает эмоции и эмоциональные реакции в качестве объектов сознательного управления или коррекции.

Нам дано обширное поле психических и психологических содержаний, с которыми мы «сливаемся» в повседневной психической жизни. Иными словами, в психическом мире постоянно происходит автоматическое отождествление осознания (внутреннего «свидетеля», или «наблюдателя») и различных продуктов тоналя – эмоций и реакций, производных от базальных комплексов, затянутого реагирования (потакания себе), множества иной реактивной и психоэмоциональной продукции.

Саморегулятивные процессы, которые являются сущностью психоэнергетической дисциплины, проявляют свою активность в момент растождествления – когда наблюдатель «пробуждается» и начинает следить за событиями, происходящими в наблюдаемом поле. Растождествление наблюдателя и наблюдаемого в психическом поле является первым действием намерения сталкера, которое привносит новый элемент организованности в работу психоэнергетики.

Человек, который не пытается трансформировать психику и, тем более, тело, относится к своему внутреннему миру довольно пассивно. Его внимание покорно следует за сильными раздражителями (сенсорными или эмоциональными) либо занято реализацией мыслительных стереотипов. Пассивное «Я» не отличает себя от других содержаний психики – мотива, интереса, объекта внимания, эмоции, реакции и т.д. Если человек испытывает страх, он сливается с собственным страхом. Если он злится или грустит, обижается или ревнует, он сливается с каждой из перечисленных реакций. В таком состоянии психическое поле переживается как аморфный сгусток разнородных содержаний и неуправляемых напряжений, которые постоянно возникают в ответ на внешние обстоятельства или как продолжение ментального потока субъекта, то есть как ответ на собственную рефлексию. Возникшее напряжение исчезает лишь в том случае, когда субъект бессознательно находит возможность «разрядить» его.

Человек не отделяет себя от собственной психоэмоциональной конституции. Согласно внушенному стереотипу он относится к различным чертам своего характера и к собственному реагированию на возникающие ситуации как к обстоятельствам, на которые он не может оказать значительного влияния. При этом каждый из нас не только знает, что способен управлять своими реакциями, но и обладает личным опытом такого рода.

Все люди умеют сдерживать как раздражение, так и неуместное веселье, тревогу и восторг, ревность и проявления жалости к себе. Когда дело доходит до социально осуждаемых реакций нашей эмоциональности, механизм самоконтроля включается очень быстро. Чтобы это произошло, нужны только два условия: 1) чтобы реакция входила в категорию социально неприемлемых; 2) чтобы субъект находился в «зоне» социальной коммуникации (проще говоря, чтобы его видели другие люди).

Почему же человек не считает свое реагирование объектом сознательного управления или коррекции, несмотря на имеющееся знание и личный опыт? По двум причинам.

Во-первых, сфера эмоциональной реактивности закрепила свою неизменность посредством совокупности психических автоматизмов. А когда включается автоматизм, осознание происходящего резко сужается.

Во-вторых, большая часть эмоционального реагирования обусловлена социальными содержаниями (ценностями, стереотипами и т.д.), которые существуют в его психике как императивы и были импринтированы в период ранней социализации личности.

Таким образом, человек бессознательно воспринимает многие формы своего эмоционального реагирования как вынужденные, а значит – отчужденные от него.

Другими словами, человек склонен относиться к целому ряду собственных реакций как к чему-то «внешнему» и не подвластному его воле.

Сталкинг себя изменяет существующее положение.

В процессе сталкинга реагирование (чувства, эмоции, реакции) осознанно фиксируется как внешнее по отношению к наблюдающему «Я», поскольку в этом состоянии реагирование становится объектом осознанного наблюдения. В дальнейшем форма реагирования и его качество трансформируются под влиянием «выслеживающего Я».

О разных формах осознания и о специфической работе с вниманием стоит сказать отдельно.

На первом этапе нагуалистской практики работа с чувствами, эмоциями и реакциями заключается именно в выслеживании реактивных процессов собственного тоналя. Практик узнает о безупречности и приобретает общее представление о главных психологических проблемах, мешающих достичь этого состояния.
 

1.1.1. Энергетические уровни осознания


В начале работы над психоэнергетической Трансформацией мы не имеем подлинного опыта, а потому любое знание здесь может быть только теоретическим. Конкретная терминология, как и нюансы концептуальной модели, не имеют значения. Именно отсутствие опыта порождает преувеличенный интерес к теоретическому описанию самых сложных моментов концепции и невообразимых (для начинающего) психических состояний. По мере продвижения в психоэнергетической работе интерес к логическим моделям и рациональному философствованию ослабевает.

Наше внимание перестает интересоваться изображением жизни (каковым является любая философская, логическая, метафизическая конструкция) и переключается собственно на жизнь.

Тем не менее, это важный период в жизни личности, обратившейся к Трансформации. Теоретические размышления, если они креативны, компенсируют изначальное отсутствие ориентиров для практики, которые начинают осознаваться субъектом после обнаружения фигуры чувства безупречности (т.е. на третьем этапе дисциплины).

На первом этапе теоретические инструкции чрезвычайно важны. Они подсказывают, на чем сосредоточиться, на что обратить особое внимание. Таким образом, «доктрина» безупречности помогает сформировать фундаментальные категории, на которые можно опираться в процессе выслеживания самого себя.

Надо заметить, что сталкинг себя начинается с наблюдения всех собственных чувств, эмоций и реакций. Субъект особенно отмечает те формы проявления активности своего тоналя, которые можно отнести к базальным комплексам (страху смерти, чувству собственной важности, жалости к себе).

Смысл этой работы состоит в пробуждении осознания.

Здесь осознание выступает в роли «выслеживающего Я», но в дальнейшем, по мере усиления, осознание становится более деятельным – оно не только наблюдает, но и вторгается в различные процессы психоэнергетического поля: реактивные, психоэмоциональные, ментальные, соматические. Можно сказать, что прогресс практика в нагуализме заключается в непрерывной экспансии его осознания. На разных этапах осознание может быть «Наблюдателем» или «Свидетелем» (это не одно и то же!), «Сталкером» и, наконец, «Делателем».

Последовательность психоэнергетического развития, которую я предлагаю в этом разделе, подразумевает следующую эволюцию осознания:

«Наблюдатель» – «Сталкер» – «Свидетель» – «Делатель».

Это – энергетические состояния осознания. Поскольку я иногда буду упоминать о них, коротко опишу их сущность.

«Наблюдатель» – осознание, отделившее себя от остальных содержаний психики и способное изучать их динамику и проявления. Это – первая ступень «пробуждения», если выражаться языком буддистских метафор.
«Наблюдатель» занят самопознанием. Он находит закономерности и делает выводы. Однако он не может оказывать серьезного воздействия на события, происходящие в психике и, тем более, во внешнем поле.

«Сталкер» – осознание, способное целенаправленно выслеживать психические содержания определенного типа и влиять на них. «Сталкер» может остановить ту или иную эмоциональную реакцию либо, наоборот, усилить ее. При этом – что очень важно – он сохраняет осознание своей отдельности от эмоций, реакций или чувств.

«Свидетель» – осознание, которое может сохранять свою отдельность и независимость от других содержаний психики в то время как психика субъекта продолжает функционировать привычным образом, т.е. исполнять автоматизмы, следовать поведенческим и иным стереотипам. Такого осознания достичь непросто. Автоматизмы и стереотипы исключают осознанность. Когда человек начинает заниматься усилением осознания и формирует состояние «Наблюдателя», он сталкивается с тем, что можно назвать «эффектом сороконожки». Поскольку значительная часть внимания занята наблюдением, практик сталкивается с неожиданными трудностями при исполнении автоматических или стереотипных действий. Эти трудности изменяют характер поведения и реагирования – делают их более контролируемыми, но менее спонтанными. А неспонтанность реакций и поступков часто производит впечатление скованности и неестественности поведения в целом. Эти проблемы можно считать преодоленными, когда интенсивность осознания достигает уровня «Свидетель».

«Делатель» – осознание, способное воздействовать на другие психические содержания, перестраивать, трансформировать и создавать их по собственному усмотрению. Если сфера влияния «Сталкера» ограничена и заключается в остановке либо коррекции присущих человеку чувств, эмоций и реакций, то «Делатель» получает доступ ко всему психоэнергетическому полю и, соответственно, к внешнему миру. Главное отличие «Делателя» состоит в способности творить новые содержания, новые энергетические формы и поля. «Делатель» создает их и управляет ими.

Этот тип осознания присутствует во всяком произвольном действии человека. «Делатель» – это суть нашей психической природы, то, что отличает человека от всех известных нам живых существ. Все, что человек создал за время существования своего вида – культуру, религию, науку, социальный строй и его институты, – он создал как «Делатель». Люди, имеющие особую предрасположенность к этому уровню осознания, занимаются творчеством или строительством цивилизации.

Систематическая дисциплина нагуализма, которая здесь изложена, усиливает эту черту осознания. На высших этапах Пути человек использует непосредственное делание как способ психоэнергетического творчества. Именно «Делатель» создает тело сновидения и второе тело сталкера, формирует новые каналы энергетического метаболизма и обучается с их помощью целенаправленно поглощать либо излучать энергию.

Завершая рассмотрение четырех энергетических уровней осознания, хочу отметить принципиальное различие, существующее между первыми двумя уровнями и последующими. Оно касается таких важных категорий, как свобода и не-свобода.

В процессе усиления осознание стремится к Свободе. Исследователь может заметить, что «Наблюдатель» и «Сталкер» – это уровни осознания, которые сопровождаются в большей или меньшей степени неспонтанным, а значит, несвободным поведением.

Попытки наблюдать и выслеживать собственное психическое поле ведут к определенному напряжению, что неминуемо влияет на характер реакций и поступков. Если человек, чье осознание находится на первом или втором уровне («Наблюдатель» или «Сталкер»), попытается вести себя безупречно («очистить» определенные области тоналя и трансформировать реактивность, связанную со страхом смерти, чувством собственной важности, жалостью к себе), – внимательный наблюдатель заметит внешние признаки саморегуляции. Это указывает на определенную несвободу, которую испытывает субъект в обращении с собственной психикой. Иными словами, осознание встречает сопротивление со стороны тех областей психики, которые оно пытается регулировать. Из чего следует простой вывод – пробужденное осознание до сих пор не трансформировало работу собственных базальных комплексов.

Принципиальные изменения в осознании происходят при переходе на уровень «Свидетель». Здесь мы впервые чувствуем себя свободными, поскольку дистанция между осознанием и областями психики, которые должны быть трансформированы, ощутимо сокращается. Субъект обретает способность контролировать свои чувства, эмоции и реакции без того напряжения, которое характерно для предыдущих энергетических уровней.

Состояние «Свидетеля» трудно описать. Мы словно регулируем, не регулируя. Управляем, не управляя. На этом уровне мы именно свидетельствуем происходящие процессы, сохраняя отдельное осознание. На уровне «Делателя» осознание становится не только свободным, но и подлинно активным – оно начинает творить психоэнергетическую реальность.

Может возникнуть вопрос: в чем смысл разделения осознания на четыре уровня энергетической интенсивности? Не является ли это бесполезным нагромождением терминов? Я убежден, что данный подход к осознанию имеет не только теоретический, но и практический смысл.

Во всех случаях, когда мы говорим об осознании, речь идет как минимум о двух явлениях – 1) об осознании как таковом, и 2) об осознании, трансформирующем личность. Аналитическая школа психотерапии, основанная Зигмундом Фрейдом, исходит из важной терапевтической гипотезы, что осознание в любых его формах обладает трансформирующим потенциалом. Фрейд и его ученики считали, что осознание травмы способно ее исцелить, осознание комплекса ведет к освобождению от комплекса и т.д.

Но опыт нескольких десятилетий психоаналитической практики показал, что это далеко не всегда так. Человек может осознать свою проблему и не избавиться от нее. Чаще так и происходит. Сегодня во многих психотерапевтических направлениях, работающих с осознанием, принято считать, что осознание начинает оказывать трансформирующее воздействие на личность только тогда, когда субъект обретает соответствующий опыт (т.е. совершает определенные действия и получает перцептивные впечатления).

Однако ключевой вопрос остался без ответа: что заставляет человека, осознавшего свою проблему, совершать действия и получать впечатления (т.е. обретать опыт, который придает осознанию трансформирующий эффект), в то время, как другой «осознавший» продолжает пассивно наблюдать за происходящими в его психике автоматизмами и стереотипами и не изменяется?

Классическая интерпретация не может обойтись без привлечения сложных дополнительных пояснений, где говорится о разнообразных процессах эмоционально-чувственной сферы, порождающих мотивацию поведения. К тому же, надо заметить, эти пояснения далеко не всегда убедительны.

Нагуализм подходит к осознанию как к энергетической формации, сила которой может быть различной. Исходя из предложенной классификации, в традиционном курсе психоанализа то, что называется «осознанием» проблемы (или комплекса), часто оказывается всего лишь временным достижением энергетического уровня «Наблюдатель».

На этом уровне осознание крайне редко изменяет привычный способ реагирования личности на внешние и внутренние проблемы – оно только замечает их. Будучи «Наблюдателем» и отчасти «Сталкером», осознание не способно трансформировать те структуры психики, которые являются источниками психологических проблем и заставили человека обратиться к психоаналитику. Этим, возможно, объясняются некоторые неудачи аналитической терапии.

 

1.1.2. Безупречность. Работа над безупречностью на разных этапах


Работа над безупречностью – это длительный процесс. Она начинается на первом этапе психоэнергетической дисциплины, на том уровне, где основная задача заключается в обучении самому принципу «выслеживания самого себя». Смысл сталкинга себя на первом этапе нагуалистской дисциплины – осознание осознания, или то, что в некоторых восточных школах духовного развития называют «внимательность».

На втором этапе сталкинг себя обучается работать с конкретным психическим содержанием. Здесь мы обретаем ценное знание – мы узнаем, что, с точки зрения достижения безупречности, все психоэмоциональное поле можно разделить на три неравные части: 1) на поле безупречности (т.е. поле чувств и эмоций, для которых характерно отсутствие страха смерти и производных от него страхов, отсутствие всех форм ЧСВ и жалости к себе), 2) поле небезупречности и 3) нейтральную часть.

Поле безупречности очень содержательно. Наверное, каждый за свою жизнь имел хотя бы один «энергетический всплеск», во время которого испытал нечто вроде «возвышенной отрешенности» и покоя. В эти моменты реагирование на внешние стимулы становится иным, не-стереотипным и не-автоматическим. Если нечто подобное произошло с нами хоть раз в жизни, мы надолго запоминаем это переживание. Такой опыт становится драгоценным ресурсом, значимость которого очевидна, если мы начинаем работать над безупречностью.

Надо иметь в виду, что ресурс безупречных чувств и эмоций гораздо больше, чем нам кажется. Каждый из нас регулярно переживает отсутствие страхов, чувства собственной важности и жалости к себе, но не рефлексирует по этому поводу. Каждый вечер и каждое утро мы проходим через так называемые «транзитные» состояния (когда засыпаем или когда пробуждаемся). В эти периоды тональ пассивен и не способен генерировать чувства и эмоции, относящиеся к базальным комплексам. Таким образом, каждый человек, будучи осознающим существом, владеет достаточным опытом переживания безупречности. Проблема в другом! Мы не научились сочетать безупречность и осознанность. Стоит человеку выйти из бессознательного состояния (сна, гипнотического транса, сильной интоксикации и т.п.) – и включаются психологические механизмы, управляющие базальными комплексами. Каждое утро, как только сознание полностью пробудилось, все чувства, эмоции, реакции оказываются в той или иной мере обусловлены этими комплексами.

Механизм этой обусловленности очень прост. Мы можем осознавать себя только в ситуации полноценной активности всех высших психических функций. А это обозначает «включение» того описания мира, в котором человеческий вид живет уже несколько десятков тысяч лет. Ценности, значения, смыслы, входящие в описание мира, автоматически активизируют страх смерти, ЧСВ, жалость к себе, поскольку в этом описании всегда присутствует самый главный компонент – описание самого себя.

Вторую часть – поле небезупречности – описать несложно. Здесь сосредоточены все переживания, которые возникают в процессе реализации базальных комплексов – все чувства, эмоции, реакции. Эта часть психического поля определяет поступки и поведение абсолютного большинства людей. Она привлекает наибольшую часть психической энергии. О ней больше всего думают и говорят. На этой части, как правило, сосредоточено внимание обычного человека.

Третья – нейтральная – часть психического поля содержит значительный объем информации и множество навыков (начиная с простейших – скажем, умения читать или считать и заканчивая наивысшими достижениями в профессиональной области). Человек неминуемо проводит какую-то часть времени в нейтральной части психического поля, независимо от темперамента, профессии и интересов. Иначе он бы катастрофически страдал от энергетического истощения.

Сталкинг себя – работа, которая осуществляется не только на первом и втором этапе. Это необходимая часть практики вплоть до завершения процесса психической трансформации (согласно рассматриваемой 12-этапной модели дисциплины – до 10 этапа). На каждом следующем этапе сталкинг себя выражает себя по-новому.

Человеческая психика очень подвижна. Некоторые ее области быстро изменяются, даже если субъект не занимается целенаправленной практикой самотрансформации. В случае же использования психоэнергетической дисциплины нагуализма ситуация внутри психического поля субъекта может меняться с большой скоростью – и эти неизбежные изменения необходимо осознать. А для того, чтобы осознать, их необходимо выследить. Именно поэтому сталкинг себя становится постоянным компонентом нагуалистской практики на любом этапе приближения к третьему вниманию.

С помощью сталкинга себя мы можем следить за изменением соотношения между тремя полями, описанными выше. Этот способ особенно актуален, пока мы проходим первые четыре этапа практики. На пятом этапе, именуемом «Тотальный сталкинг», основная работа по достижению безупречности завершается. Это – выдающееся событие. Оно настолько значительно, что разделяет весь нагуалистский Путь на две части – до обретения безупречности и после. Работая над достижением безупречности, мы следим за тем, как трансформируется поле небезупречности – как изменяются чувства, эмоции и реакции, прежде бывшие небезупречными. Уже на четвертом этапе практики («Свидетель безупречного восприятия и реагирования») психический материал, составлявший поле небезупречности, изменяется настолько, что внимание начинает распределять его между оставшимися двумя областями. Часть чувств, эмоций и реакций полностью трансформируются и становятся частью поля безупречности, другая часть трансформируется частично – и попадает в нейтральную часть психического поля.

После достижения «Тотального сталкинга» (т.е. пятого этапа согласно этой модели) внимание сталкера постоянно поддерживает новое состояние. Кроме того, сталкинг себя применяют для достижения качественно иных целей в области психической саморегуляции: для выслеживания сверхслабых сигналов, поступающих от психоэнергетического фона; для выслеживания самого режима восприятия, чтобы таким образом научиться произвольно его изменять. Выражаясь языком дона Хуана, мы используем силу сталкинга себя для того, чтобы находить «места силы», узнавать «знаки духа», замечать иные детали, недоступные нормальному восприятию, или непосредственно для смещения точки сборки.
 

1.2. Психотехника


Сталкинг себя требует сильного и хорошо контролируемого внимания. Поэтому психотехнический аспект первого этапа дисциплины заключается в освоении двух главных навыков работы с вниманием – концентрации и деконцентрации.

Разумеется, попытки выслеживать собственное психическое поле сами по себе усиливают способность к концентрации. Но чаще всего этого недостаточно. Чтобы добиться успеха в психоэнергетической дисциплине, необходимо уделять значительное внимание психотехническим процедурам. В нагуализме психотехники не имеют сакрального или мистического значения. Это упражнения, цель которых – усилить и развить конкретные функции психики.

Однако результатом подобных «упражнений» становится обретение весьма необычного опыта. Опыт такого рода на протяжении веков рассматривался как мистический. Изменение качества и диапазона восприятия, вызванное психотехническими приемами, интерпретировали как «нисхождение благодати», «общение с потусторонними силами» и т.д. Такие мощные направления ориентальной мысли, как индуизм, буддизм и даосизм, использовали психотехнику в качестве главного инструмента достижения высших состояний человеческого духа. Благодаря их тысячелетним усилиям некоторые виды психотехники были отшлифованы до мельчайших деталей и стали восприниматься адептами чуть ли не как религиозный ритуал.

Цель нагуализма – Свобода, и поэтому мы стремимся избегать догм и ритуалов. Даже в самом начале психоэнергетической практики не следует забывать, что техника – только инструмент. Мы имеем право творчески подходить к решению поставленной задачи, экспериментировать, даже создавать собственные методы. Главное – не забывать о цели, которую мы поставили перед собой. А цель психотехники на первом этапе – усилить, насколько это возможно, способность к концентрации и деконцентрации внимания.

Традиционно работа с концентрацией внимания начинается с визуальных техник, поскольку визуальный канал восприятия предоставляет человеческой психике самое насыщенное и дифференцированное информационное поле. При этом важно учитывать основную задачу этого этапа дисциплины, которая заключается в формировании сильного осознания, способного в дальнейшем влиять на другие области психики, на энергетику и на соматику.

Чтобы добиться отделения осознания «Наблюдателя» (в дальнейшем – Сталкера, Свидетеля, Делателя) от наблюдаемого и выслеживаемого поля, практик должен сначала обрести опыт устойчивого переживания максимальной сосредоточенности внимания на фоне глубокой релаксации физического тела. Это – первый шаг при освоении любого навыка, касающегося сферы психической саморегуляции. Этот опыт является основополагающим. Он необходим для того, чтобы практик научился выделять фигуру из фона и наоборот – прекращать автоматическое выделение конкретной фигуры по собственному желанию. Во втором случае фигура становится фоном. Человек, свободно владеющий этим умением, легко входит в состояние неделания любого типа.

Напомню, что управление вниманием в Реальности (нагуале) есть не что иное, как управление энергетическим полем. Мы склонны забывать о том, что внимание и осознание – не идеальные понятия, а реальные «энергетические факты». Эта идея настолько далека от привычного описания мира, что непрерывно вытесняется сознанием – до тех пор, пока мы не обретем однозначный эмпирический опыт, безоговорочно подтверждающий ее истинность. Работая с концентрацией и деконцентрацией внимания, не забывайте, что мы управляем реальными энергетическими потоками, и отнеситесь к тренировке соответствующим образом.

При выборе объекта концентрации следует учитывать энергетический аспект работы внимания. Не используйте для тренировки внимания объект, вызывающий «плохие» ощущения, ассоциации, мысли, ощущения в теле. То же касается места: если оно вам чем-то не нравится, прислушайтесь к своей интуиции.

Я не буду описывать методы тренировки концентрации. Они давно разработаны и хорошо описаны в многочисленных работах – от древних трактатов по Йоге, где приводятся методы концентративной медитации, до современных работ по психической саморегуляции.

Хочу заметить лишь то, что мне кажется наиболее важным в связи с достижением психоэнергетической Трансформации. При работе с концентрацией и деконцентрацией внимания мы должны помнить, что имеем дело исключительно с вниманием. В этом весь смысл упражнений. Работая с концентрацией и деконцентрацией, не забывайте, что при исполнении любой психотехники наша задача – максимально отделить мышечные напряжения и иные телесные функции (если они не являются объектом концентрации) от работы внимания. Добиться этого можно только в состоянии глубокой релаксации. Таким образом, обучение глубокому расслаблению тела обязательно входит в любой психотехнический комплекс, целью которого является управление вниманием.

Таким образом, начало психотехнической работы в нагуализме заключается в двух одинаково важных для дальнейшего прогресса практика действиях:

1) в отделении психической активности от физиологической (движение внимания от движения мышц, и др.);
2) в постепенном освоении основных каналов восприятия.

Мы начинаем осваивать концентрацию внимания с визуального канала (зрения) и на этом – самом простом – примере учимся обращаться с некоторыми своими психическими функциями как с особыми органами, которые в дальнейшем будут развиваться и усиливаться.

Подобным же образом мы развиваем способность к концентрации внимания, когда переключаемся на иной канал сенсорных сигналов. Поскольку сосредоточенность на зрительном поле для нас привычна и ближе всего к тому, что можно назвать стереотипным поведением, то и эффект от такой сосредоточенности – наименьший.

Намного интереснее работать с аудиальной либо кинестетической концентрацией, то есть сосредоточением внимания на слухе или осязании. Как правило, человек гораздо хуже осознает то, что он слышит, и еще хуже осознает то, что он осязает. Если же речь заходит о проприоцептивных ощущениях (т.е. об ощущениях внутреннего пространства организма – тканей, конкретных органов и т.д.), то здесь осознанность совсем низкая.

Во всех этих занятиях главное – помнить, что концентрация внимания ни в коем случае не должна смешиваться с физическим или физиологическим напряжением. Где бы ни находился объект концентрации (вне тела или внутри него), какой бы сенсорный канал мы ни фокусировали (зрение, слух, осязание) сосредоточение внимания никак не должно влиять на состояние тела и его органов. Тело остается спокойным и расслабленным, внимание – максимально сосредоточенным, собранным, активным и сконцентрированным.

Если практик смог достичь предельной концентрации внимания на избранной точке зрительного поля либо на поле ощущений избранного сенсорного канала, сохраняя максимальную расслабленность физических или физиологических функций – он выполнил психотехническую задачу, стоящую перед ним на первом этапе практики.
Работа над релаксацией и работа над концентрацией внимания должны происходить одновременно. И чем более искусными в релаксации мы станем, тем эффективнее для нас будут техники по управлению вниманием – концентрация и деконцентрация. Этот навык затем распространится на все используемые психотехники и повысит их эффективность.

Однако нагуалист должен научиться управлять вниманием (входить в состояние концентрации или деконцентрации), в том числе, и на фоне отсутствия релаксации. Это, разумеется, непросто.

Несколько лет требуется на то, чтобы выработать в своей психике навык игнорировать мышечные напряжения и обычную моторику. Таким же образом человек обучается игнорировать сенсорные сигналы (визуальные, аудиальные), которые попадают в его перцептивное поле и отвлекают внимание от избранного объекта концентрации.

Способность управлять своим вниманием безо всякой релаксации в дальнейшей практике совершенно необходима. Мы можем позволить себе релаксацию лишь на первом и на втором этапе дисциплины, то есть в первые 1,5 года.

Точно таким же способом практик начинает работу над деконцентрацией внимания. У нас в стране этот психотехнический подход наиболее подробно и тщательно разработан Олегом Георгиевичем Бахтияровым9.

Однако, несмотря на относительную разработанность деконцентративных методов, мы должны учитывать специфику тех целей, которые ставит перед собой нагуализм. Знаменитая «походка Силы», описанная в одной из книг Кастанеды, является весьма удачной психотехнической «уловкой», достигающей эффекта за счет деконцентрации внимания на визуальном поле. Связь между ОВД и деконцентрацией внимания обнаруживает каждый, кто хотя бы пару раз испытал на практике «походку Силы».

Таким образом, деконцентрация – не просто один из методов управления вниманием. Это – психотехника, тесно связанная с остановкой внутреннего диалога, а значит – со всеми режимами измененного восприятия (тем, что в кастанедовском описании именуется состояниями со «смещенной точкой сборки»). Кроме того, деконцентрация внимания дает практику телесный и психический ресурс, на который можно опираться, начиная практику того или иного неделания.

В целом деконцентративное состояние, будучи по своей сути полной противоположностью обычному, «концентративному» состоянию сознания, порождает множество вопросов экзистенциального характера. Это специфическое состояние вдохновляет на размышления о природе сознания (или осознания) и о природе человека вообще.

С психологической (психотехнической) точки зрения, деконцентрация внимания позволяет нам ощутить собственное осознание в реальной перспективе. Благодаря ей мы обретаем опыт «второй стороны» психического бытия – того, что символически можно назвать «Пустотой», «Фоном», «Хаосом» и т.д.

Существование осознания становится особенно выпуклым и явным благодаря тому, что мы обретаем возможность «рассмотреть» себя осознающего не только в привычном состоянии, где осознание распределяет внимание между некоторым числом фигур, созданных с помощью концентрации внимания, но и в совершенно ином состоянии – там, где фигуры отсутствуют, поскольку внимание рассредоточено по всему полю воспринимаемых сигналов.

Поскольку вся психоэнергетическая дисциплина нагуализма построена на способности практика четко отделять «Я» (осознание) от других психических феноменов, деконцентрация внимания приобретает особый смысл. Благодаря этой психотехнике практикующий может, наконец, заметить так называемый «психический фон» и осознать самого себя как нечто отличное от фона.

Обычный человек полностью отождествлен с собственным осознанием и поэтому не способен его изменить. Если ему сказать, что существует дисциплина, цель которой – усиление осознания, он, скорее всего, просто не поймет, о чем идет речь. Я уже говорил выше, что человек всегда сливается с той психической функцией, которую он в данный момент выполняет. Если он размышляет, то он – это его размышления. Если он тревожится, злится, радуется – он отождествляет себя с этими эмоциональными феноменами. Его «Я» (осознание) проявляет себя довольно редко и в эмбриональной форме. С таким осознанием трудно работать.

Благодаря деконцентрации внимания, создающей внутреннюю перспективу, осознание становится одной из фигур, которые можно вычленить. С этой фигурой можно работать, как с любой иной – усиливать, ослаблять, расширять или сужать. Осознание, как это и предполагается в нагуализме, становится инструментом (орудием) особого рода. Его особенность заключается в том, что оно имеет внутреннюю (в данном случае – психическую) природу и обращено на самого себя. Оно может произвольно (т.е. подчиняясь собственной воле или намерению) усиливать себя, что и является задачей первого этапа психоэнергетической дисциплины.

1.2.1. Влияние психотехник на работу с чувствами и эмоциями


Именно на первом этапе могут ярко проявиться эффекты от сочетания работы с чувствами (сталкинг себя) и работы с вниманием. Возможно, это вызвано тем обстоятельством, что практик пытается перестроить собственную психическую жизнь в нескольких направлениях одновременно.

Конечно, это нелегкая задача – особенно когда психическая конституция практика уже обрела характерную жесткость, присущую людям среднего и старшего возраста.

Концентрация и деконцентрация внимания дают практику опыт осознания как независимой формации и позволяют вниманию достичь уровня «Наблюдателя». На этом уровне мы начинаем учиться управлять тем, что называют «растождествленным» вниманием. Такое внимание может, в частности, наблюдать за работой повседневного внимания (метавнимание).

Остальная часть психического поля становится средой, в которой субъект совершает разнообразные операции. Эта среда и есть предмет выслеживания, коррекции, трансформации. Так выглядит адекватное отражение реальной психоэнергетической ситуации.

Мы пребываем в заблуждении, когда отождествляем с центром собственного осознания все восприятия, впечатления, чувства и эмоции. Здесь и пролегает внутренняя граница между тоналем и нагуалем. Восприятия, эмоции, чувства и впечатления относятся к пространству тоналя. И только осознание (которое удерживает само существование нашего «Я») относится к нагуалю.

«Я» может выступать в роли исследователя и временами охватывать то или иное поле с целью его максимального изучения, но его сущность именно в том, что «Я» как нагуаль всегда может противопоставить себя любому произвольно выбранному полю. Осознание может охватить все или отстраниться от всего. Оно реализует таким образом свою свободу воли. Его орудием является внимание.

В процессе психоэнергетической практики субъект совершенствует это орудие. В частности, он специально занимается деконцентрацией внимания, используя тот или иной метод. Но само «Я» никогда не становится объектом деконцентрации – будучи частью нагуаля, оно остается вне любых манипуляций.

Сталкинг постепенно приводит к тому, что «Я» (осознание) явственно демонстрирует себя как нечто противопоставленное любым содержаниям тоналя. Мы начинаем осознавать свое «Я» как звено, соединяющее пространство личного тоналя с Бесконечностью вселенского нагуаля.

Все необычные переживания на пути нагуализма становятся предметом изучения и созерцания для нашего «Я» – для осознания, занятого усилением самого себя.

 

1.3. Попытки пробудить осознание в сновидении


Сновидение является продолжением той работы, которая была осуществлена наяву. Это надо понимать с самого начала практики.

Если нам не удалось реализовать задачи, поставленные наяву, то мы можем рассчитывать лишь на одно или два осознанных сновидения в результате вдохновляющего воздействия намерения, которое у начинающих практиков бывает вполне сильным. Но энергия намерения при отсутствии должных сталкерских и психотехнических навыков на первом этапе исчерпывается быстро.

Чаще всего в начале Пути практику вовсе не удается пробудить осознание в сновидении. Обычно первые осознанные сновидения происходят на втором или даже на третьем этапе, когда тональ начинает активно «очищаться» от стереотипного реагирования на базальные комплексы и, таким образом, постепенно приближаться к состоянию безупречности.

Тем не менее, я считаю, что предпринимать попытки к «пробуждению» в сновидении нужно с самого начала. Новое переживание своего осознания, возникшее благодаря опыту концентрации и деконцентрации внимания, и новая позиция своего «Я» в результате непрерывного сталкинга себя, – достаточно сильные стимулы для пробуждения осознания в сновидении. Разумеется, на первом этапе не следует ожидать от этих сновидений чего-то «магического» вроде посещения иных миров, но тело сновидения начинает формироваться с первых же энергетических сновидений.

Если вы особенно заинтересованы в исследовании сновидения, могу порекомендовать использовать проверенные методы концентрации перед засыпанием:

1) концентрацию внимания на макушке головы (или над макушкой), и
2) концентрацию слухового внимания в центре головы («внутренний звук»).

Эти приемы стимулируют пробуждение осознания в сновидении.

В дальнейшем – на втором, третьем этапе и далее – вы обнаружите, что больше не нуждаетесь в этих приемах для того, чтобы войти в состояние сновидения.

Разумеется, пока тональ не очищен основательно, качество и длительность сновидения будет зависеть, в первую очередь, от того, как вы обращались со своим вниманием и осознанием в течение прошедшего дня.


__________________________________

  [5] Содержание базальных комплексов подробно изложено в кн.: Ксендзюк А. Человек неведомый. – Киев: София, 2004.

  [6] Чувство собственной важности более подробно рассматривается в гл. 7. указанной книги.

  [7] Подробнее о безупречности и небезупречности см. гл. 7.

  [8] От англ. to indulge – «потакать себе, прощать себе, потворствовать».

  [9] См. работу, специально посвященную этой теме: Бахтияров О.Г. Деконцентрация. – Киев: Ника-Центр, 2002.

 

 

 

 

 

 

 

 


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека