И-Цзин. Древнекитайская Книга Перемен

2007

Книга Перемен (И-Цзин) - одно из древних трудов китайских философов. Эта книга уже многие столетия почитаема не только на Востоке, но и во всём мире. В книге скрыта великая мудрость и ответы на многие вопросы.




К оглавлению
И-ЦЗИН.     Древнекитайская "Книга ПЕРЕМЕН"





Чжоуская Книга Перемен


№14. Да-ю. Обладание великим

После уничтожения упадка и совместного действия единомышленников все оказывается в их руках. Они сообща обладают великим. Поэтому никакие препятствия на их пути развития невозможны, и развитие идет так, как оно изначально задумано. Это выражено и в символике гексаграммы, где гштая слабая черта является центром тяготения всех остальных черт. Она обладает ими всеми. Это и есть обладание великим, т. е. всеми элементами света. Они действуют все сообща, поэтому как и в предыдущей ситуации совместимость действия здесь особо подчеркивается. Здесь же идет речь лишь о том, что в данной ситуации, несмотря . на ее благоприятность, все же необходима полная активность. Только тогда в конкретных условиях отдельных позиций может происходить то, о чем говорит основной текст гексаграммы:


Обладание великим.
Изначальное развитие.

1 сяо (черта)

Владение многим вызывает опасение в том, что это потребует слишком больших и разносторонних связей, между которыми могут оказаться и связи с тем, что наносит ущерб. Конечно, такое отсутствие общения с вредным не заслуживает порицания, но полная безупречность и на будущее достижима лишь в том случае, если поставить препятствия даже самой возможности общения с вредным. Осуществление зависит от развития того, кого это касается. На первых ступенях создание таких препятствий сводится к системе запретов. Но они отпадают по отношению к тому, кто уже достиг идеальной чистоты. Вредное влияние на него не может быть оказано, даже если он общается с самым низким и переразвитым, Эти влияния ограничены уже в силу его чистоты. Однако текст без разграничений говорит об этом:

В начале сильная черта.
Отсутствие связей с вредным — не хула.
Поставь им затруднения, и тогда хулы не будет.

2 сяо (черта)

Во внутреннем апогее обладания великими достижениями на первый план выступает возможность самого широкого усвоения воспринимаемого материала. Символически это выражается в правильном соответствии внутреннего (вторая черта) и внешнего (пятая черта). Этим определяется и возможность экспансии действия. Конечно, это не дается автоматически, а требует развития некоторой культуры сознания для недостаточно развитого человека так же, как для человека, ушедшего в своем развитии вперед, необходима деятельность, направленная на благо остальным людям. Только при этом достижимо то, что выражено в следующем образе текста:

Сильная черта на втором месте.
Большая колесница — для того,
чтобы ее нагрузить.
Ей есть куда отправиться.
Хулы не будет.

3 сяо (черта)

Общность действия, о которой говорилось во введении, здесь особенно необходима. Символом такого обобщения многих людей в древнем Китае мыслился князь. Даже само слово «князь» — гун — сохранило не менее частое значение «общий». Только при наличии этого качества возможно здесь движение вверх. Но при таком восхождении человек недостаточно развитой,— этически ничтожный,— может из-за радости и эгоистического наслаждения подъемом отклониться от намеченной цели. В этом сказывается положение кризиса, заметное даже в столь благоприятной ситуации. Только вполне совершенный человек может здесь не погибнуть от этой надвигающейся на него радости. Для рядового человека здесь нужна особая тренировка ума, которая не под силу этически отсталому человеку. В этом смысле приходится понимать слова текста:

Сильная черта на третьем месте.
Князю надо проникнуть к Сыну Неба.
Ничтожным людям это невозможно.

4 сяо (черта)

Если третья позиция, как правило, выражает кризис перехода от внутреннего к внешнему, то четвертая позиция выражает уже погружение во внешнее, в «иное». С этим необходимо связано некое настроение самоотрешенности, которое можно усмотреть при внимательном изучении всех текстов четвертой позиции. Это достигается, следовательно, лишь герменевтически, а не из комментаторской литературы. Однако и лучшие комментаторы смутно сознавали эту закономерность текста и на своем языке соответственно выражали ее. Наиболее выпукло это в применении к данной гексаграмме у Вань И, одного из самых вдумчивых истолкователей. В общем разграничивая приложимость данной гексаграммы к человеку, лишь начинающему свой познавательный путь, и к человеку, достигшему на этом пути совершенства, он здесь, несмотря на их различие, по-разному говорит об одном: о том идеале, который в истории буддийской философии выразился в основном учении махаяны — в мотиве самоотдачи во имя других. Это противопоставляется эгоцентрическому развитию школы шраваков и пратьекабудд. Допускается, что и эти школы приводят к познанию истины, но лишь через само-отрешение возможно подняться к истинному познанию ее. Эта мысль нашего комментатора напоминает формулу Гете: «Das Was bedenke, mehr bedenke Wie». В ситуации обладания великим, конечно, возможно достичь пышности в личных владениях, но на позиции самоотрешенности,— необходимо отказаться от личного обладания ради общности обладания. Только так здесь достижима безупречность, о которой говорится в тексте, и ясность, которой она парафразируется в четвертом слое. В тексте читаем:

Сильная черта на четвертом месте.
Отрицай свою пышность.
Хулы не будет.

5 сяо (черта)

Данная позиция выражает положение, в котором свободно, без принуждения себя к чему-либо человек проявляет с наибольшей очевидностью существо всей ситуации. Это — положение, в котором он в полной правдивости владеет многим. Именно здесь ему доступно также и самое интенсивное общение с людьми. Но они могли бы злоупотреблять этим, если бы не другое, совершенно необходимое для человека в таком положении. Это суровая строгость его. Так, направляя людей, он выдвигает лучших из них и подавляет все дурное в них. Такое очищение необходимо для достижения следующей ступени, на которой должны исчезнуть грани социальной иерархии. В краткой формуле выражает это текст:

Слабая черта на пятом месте.
В такой правдивости [будь] общителен и строг.
Счастье.

6 сяо (черта)

Тяготение всех предыдущих позиций к пятой было окрашено общим тоном подъема к высшему. Но и шестая позиция представляет здесь силу, которая, несмотря на высоту своего положения, склоняется перед низшей, но в данной ситуации главной силой пятой черты. «Трудно дается это человеку, поэтому небо должно непременно помочь ему в этом»,— восклицает по поводу данного текста Ито Тогай. И текст почти до многословия, чуждого Книге, подчеркивает удачность данного положения, в котором уже намечается зачаток ситуации, выраженной в следующей гексаграмме Смирение. Текст здесь следующий:

Наверху сильная черта.
Само небо благословляет на это.
Счастье. Ничего неблагоприятного;




№15. Цянь. Смирение

Обладание великим достоянием, всей полнотой мира, могло бы быть конечной целью, если бы в мире допускалась возможность остановки. Но основным положением является учение об изменчивости, о непрерывной подвижности мира и о том, как должен человек гармонически включаться в это движение. Поэтому остановка в развитии является не остановкой, а отставанием, вызывающим конфликт с мировым развитием. Поэтому, если остановиться даже на высоте величайших достижений, то и в такой остановке не будет правильного отношения к миру. Но двигаться прямолинейно дальше уже нельзя, ибо на предыдущей ступени достигнуто все, чего надо было достигнуть. Следовательно, только полный отказ от уже достигнутого может гарантировать возможность дальнейшего развития, идущего в ногу с развитием мира. Такой необходимый отказ от личных достижений называется «смирение» и выражается в образе самой гексаграммы, в которой под знаком земли помещен знак горы. Гора должна вообще возвышаться над землей, и если она находится под землей, то в этом с предельной лаконичностью выражен образ смирения. Такое положение не должно отпугивать человека. ибо толъко в нем здесь возможно дальнейшее развитие, причем это развитие должно быть плодотворным: оно должно быть доведено до конца, до завершения. В этом смысле в тексте говорится:


Смирение. Развитие.
Благородному человеку предстоит завершенне.


Люнъюй (Холм-рыба).
Гравюра из книги "Каталог гор и морей".

1 сяо (черта)

На первой ступени смирение показывается в самой интенсивной, но и в самой общей форме. Поэтому невозможно конкретизировать его в специфическом образе. Возможно лишь указать на то, что человеку, обладающему данным свойством, предстоит необходимость преодоления громадных трудностей, ибо благодаря этому свойству он предрасположен к такому преодолению. Это понятно, потому что здесь данное свойство рассматривается в его невыявленном состоянии, а потому не указывается его практическое приложение; с другой стороны, оно, судя по композиции «Книги Перемен», присуще человеку, который на предыдущих этапах достиг уже громадных результатов и потому способен на преодоление самых больших трудностей. Текст выражает это так:

В начале слабая черта.
Смиренный из смиренных благородный человек.
Ему надо переходить вброд через великую реку.
Счастье.

2 сяо (черта)

На второй позиции возникает нечто вроде конфликта между спецификой всей гексаграммы (смирения, т. е. невыявленности, отступления в тень и т. п.) и характером второй позиции, смысл которой состоит в том, что на ней выявляются внутренние качества. На разрешение этого противоречия оказывает влияние и то, что данная позиция предваряет следующую, на которой самым интенсивным образом проявляется содержание понятия смирения. В результате оказывается, что выявление внутреннего свойства здесь все же происходит. но это свойство — смирение, т. е. то, что не может выражать себя самого, а выражается лишь в самоотдаче, в созвучии с тем, что выражает себя. При этом гармоничность развития здесь может быть легко нарушена тем, что внимание, уделяемое выражению собственного свойства, будет сильнее самого свойства — смирения: невыражения себя в первую очередь. Поэтому к счастливому исходу здесь приводит лишь стойкое и непоколебимое смирение, или, как об этом говорит текст:

Слабая черта на втором месте.
Созвучное смирение.
Стойкость — к счастью.

3 сяо (черта)

Момент кризиса здесь выражен уже в самом образе триграммы. В образе «гора» третья черта, как самая вознесенная, изображает специфику возвышающейся горы. Но на этой позиции именно происходит соприкосновение «горы» с «землей», и именно высшей точки горы с низшей областью земли. Так, содержание смирения здесь выступает с особенной силой; но именно благодаря этому и для обладания таким смирением необходимо наибольшее напряжение. Только интенсивным трудом достигается смирение; оно подлинно может быть выражено в образе горы (смысл ее — возвышаться), но склонившейся ниже земли, которая должна быть ниже всего. И только человек, обладающий таким выработанным смирением, может довести свое дело до конца и, выполнив все, что требуется временем и положением, встать в правильное отношение к мировому свершению, т. е. достигнуть счастья. Такой человек если для себя и достиг уже в прошлом полной победы над всяким злом, то здесь он вторично вступает с ним в борьбу, для того чтобы своей борьбой подать пример другим. Поэтому и в тексте говорится:

Сильная черта на третьем месте.
Смиренному от трудов своих благородному человеку
предстоит завершение [его дел].
Счастье.

4 сяо (черта)

Мы видели, что свойство предыдущей позиции оказывает влияние на свойство второй позиции. Но на третьей позиции это свойство вырабатывается лишь путем определенных усилий. На четвертой позиции оно уже выработано, и если на предыдущей ступени смирение оказывалось действующим вовне вследствие усилий (что стоит в соответствии с символом сильной черты), то здесь (где позиция занята слабой чертой) воздействие силы и принуждения уже невозможно. Но на четвертой позиции само наличие выработанного свойства может оказывать воздействие на иное. Это свойство действует как увлекающий пример. Поэтому все действие здесь свободно и не встречает никаких препятствий. Вот почему и в тексте сказано:

Слабая черта на четвертом месте.
Ничего неблагоприятного. Манящее смирение.

5 сяо (черта)

Свойства, выраженные на третьей позиции, находили поддержку в своем окружении. Изнутри там действовало «созвучное смирение», создающее резонанс, извне действовало «манящее смирение», которое является лишь дальнейшим развитием свойств третьей ступени. Здесь же, на пятой позиции, обстоятельства иные: изнутри действует четвертая позиция, лишенная собственных сил, а вовне — шестая, которая, как правило, символизирует уже утрату свойств данной гексаграммы. Поэтому здесь невозможно ожидать поддержки из окружения, от «соседей». Деятельность здесь возможна лишь как совершенно самостоятельная. Но в силу всего предыдущего процесса качество смирения доведено уже до такой полноты и совершенства, что даже для действий, противоположных действию смирения, последнее все же является наиболее характерным, и поэтому даже такая деятельность не вступает в конфликт с общей ситуацией и не встречает ничего не благоприятствующего ей. Это находит в тексте следующее выражение:

Слабая черта на пятом месте.
Не разбогатеешь от соседей своих.
Благоприятна необходимость совершить
карающее нападение. Ничего неблагоприятного.

6 сяо (черта)

На шестой позиции ситуация и ее характерные черты подходят к концу, теряют свою специфичность. Так и здесь, смирение остается лишь как отзвук прошлого, тех трудов, которые упоминаются на третьей позиции. Зато агрессивность, начавшаяся на предыдущей, пятой позиции, здесь получает еще большее развитие, особенно как необходимость подчинить себе то, что вышло из повиновения, ибо здесь уже не действуют ни мощь усилий, как на третьей позиции, ни заманчивость примера, как на четвертой. Здесь основной тон смирения уже только звучит, но не действует, и ограничение, исходящее от смирения, отступает, ибо оно должно уступить место дальнейшей ситуации Вольность, для которой характерно отсутствие ограничений. Поэтому здесь обстановка благоприятствует действиям, далеким от смирения. В тексте это выражено следующим образом:

Наверху слабая черта.
Звучащее смирение.
Благоприятствует необходимости
двинуть войска и пойти на города и царства.


Торжественное облачение
китайских императоров эпохи Мин (XV-XVII в.),
украшенное драконами
туаньлунами о пяти когтях.




№16. Юй. Вольность

Смирение, которое описано в предыдущей гексаграмме, дает прежде всего возможность сближения высших с низшими, уравнивает их. Поэтому оно и обеспечивает равные условия для всех, и с него может начаться новый цикл развития. Оно лишь почва, на которой начинают снова действовать силы развития, идущие из глубины вовне. Это положение выражено в настоящей гексаграмме, где внизу мы видим знак земли, однородность черт которой выражает равенство. Над землей, вовне, расположен знак молнии, сущность которого — активность, проявляющаяся изнутри вовне. Ничто не предстоит и не препятствует этой активности. Она находится в условиях полной свободы — вольности. Но если такая вольность ничем и не ограничена извне, то она все же должна быть ограничена сама собой, ибо иначе она рискует превратиться в хаос. (Так и подлинный художник, свободный в своем творчестве, должен сам для себя выбрать законы творчества и подчиниться им, иначе не гармония будет в его произведениях, а произвол.) Такое необходимое самоограничение должно развиваться как на пути утверждения положительных элементов (представителей того, что действует из центра вовне), так и на пути поражения отрицательных сил, на пути их завоевания. «Книга Перемен» сложилась в условиях феодального общества и в среде носителей феодальной власти. Поэтому не удивительно, что эти мысли здесь облечены в следующие образы:


Вольность.
Благоприятствует возведению на престол феодалов
и движению войск.

1 сяо (черта)

Вся эта ситуация должна рассматриваться под знаком учения об изменчивости мира, а именно: «когда расцвет достигает полноты, то необходимо наступает упадок». Поэтому и вольность ни на минуту не должна отстранять бдительность. Это особенно применимо к первой позиции, которая, согласно традиции, обозначает того, кто, не обладая еще развитыми силами, сам действовать еще не может и, ничего не предпринимая к своему усовершенствованию, только вторит силам, задающим тон. Естественно, такая деятельность не приводит к счастью. Поэтому в тексте мы читаем:

В начале слабая черта.
Созвучие вольности.
Несчастье.

2 сяо (черта)

Вольность, угрожающая превратиться в хаос, более всего нуждается в самоограничении, которое может исходить из сосредоточенного покоя. Он именно выражается на этой второй позиции (центральной — «сосредоточенность»; триграмма «земля», «покой»). И именно эти качества дают возможность совершенно отчетливого рассмотрения мира, при котором собственное движение не искажает его перспективы. Поэтому именно здесь возможно моментальное восприятие его, включающее в себя и предвидение наступающих, но еще не сложившихся событий. Здесь совершенно излишне ждать целый день, пока не будет достигнуто познание. Поэтому и в тексте мы находим соответствующие образы, достаточно выразительные, несмотря на их спорадичность:

Слабая черта на втором месте. Крепче, чем камень...
Не до конца дня.
Стойкость — к счастью.

3 сяо (черта)

На третьей позиции характеризуется ситуация кризиса при переходе от сосредоточенного покоя к действию вольности. Последняя здесь настолько близка, что заслоняет собою все остальное, всю необходимость самоограничения и бдительности. Здесь легко «заглядеться» на вольность, а тем самым допустить задержку развития, «промедлить». Но всякое промедление есть отставание и упущение, в котором придется раскаяться. Поэтому и текст предостерегает:

Слабая черта на третьем месте.
Заглядишься на вольность — раскаешься.
[Ибо] промедлишь, и будет раскаяние.


4 сяо (черта)

Эта позиция, единственная занятая сильной чертой, является главной во всей гексаграмме Вольность. Все остальные позиции относятся к ней лишь как подсобные. Все их силы группируются вокруг нее, как волосы, «покрывающие шпильку», группируются вокруг нее в прическе. Это особенно возможно потому, что именно здесь может проявиться вольность (активная сильная черта в триграмме «молния»), лежащая на подготовленной почве (в триграмме «земля» — покой и стойкость). Здесь возможно достижение самых широких целей и неуместно никакое сомнение. Поэтому и в тексте мы находим афоризм, полный бодрости:

Сильная черта на четвертом месте.
Исходи из вольности. Обладание великим — доступно.
Не сомневайся.
Друзья [соберутся вокруг тебя, как волосы], покрывающие шпильку.

5 сяо (черта)

Как уже было указано, в данной гексаграмме главная позиция — четвертая, и ей подчинены остальные. Но пятая и шестая — расположены над ней, это выражает их переразвитие, чрезмерность качеств, что рассматривается как отрицательное явление; так и стойкость, развитая чрезмерно, доводит до болезненности. Положение это было бы совершенно несчастливым, если бы не сосредоточенность, сохраняемая навсегда и выраженная пятой, центральной и, как правило, благоприятной позицией. Поэтому и в тексте читаем:

Слабая черта на пятом месте.
Стойкость — к болезни.
Постоянное не умрет.

6 сяо (черта)

На верхней позиции, как мы уже неоднократно видели, наступает конец данной ситуации. Она омрачается еще и тем, что эта верхняя позиция представляет собою увлечение в «пустую абстракцию», как результат переразвития данного процесса. Поэтому и в тексте здесь сказано:

Наверху слабая черта.
Омраченная вольность.
В становлении будет чрезмерность.
[Но] беды не будет.



Каллиграфия иероглифа "синь"




17. Суй. Последование

Вольность, очерченная в предыдущей гексаграмме, создаст те условия общего равенства, в которых господствует настроение радости. Поэтому она подготовляет данную ситуацию свободного и радостного последования за ведущим человеком, ибо здесь имеются в виду прежде всего те обстоятельства, при которых низшие добро-вольно подчиняются более развитому человеку и следуют за ним, охваченные его идеями. Так же и в сфере познания, когда наступило не только само познание объекта, но и радость познания, то ничего не остается больше, как только в познании объективно существующего обрести свободу в подчинении объективной истине. Так наступает то развитие познающего, которое коренится в изначальной объективности мира. Однако при та-ком развитии необходимо для благоприятного исхода стойкое владение собой, ибо если здесь сам познающий управляет собою через объективное познание, то, чтобы последовать за истиной, он должен сам подчинить себя ей и стойко соблюдать это подчинение. Только тогда он может избежать надвигающейся порчи, о которой будет речь в следующей гексаграмме. Лишь при соблюдении указанного поведения можно рассчитывать на благополучный исход последования. Поэтому и в тексте читаем:


Последование. Изначальное развитие.
Благоприятна стойкость.
Хулы не будет.



 

1 сяо (черта)

В ситуации последования существенна полная согласованность с требованиями времени. Потому самое важное здесь — это неизменно следить за изменениями ведущего и правящего и следовать за ними. Однако это не должно быть доводимо до крайности, до беспринципного подчинения правителю, наоборот, только стойкость дает правильное и счастливое начало процесса последования, суть которого в том, чтобы человек сдвинулся с косно занимаемой им позиции и вне своих владений достиг успеха.

Исходя из этих мыслей, мы можем понять текст:

В начале сильная черта
В правящем предстоит перемена.
Стойкость — к счастью. Выйдешь за ворота,
в твоих связях будет успех.


Поэт, путешествующий в горах.
Из иллюстраций к танским стихам.

2 сяо (черта)

Каждая ступень, следующая после предыдущей, представляет собою более развитые и совершенные силы. В данной ситуации особенно приходится подчеркнуть, что все менее развитое должно для своего развития следовать за более развитым. Поэтому конкретно, в условиях, описываемых второй позицией данной гексаграммы, особенно необходимо последование за высшими, более развитыми силами. Но именно здесь есть опасность отдаться лишь одному импульсу последования, очерченному на предыдущей ступени, ибо это сильный импульс (символизирован сильной чертой, единственной в нижней триграмме, суть которой — движение). Поэтому текст предупреждает:

Слабая черта на втором месте.
Если свяжешься с младенцем,
то утратишь возмужалых.

3 сяо (черта)

Невозможно одновременно движение вперед и назад. Нельзя последовать одновременно и за развитым, и за отставшим. На этой позиции кризиса должен быть произведен решительный выбор. Но всякий выбор, по сути своей, связан с утратой отвергнутого. Эта утрата может заслонить собой все переживание и сбить человека с правильного направления. Но оно должно быть в полной стойкости соблюдено тем, кто его выбрал. В пояснение такой ситуации текст говорит:

Слабая черта на третьем месте.
Если свяжешься с возмужалым,
то утратишь младенца.
Но впоследствии будешь искать и обретешь!
Благоприятно пребывать в стойкости.

4 сяо (черта)

Если в ситуации последования и обретается что-либо, то суть не в обретении, а в самом последовании. Однако легко может случиться, что обретенное настолько занимает человека, что он стремится лишь стойко сохранить его, забывая о том, что в данной ситуации его задача лишь последование за более развитым. Поступив так, человек попадает в конфликт с требованиями времени, поэтому его ждет несчастье. Если же, наоборот, обладая правдой, он не сойдет со своего правильного пути, то никакая хула не может угрожать ему. В этом смысле говорится в тексте:

Сильная черта на четвертом месте.
Если в последовании будет захват
и пребудешь стойким, то будет несчастье.
Если же, владея правдой,
пребудешь на пути и от него будет ясность,
то какая может быть хула?

5 сяо (черта)

Если то, что представлено пятой позицией, и является тем высшим, за чем следует все остальное в данной ситуации, то и во всех предыдущих позициях (по комментаторской литературе, во всех, кроме третьей) есть нечто положительное и прекрасное, что присуще им. Поэтому на данной ведущей позиции необходимо найти совершенно правильное отношение к этому подлинно прекрасному. Тогда данная позиция будет выражать специфическую черту последования — гармоническое включение личного в общественное, т. е. то, что в терминологии «Книги Перемен» называется счастьем. Для этого нужна громадная сила доверия и правдивости, которой не могут поколебать сомнения. Эта сила символизирована сильной чертой, занимающей по норме пятую, наиболее деятельную позицию. Поэтому в лаконическом тексте мы находим:

Сильная черта на пятом месте.
Будь правдив по отношению к прекрасному.
Счастье.

6 сяо (черта)

Если на данной позиции и необходимо соединиться с тем, что добыто на предыдущей, но это уже нельзя считать простым последованием, ибо предыдущая позиция ниже, чем данная. Впрочем, эта именно невозможность последования совершенно понятна, если принять во внимание то, что на этой позиции заканчивается ситуация последования. Однако в пройденных этапах многое достигнуто, и нецелесообразно рвать с ним. Поэтому здесь рекомендуется восстановить связь с ним. Восстанавливаемая связь с прошлым образно выражается в необходимости жертвоприношения у западной горы (т. е. горы Цзи, которая для племени Чжоу, в котором сложилась Книга, была на западе). У этой горы племя Чжоу начало свою жизнь. Поэтому жертвоприношение у западной горы равнозначно восстановлению отношений с предками, т. е. связи с достигнутым развитием в предыдущем. В тексте мы читаем:

Наверху слабая черта.
Свяжись с тем, что добыто, соединись с тем,
за кем следуешь.
Царю надо совершить жертвоприношение
у западной горы.



Каллиграфия иероглифа "и"
в виде танцовщицы.


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека