И-Цзин. Древнекитайская Книга Перемен

2007

Книга Перемен (И-Цзин) - одно из древних трудов китайских философов. Эта книга уже многие столетия почитаема не только на Востоке, но и во всём мире. В книге скрыта великая мудрость и ответы на многие вопросы.




К оглавлению
И-ЦЗИН.     Древнекитайская "Книга ПЕРЕМЕН"





Чжоуская Книга Перемен


№27. И. Питание

Для того чтобы понять данную ситуацию, нам необходимо обратить внимание на составляющие ее три -граммы. Верхняя триграмма, так называемая гэнъ («гора»), являет качество стойкости, неподвижности. Нижняя триграмма чжэнь, которая образно выражается в молнии, представляет, наоборот, полную подвижность. Итак, нечто неподвижное — наверху и нечто движущееся, действующее — внизу. Это именно видно в действии челюстей: верхняя челюсть неподвижна во время еды, а нижняя челюсть движется. Но этот образ действующих челюстей был переосмыслен согласно технике мышления авто-ров «Книги Перемен». Поскольку нижняя триграмма является символом внутренней жизни или личной жизни, а верхняя —- внешней деятельности или совместной общественной жизни, где возможна помощь одного другому, то здесь, где во внешнем дан символ неподвижности, всякая помощь друг другу отпадает. Собственно говоря, все, что должно было бы быть сделано для помощи друг другу, уже выполнено на предыдущем этапе. Здесь возможно действие только каждого на свой риск и страх. Поэтому текст предлагает:


Питание.
Стойкость — к счастью.
Созерцай челюсти.
Они сами добывают то, что наполняет рот.


1 сяо (черта)

Данная ситуация рассматривается не только со стороны образа челюстей, но рассматривается и со стороны их деятельности, их участия в питании. Вот почему на первой позиции прежде всего рекомендуется человеку обратить самое большое внимание на питание. Оно должно быть для человека в данной позиции ценней, чем что бы то ни было. Мы имели уже случаи видеть, что, по воззрениям авторов «Книги Перемен», самое ценное — это предсказание оракула. Для некоторых целей оракулы в Китае пользовались черепахой. Здесь ради питания должна быть отброшена даже такая ценность, как черепаха, нужная для оракула. Но и другое, то, что было уже указано в общем введении — самостоятельность действий каждого человека,— здесь продолжает играть не менее значительную роль. Поэтому алчное стремление к имуществу другого человека не может при-вести ни к чему хорошему. Вот почему в тексте мы читаем:

В начале сильная черта.
Ты забросишь свою волшебную черепаху и,
смотря на мое [добро], раскроешь рот от алчности.
Несчастье.

2 сяо (черта)

Уже указано, что прежде всего здесь речь может идти о питании, но о самостоятельном питании. Поэтому рас- считывать на какую-нибудь помощь извне здесь совершенно излишне. Так как вторая черта стоит в соответствии с пятой, то помощь извне, если бы и была оказана, то только со стороны того, кто занимает пятую позицию. Но пятая черта здесь охарактеризована слабостью. По-этому в образе самой гексаграммы вполне указана невозможность помощи извне. Рассчитывать на помощь в крайнем случае можно было бы только при обращении вспять к первой позиции, которая во всей данной гексаграмме является главной. Пятая же позиция, выраженная в образе песчаного холма в данном тексте, настолько слаба, что не может даже найти удовлетворительного выхода для самой себя. Песчаным холмом она названа потому, что она слабая (некрепкий песок), и холмом она именно названа потому, что она наверху. Движение (предполагается движение вверх к пятой черте) может привести только к бедствию, к несчастью. Поэтому всякий выход вовне, всякий поход может быть здесь только неблагоприятен. И текст говорит:

Слабая черта на втором месте.
Питание навыворот.
Отклонишься от основы, чтобы питаться
на песчаном холме.
Поход — к несчастью.

3 сяо (черта)

Тема выхода вовне, намеченная в предыдущем, здесь повторяется еще раз, что вполне соответствует третьей позиции — позиции выхода из внутреннего во внешнее. Но как мы видели уже по сути данной гексаграммы, выход вовне — собственно, значит сбиться с пути. Если человек даже понял это, но все-таки продолжает двигаться вперед, только сохраняя прежнее направление, то такое движение не может увенчаться успехом. Наоборот, он должен возможно дольше (как говорит «Книга Перемен», 10 лет) не действовать, ибо в действии он не может найти ничего благоприятного. Поэтому и текст говорит:

Слабая черта на третьем месте.
Сбившееся питание; стойкость — к несчастью.
Десять лет не действуй.
Ничего благоприятного.

4 сяо (черта)

Нормальное движение в развитии ситуации, как оно выражено в символах гексаграмм, это — движение вверх. Но здесь такое движение было бы неэффективным. Причины этого уже указаны при объяснении второй черты. Здесь, прежде всего, нужно понять, что основная деятельность Для данной ситуации выражена в том, что было сказано о первой черте. Движение вниз — движение ненормальное для «Книги Перемен», но оно как раз должно быть на этой позиции. Однако четвертая черта тяготеет к пятой, ибо является лишь вступлением к ней. Но в этом как раз опасность, которая угрожает в данной ситуации. Опасность со стороны пятой черты выражена в образе тигра. Этот «тигр» только угрожает и не бросается потому, что здесь возможен выход вниз, к первой черте. Текст говорит о том, что хулы не будет. Полностью в образах текста это выражено так:

Слабая черта на четвертом месте.
Питание навыворот — к счастью.
Тигр смотрит, вперясь в упор.
Его желание — погнаться вслед.
Хулы не будет.


Цветущий персик.
Рисунок тушью.

5 сяо (черта)

На пятой позиции мы видим слабую черту. Она должна выразить то, что здесь не хватает сил даже для собственного развития. Однако основная норма для пятой позиции — это оказывать помощь другим. Поскольку здесь это невозможно, постольку здесь говорится об отклонении от основы. Единственно, что может посоветовать «Книга Перемен» человеку, стоявшему в данной ситуации,— это только переждать время. Всякое предпринятие большого дела не поведет здесь к благоприятному исходу. Поэтому текст предупреждает:

Слабая черта на пятом месте.
Отклонишься от основы.
Но если пребудешь в стойкости — счастье.
Невозможен брод через великую реку.

6 сяо (черта)

И вот наступает конец этого времени. Человек его уже переждал. Он выходит из данной ситуации — ситуации питания. Если выход из внутреннего во внешнее уже может быть рассмотрен как кризис, то тем более выход из одной ситуации в другую представляет собой кризис, более того, даже опасный кризис. Но, несмотря на всю его опасность, он необходим, ибо мир движется, проходя через ряд ситуаций, и человек должен переходить от одной к другой. Поэтому в конечном счете она приводит к счастью, нужно только вынести из всей данной ситуации на будущее то, что в ней было сделано положительного. Как мы видели, единственная положительная черта в данной гексаграмме — первая, где, собственно говоря, сделано уже все для питания. Поэтому и в тексте мы находим:

Наверху сильная черта.
Исход из питания.
Хотя и опасно, но будет счастье.
Благоприятен брод через великую реку.


Образец рисунка деревьев из книги "Слово о живописи из Сада с горчичное зерно".
(конец XVII века)




№28. Да-го. Переразвитие великого

Для того чтобы понять данную гексаграмму, небесполезно обратить внимание на ее внешний вид. Нижняя и верхняя черты в ней слабые, все остальные — сильные. Она точно указывает на какой-то предмет, у которого сила сосредоточена на всем протяжении, кроме концов, которые лишены этой силы. Это, согласно комментаторской литературе, образ балки стропил, прогнившей на обоих концах. Предыдущее положение могло быть охарактеризовано известным застоем, ибо все черты там тяготели вспять к первой. Всякий застой приводит к тому, что даже в самой мирной обстановке рождаются зачатки будущей смуты. Будет ли это взято в чисто внешнем образе, или будет перенесено на деятельность завоевателей,— везде мы будем видеть одно и то же: порок, зарождающийся от бездеятельности, от застоя. Этот застой отображен в образе концов балки. Поэтому в тексте здесь не раз встречается образ стропил. По существу, данная ситуация является неблагоприятной, и поэтому единственное, что может рекомендовать «Книга Перемен» — это как можно скорее выйти из нее. В этом — смысл того, что здесь благоприятно иметь куда выступить. Текст говорит:


Переразвитие великого.
Стропила прогибаются.
Благоприятно иметь куда выступить.
Свершение.

1 сяо (черта)

Комментаторы обыкновенно рассматривали гексаграммы и со стороны их пространственного расположения. Поэтому во многих случаях нижняя черта символизирует что-нибудь находящееся внизу. Так, например, подстилка ложа может быть символизирована нижней чертой, фундамент тоже может быть отнесен к нижней черте. Здесь нижняя черта — слабая. Поэтому в переводе на язык образов «Книга Перемен» говорит о мягком белом камыше, который берется для подстилки. Само собой понятно, что слабая черта — мягкий белый камыш — не может быть прочным и основательным фундаментом. Если человек пребывает в данной ситуации и занимает именно эту позицию, то его может охватить испуг, что вся его деятельность построена на недостаточно твердом основании. Но все здесь сводится к тому, чтобы выступить из данной ситуации, выйти из нее. Поэтому здесь излишне строить благополучие, не основанное на крепком фундаменте. Вот почему здесь текст «Книги Перемен» стремится успокоить тревогу:

В начале слабая черта.
Для подстилки пользуйся белым камышом.
Хулы не будет.

2 сяо (черта)

Вся гексаграмма, выражающая переразвитие великого, напоминает характерные качества верхней черты. Это образ старости, которая достигла всего и которая ждет только покоя. Здесь в образах «Книги Перемен» отражено сочетание такой старости с чем-то, несущим новые импульсы. Именно эти новые импульсы, которые выражены в почках на старом тополе, могут привести к выходу из данной, в общем неблагоприятной ситуации. Поэтому «Книга Перемен» говорит в достаточно ясных образах:

Сильная черта на втором месте.
На иссохшем тополе вырастают почки.
Старый человек получает эту девушку в жены.
Ничего неблагоприятного.

3 сяо (черта)

Выход из данной ситуации наступить должен, но он должен наступить во благовремении. Третья черта характеризует здесь кризис выхода во внешнее, который несколько преждевременен. С другой стороны, образ, данный в «Книге Перемен», может быть понят и так, что выход из данной ситуации для человека является ломкой, ломкой старого. Для ситуации это — несчастье, гибель. Но это не значит, что данная ситуация является гибелью и для человека, проходящего ее. В «Книге Перемен» выражена лишь часть этих мыслей, сохраненных комментаторской литературой. Текст говорит только:

Сильная черта на третьем месте
Стропила прогибаются — несчастье.

4 сяо (черта)

Четвертая позиция, целиком тяготеющая к пятой, которая представляет максимальное развитие данных качеств гексаграммы, вся озарена силами пятой. Поэтому и текст здесь говорит о «великолепии». Однако нельзя думать, что это великолепие может быть понято как нечто положительное, ибо именно оно может приковать внимание человека настолько, что он остановится, тогда как самое основное требование «Книги Перемен», обращенное к человеку, находящемуся в данной ситуации, это — выход из нее, т. е. выход из застоя. Если человек отдастся чему-нибудь иному, кроме выхода из ситуации переразвития великого, то он остановится на месте, не выйдет из нее, и ему придется пожалеть об упущенном времени. Исходя из этих несколько противоречивых мыслей, текст говорит:

Сильная черта на четвертом месте
Стропила великолепны.
Счастье.
А если что-нибудь другое, то будет сожаление.

5 сяо (черта)

Тот процесс, который был намечен во второй позиции, поскольку она стоит в соответствии с пятой, здесь показывается в его завершении. Если там был образ почек, то здесь дан образ цветов. Но сама пятая позиция не тяготеет никуда. Поэтому здесь выступает образ безразличной старухи. Правда, она находит своего старого мужа — служилого, который дряхл и поэтому выражен слабой шестой чертой,— и они замыкаются в своей личной жизни, не обращая внимания на окружающих их. Это — удовлетворение, замкнутое в себе. Правда, удовлетворение это заработано всем, что было сделано на предыдущих ступенях. За него никто не будет хулить, но и похвалы человек, стоящий в такой ситуации, не заслуживает, ибо он замыкается в себе. Вот почему в тексте мы можем прочитать:

Сильная черта на пятом месте.
На иссохшем тополе вырастают цветы.
Старая женщина получает этого служилого мужа.
Хулы не будет.
Хвалы не будет.

Фу-си и Нюй-ва.
Изображение на шелке.
(1 половина VII века; провинция Синьцзян)

6 сяо (черта)

Всякая чрезмерность приводит к гибели. Гибель может быть понята и как несчастье. Но поскольку ни одна из ситуаций, выраженных в гексаграммах, не может длиться вечно, то эта гибель возникает совершенно естественно. Здесь шестую позицию занимает слабая черта, и это символизирует отсутствие сил, необходимых на переход, который нужно сделать, т. е. на переход к новой ситуации. Поэтому здесь особенно подчеркнута гибель. Сама динамика перехода может захлестнуть переходящего человека. Но, как уже было указано, это совершенно естественное положение. Поэтому «Книга Перемен» говорит, что никто не осмелится хулить человека, погибшего в этом положении. Иными словами, в тексте мы видим:

Наверху слабая черта.
При переходе вброд исчезнет темя.
Несчастье.
Хулы не будет.


Цветы мэйхуа.
Рисунок тушью.




№29. Си-кань. Повторная опасность

Данная гексаграмма имеет название, которое может быть переведено и понято двояко: это или опасность, или бездна. Поэтому, если комментаторы уделяют некоторое внимание пониманию ее через слово опасность, то сам текст приводит образы бездны на каждом шагу. Появление ее в данном месте текста объясняется тем, что предыдущее состояние, указанное в ряде ближайших гексаграмм, дает образ сравнительно мирного существования человека. Но самое мирное пребывание, если недостаточно обращено внимание на подготовку к будущим затруднительным положениям и бедствиям, приводит к некоторой распущенности. На гносеологических путях комментаторы отмечают здесь замену акта познания запоминанием уже накопленного опыта. Но если бы главное внимание было обращено на констатацию самого факта опасности пребывания в бездне, то это не соответствовало бы характеру «Книги Перемен», которая ставит своей целью давать человеку предупреждение и указывать на пути преодоления тех или иных положений жизни. Яркий образ триграмм, составляющих данную гексаграмму, представляет собою бескомпромиссное движение среди отставшей косной среды. Между прочим, Р. Вильгельм дает интересную расшифровку образа триграммы кань. Здесь все сильные черты помещены между двумя слабыми. Но слабые черты выражают не столько слабость, сколько нечто противоположное силе, т. е. инерцию, косность. И Р. Вильгельм говорит об образе потока, который мчится меж обледенелых берегов. Так же должна быть направлена моральная деятельность человека сквозь окружающие его привычные взгляды, традиционные представления и т. п. Из этого уже намечается основной тон, взятый в данной гексаграмме, состоящей в стремительном призыве к исканию истины, т. е. внутренней правдивости, о которой говорит текст. Ибо только внутренняя правдивость может в конце концов привести к тому, что действия человека будут гармонически включены в мировое развитие и поэтому вызовут одобрение. Так, в тексте мы читаем:


Повторная опасность.
Обладателю правды — только в сердце свершение.
Действия будут одобрены.

1 сяо (черта)

Поскольку данная ситуация указывает на искания внутренней правды, постольку нельзя предполагать ее наличие уже в самом начале. Поэтому первая позиция говорит о том, что внутреннюю правду еще только можно найти. Здесь человек пребывает еще целиком в бездне, качественно иной, чем то, что в результате данной ситуации может быть достигнуто, т. е. в бездне незнания, в бездне лжи, неправоты. Поэтому здесь «Книга Перемен» только констатирует:

В начале. слабая черта.
Двойная бездна.
Войдешь в пещеру в бездне.
Несчастье.

2 сяо (черта)

В той бездне, о которой говорится здесь, как уже было указано, старые привычки, опыт, накопленный прежде, могут подменить содержание нового акта познания. По-этому, хотя вторая черта в общем благоприятна в символах «Книги Перемен» (и благоприятна именно потому, что она представляет собой качество уравновешенности), хотя здесь эта черта и символизирует сравнительно благоприятную позицию в отношении внутренней правды, но все же внутренняя правда еще не достигнута. На каждом шагу человеку еще грозит опасность. Только активное завоевание внутренней правдивости может привести к каким-нибудь результатам.

Поэтому и текст говорит здесь:

Сильная черта на втором месте.
В бездне есть опасность.
Добиваясь, кое-что получишь.

3 сяо (черта)

Выход из внутреннего во внешнее, из той среды, в которой человек находится в данный момент, характерен для третьей позиции, как мы знаем из многочисленных предыдущих примеров. Но качество данной ситуации в целом оказывает свое воздействие здесь в том смысле, что выход из бездны еще не гарантирует окончательного ухода от нее, ибо за одной бездной может быть вторая, как это показывает уже самое заглавие гексаграммы. Поэтому и текст дает указание на возможность новых бездн, в которые проваливается человек в своем действии — искании истины. Самое важное здесь — не слишком полагаться на себя. Поэтому действие, исходящее только из личной инициативы и не считающееся с помощью извне, не может быть благоприятно. Вот почему в тексте сказано:

Слабая черта на третьем месте.
Придешь или уйдешь — будет бездна за бездной.
Пусть и опасно, но все же есть поддержка.
Войдешь в пещеру в бездне — не действуй.

4 сяо (черта)

То, что еще не познано, в известном смысле лежит за пределами сознания, вовне. Поэтому при переходе к внешней верхней триграмме может быть речь о новом акте познания как таковом. Этот новый акт познания может и должен возбудить в человеке прежде накопленный опыт, для того чтобы впоследствии , быть гармонически синтезированным с ним. Новый акт познания возбуждает человека, как возбуждает его вино. Но новый акт познания, с другой стороны, должен быть сам, в свою очередь, облечен в некоторую форму из прежде накопленного опыта. Точно еда, лежащая в чаше, он должен быть облечен в форму этой чаши. При этом необходимо помнить, что в конечном счете истина сама в себе проста и эта простота истины выражена в образе простого глиняного кувшина, о котором говорит текст. Если это понято так, тогда человек может прибегнуть ко всему тому, что помогает ему на пути синтезирования нового акта познания, и в этом синтезе перед ним должно открываться окно для прозрения в истину. Приблизительно такую интерпретацию этих образов можем найти в комментарии Вань И. Однако эти образы интерпретировались и иначе. Существуют различные интерпретации, построенные по поводу одного и того же текста:

Слабая черта на четвертом месте.
Всего кружка вина, миска еды, и в придачу
нужен лишь глиняный кувшин.
Принятие обязательств через окно.
В конце концов хулы не будет.

Цветы мэйхуа.
Рисунок тушью.

5 сяо (черта)

Здесь, несмотря на всю благоприятность пятой позиции, еще нельзя говорить о ликвидации данной ситуации. И необходимо помнить, что вся ситуация — ситуация опасной бездны. Здесь, собственно говоря, только начало процесса выхода из бездны. Она еще не может быть наполнена, т. е. не может исчезнуть. Но бездна — вода, взволнованная бурей,— здесь уже отходит на второй план. Бурную поверхность заменяет водная гладь. Это единственное, что может быть достигнуто здесь. Но если это достигнуто, то положено начало правильного выхода из данной ситуации. Так, в тексте мы читаем:

Сильная черта на пятом месте.
Бездна не наполняется.
Когда уже выровняешь ее, хулы не будет.

6 сяо (черта)

Поскольку шестая позиция — позиция переразвития, постольку тот новый акт познания, о котором говорилось в предыдущих этапах, акт познания правды, необходимой для выхода из бездны, является здесь тоже переразвитием, т. е. он доминирует над опытом, накопленным прежде. Но опыт знания, приобретенного прежде, является тем, что может систематизировать познанное вновь, тем, что может и должно связать его и укрепить. Следовательно, знание, накопленное встарь, должно быть прочно, надежно и крепко. Без этой связи прежнего и нового человек может только запутаться, заблудиться в дебрях несистематизированного опыта, приобретенного вновь. Если человек попал бы в такое состояние, то из него, именно в силу его качества, выбраться было бы не так просто. Поэтому текст предупреждает здесь так:

Наверху слабая черта
Для связывания нужен канат и аркан.
Заключение в чаше терновника.
И в три года ничего не получишь.
Несчастье.


Двуглавый Бинфэн.
Иллюстрация из книги "Каталог гор и морей".




№30. Ли. Сияние

Данная гексаграмма состоит из двух триграмм, одноименных с названием гексаграммы. По символике образов «Книги Перемен» триграмма ли является знаком огня. Отсюда и название, которое указано выше. С другой стороны, с древнейших времен комментаторы указывают на то, что огонь не существует сам по себе, а он цепко держится за горящий материал. Поэтому слово ли имеет также значение «крепко держаться за что-нибудь». Поэтому комментаторская литература подчеркивает обозначение этого термина и говорит о том, что в предыдущей ситуации, где все окружение действующего человека напоминало опасность, бездну, где ничто не поддерживало его, нужно было добиться и найти внутреннюю правду. Здесь уже все это сделано и нужно только научиться крепко держаться найденной внутренней правды. Это умение держаться, которое в предыдущей ситуации выступает лишь как побочное качество действующего человека, здесь выделено как особая самостоятельная ситуация. Поэтому здесь говорится об умении придерживаться той истины, которая найдена в предыдущем. Придерживаться необходимо с полной стойкостью, ибо только это может гарантировать правильное развитие и свершение того, что должно быть свершено в данном положении. Кроме того, для понимания данного текста необходимо принимать во внимание, что по символике животных в «Книге Перемен» корова является символом податливой исполнительности, но исполнительности, не лишенной силы, а, наоборот, исполненной большой мощи. Кроме того, то, что корова может родить теленка, указывает на возможность из данной ситуации перейти к чему-то новому, иному. Только принимая это во внимание, можно понять несколько неожиданный и бессвязный образ, данный в тексте:


Сияние.
Благоприятна стойкость.
Свершение.
Разводить коров — к счастью.


Образец рисунка для почтовой бумаги.
(XVII век)

1 сяо (черта)

Когда наше познание направлено на приобретение новых сведений, то, несмотря на наличие знания, накопленного прежде, наши поступки и наши познавательные акты могут быть еще лишены систематичности. Здесь еще вполне возможна путаница, о которой говорит текст. Даже напряженная наша деятельность в данном состоянии может привести нас к некоторой неудовлетворительности ее, но эта неудовлетворительность, как и ошибки предыдущего опыта, должны быть уничтожены в самый момент их появления. Нужно бдительное и строгое отношение к себе, чтобы предупреждать ошибки, чем исправлять их после того, как они уже совершены. Так, текст говорит об этом следующее:

В начале сильная чсрта.
Путаница поступков,
Но если отнесешься к ним с серьезностью,
хулы не будет.

2 сяо (черта)

Во второй гексаграмме мы уже видели на других ступенях, что желтый цвет является символом уравновешенности и серединного положения черты, которая, как известно, идет изнутри вовне. Так и качество данной позиции из внутреннего центра исходит вовне. Качество второй позиции как нельзя более совпадает с качеством данной гексаграммы в целом. Поэтому текст здесь чрезвычайно лаконично говорит только о благоприятности ситуации вокруг человека:

Слабая черта на втором месте.
Желтое сияние.
Изначальное счастье.

3 сяо (черта)

Поскольку третья позиция является концом нижней триграммы и переходом к следующей, постольку в ней совершенно естественно появление образа заката, будет ли это закат, понимаемый реально, или закат, понимаемый в переносном смысле. Только средняя фраза о песне, по всей вероятности, является позднейшей вставкой в текст, и поэтому ее довольно трудно пояснить рациональным образом. Но песня-аккомпанемент такого «постукивания по глиняному кувшину», очень может быть, является также мотивом, который встречаем уже в притчах Чжуан-цзы, где говорится о том, как на закате своих дней, похоронив жену, Чжуан-цзы распевал под такой аккомпанемент. Итак, текст говорит здесь:

Сильная черта на третьем месте.
Сияние солнечного заката.
Если не песня под постукивание
по глиняному кувшину.
то вздохи глубокого старца.
Несчастье.

4 сяо (черта)

В первой гексаграмме мы рассматривали четвертую позицию как сильный, внезапный порыв от прошлого к будущему. Здесь та же динамика звучит в афоризме данной черты. Все, что было, все, что найдено на предыдущих ступенях, должно сгореть и быть отвергнутым. Здесь говорится только о материале, который горит, ибо все здесь для того, чтобы было само горение, горение, выраженное во второй черте. Поэтому текст только констатирует:

Сильная черта на четвертом месте.
Внезапно наступает это!
Сгорание, отмирание, отверженность.

5 сяо (черта)

Если нижняя триграмма рассматривает огонь с точки зрения его сияния, то верхняя скорее рассматривает его с точки зрения сгорания, ибо оно не внутреннее качество огня, не сам он, а лишь условие его существования. И поскольку пятая позиция больше других выражает подлинные качества верхней триграммы, постольку здесь с особенной силой дан образ сгорания. Но для наличия огня необходимо сгорание. Можно только сочувствовать тому, что сжигается. Так, можно только сочувствовать опыту предыдущего познания, который служит лишь топливом, материалом для нового познания. В общем же ситуация, взятая в контексте со второй позицией, дает утверждение счастливого исхода. Об этом говорит и текст:

Слабая черта на пятом месте.
Выступившие слезы льются потоком.
Но будут сочувственные вздохи близких.
Счастье.

6 сяо (черта)

С одной стороны, сиянию свойственно излучение вовне, уничтожение окружающей тьмы. С другой стороны, верхняя черта символизирует выход за пределы, вне данной ситуации. Поэтому совершенно понятно, что текст, сложившийся в условиях раннего феодализма, по-своему выражает это настроение:

Наверху сильная черта.
Царю надо выступить в карательный поход.
Будет радость.
Ему надо казнить главаря и переловить тех, кто не предан ему.
Хулы не будет.


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека