И-Цзин. Древнекитайская Книга Перемен

2007

Книга Перемен (И-Цзин) - одно из древних трудов китайских философов. Эта книга уже многие столетия почитаема не только на Востоке, но и во всём мире. В книге скрыта великая мудрость и ответы на многие вопросы.




К оглавлению
И-ЦЗИН.     Древнекитайская "Книга ПЕРЕМЕН"





Чжоуская Книга Перемен




№46. Шэн. Подъем

На предыдущей ступени было достигнуто воссоединение всех сил. Здесь сказывается результат этого воссоединения. Сам образ гексаграммы указывает на рост, являющийся результатом воссоединения всех сил, ибо здесь внизу гексаграммы мы имеем триграмму сунь, которая символизирует дерево, вверху мы имеем триграмму кунь, которая символизирует землю. Так указывается образ дерева, которое, собрав весной все свои силы, пробивается сквозь толщу земли и растет. Уже в этом движении дерева дано указание возможности развития и указано направление этого развития, т. е. вверх. Кроме того, благодаря такому движению вверх здесь достигается возможность проявления, но тем самым и возможность увидеть более развитого и высокостоящего человека. Поэтому беспокоиться здесь о возможности быть покинутым не приходится. И текст, предупреждая об отсутствии всякой опасности, упоминает еще только о том, что поход на юг — к счастью. Юг рассматривается как место, где солнце достигает своего максимального проявления, а поэтому место проявления вообще. Так, в тексте мы читаем:


Подъем.
Изначальное свершение.
Благоприятно свидание с великим человеком.
Не скорби!
Поход на юг — к счастью.


1 сяо (черта)

В самом начале процесса подъема, который является, конечно, важным моментом, необходимо только одно — строго отдавать себе отчет в том, каковы будут условия подъема и как можно его осуществлять. Поэтому текст здесь, отмечая лишь безусловно положительный ход процесса, говорит:

В начале слабая черта.
Как подобает, подымайся.
Великое счастье.

2 сяо (черта)

Умение подыматься правильно — это самое главное свойство, которое является иной формой внутренней правдивости, отмечаемой на второй позиции. При подъеме совершенно не существенно, сколько жертв человеком будет вложено в этот подъем. Существенно только правильное его проведение и движение неуклонно вверх, Текст говорит здесь:

Сильная черта на втором месте.
Будь правдивым, и тогда это будет
благоприятствовать приношению незначительной жертвы.
Хулы не будет.

3 сяо (черта)

Уже сам образ верхней триграммы, предстоящей перед третьей позицией, может быть ключом к расшифровке образа, данного в афоризме этой третьей черты. Все три линии верхней триграммы прерваны посредине. Это символизирует пустоту. С другой стороны, эта триграмма обозначает город, ибо город является одним из слагаемых земли, т. е. триграммы кунь. Поэтому здесь говорится о пустом городе. Но образ пустого города понимается и в переносном смысле, косвенно указывая на тщетность подъема, если ограничиться подъемом только на этой ступени. Это ясно, если принять во внимание третью позицию как позицию кризиса. Вот почему в тексте мы находим только:

Сильная черта на третьем месте.
Поднимешься в пустой город.

4 сяо (черта)

На этой позиции верхняя триграмма, по существу обозначающая землю, рассматривается при помощи другого образа — образа горы Ци. Само название «гора Ци», несмотря на критические замечания Наито, нас смущать не может, ибо мы относим составление «Книги Перемен» не к традиционной дате, а к более поздней, когда уже образ знаменитой горы Ци мог попасть в текст. Здесь образ подъема выражается также при помощи горы, но этот подъем вполне благополучен; о нем текст «Книги Перемен» говорит дважды как о приносящем счастливый исход. Может показаться странным появление на четвертой позиции образа царя, ибо скорее можно было бы ожидать этот образ на пятой позиции. Однако здесь, как указывает Вань И, имеется в виду деятельность царя, поскольку она проявлена в его приближенном. Действует, собственно говоря, не приближенный, но для окружающих вся деятельность сосредоточена в нем. В таком смысле можно понять текст:

Слабая черта на четвертом месте.
Царю надо проникнуть к горе Ци.
Счастье.
Хулы не будет.

5 сяо (черта)

На пятой позиции достигается максимальная точка подъема. Здесь необходимо, как внутреннее качество, только стойкое сохранение своей позиции, и уже это одно может привести к благоприятному исходу. Но ограничиться им значило бы не выполнить всего того морального долга, который стоит перед человеком, занимающим эту позицию, ибо деятельность, направленная на свое собственное благо, никоим образом не рассматривается в «Книге Перемен», говорит о тех людях, которые стоят, может быть, на более низких ступенях, но и для них также ситуация подъема вполне действенна. Поэтому надо понимать, что подъем идет по ступеням, и, несмотря на все различие этих ступеней, тот человек, который в силу жизненных условий оказывается на пятой позиции ситуации подъема, должен оказывать максимальную помощь всем тем, которые, может быть, и не замечая его, движутся вверх. В этом смысле расшифровывается в комментаторской литературе текст:

Слабая черта на пятом месте.
Подъем по ступеням.
Стойкость — к счастью.

6 сяо (черта)

Воссоединение всех сил рассматривается настолько полным, что даже на шестой позиции данной ситуации не перестает сказываться подъем. Правда, характерная черта шестой позиции сказывается только в том, что внешняя проявленность качества данной ситуации в целом здесь стоит на заднем плане. Кроме того, высота шестой позиции, представляющая собой максимальную высоту всякой гексаграммы, проявляется в образе подъема, уходящего из виду, но все-таки это подъем. И в силу указанной выше совокупности мощи, приобретенной на предыдущей позиции, здесь текст говорит даже о непрерывно стойком сохранении этого подъема. Так, в тексте мы читаем:

Наверху слабая черта
Скрывающийся из виду подъем,
Он будет благоприятен от непрерывной стойкости.




№47. Кунь. Истощение

Сколько бы ни было проявлено сил в предыдущей ситуации, но все-таки это какое-то ограниченное количество, ибо эти силы не бесконечны, рано или поздно в подъеме они будут исчерпаны. Вот почему подъем с полной необходимостью приводит к истощению. Но в этом истощении необходимо не столько констатировать самый факт истощения сил, сколько необходимо указать возможный выход из данной ситуации, ибо, как и всякая другая, она не может быть вечной. Уже это одно указывает на возможность раз-вития, которое на техническом языке «Книги Перемен» называется свершением. Конечно, для преодоления данной ситуации человек должен быть достаточно развитым, как называет «Книга Перемен», великим человеком; только для него возможен благоприятный исход. Пусть его деятельность в данном состоянии и вызовет толки, ибо не всем в его окружении будет понятна его деятельность,— этим толкам все же придавать значения не следует, ибо здесь человек должен полагаться только на самого себя. Поэтому текст здесь говорит:


Истощение.
Свершение.
Стойкость.
Великому человеку — счастье.
Будут речи, но они неверны.
Хулы не будет.


1 сяо (черта)

В данной ситуации все окружение предрасполагает к тому, чтобы стойкости, указанной в общем афоризме, были поставлены препятствия. На первой позиции это начинает уже давать себя чувствовать. Чтобы указать, что эта позиция не способствует стойкой деятельности, исходящей от самого человека, здесь говорится о том, как неудобно сидеть на пне. Более того, здесь указывается и путь, проходящий через сумрачную долину, и, кроме того, указывается на одиночество, на которое обречен в данной ситуации человек. Если здесь текст говорит о трех годах такого одиночества, то образно он указывает на три первые позиции, которые заняты триграммой — бездна или опасность. По-видимому, на этом же основании здесь появляется образ сумрачной долины, понимаемой как бездна. В этом смысле можно понять текст:

В начале слабая черта.
Сидение затруднено на пне.
Войдешь в сумрачную долину.
Три года не будешь ничего видеть.

2 сяо (черта)

Уравновешенность, характерная для второй позиции, представляется здесь в известной стойкости пребывания на ней. Кроме того, ее связь с пятой позицией обнаруживается в образе дара, идущего от пятой позиции, т. е. по существу от человека, занимающего пятую позицию, дара, приносимого посланцем его. В таком положении, когда человек может в своей уравновешенности не сходить со своего места, в положении, когда ему ниспослано от вышестоящего, ему, конечно, не следует предпринимать никаких крупных дел и выждать время, пока не изменится вся ситуация. Здесь он может лишь служить чему-то, что он считает выше самого себя. Эта служба мыслится авторами «Книги Перемен» как некое культовое действие — жертвоприношение. Поэтому текст данного афоризма звучит так:

Сильная черта на втором месте.
Затруднение с вином и пищей.
Внезапно придет человек в алых наколенниках.
Благоприятно необходимости приносить жертвы.
Поход — к несчастью.
Хулы не будет.

3 сяо (черта)

На третьей позиции сказывается влияние предстоящей четвертой, которая занята сильной чертой. Эта сильная черта, как своего рода крепость, выражена в образе камня, загораживающего путь. Поэтому движение дальнейшего развития на этой позиции затруднено. Если бы человек на этой позиции повернул вспять, то он натолкнулся бы на стойкие, непреклонные силы первой позиции, которая, конечно, не способствует такому возвращению. Таким образом, человек здесь поставлен в крайне затруднительные обстоятельства, он не может двигаться ни вперед, ни назад. Кроме того, отсутствует соответствие с шестой позицией. Это выражено в образе одиночества человека, который, вернувшись домой, не находит своей жены. В тексте здесь мы читаем:

Слабая черта на третьем месте.
Преткнешься о камень.
Будешь держаться на терниях и шипах.
Войдешь в свой терем, но не увидишь своей жены.
Несчастье.

4 сяо (черта)

Стойкость, которая была отмечена как характерная черта первой позиции данной гексаграммы, приводит к тому, что если человек, занимающий первую позицию, и движется на помощь к тому, кто занимает четвертую, то все же его приход, несущий с собой помощь, медлителен. Далее третья черта, которая охарактеризована достаточно мрачно, может служить той металлической повозкой, о которой говорит текст и которая вызывает затруднение. Однако тяготение четвертой черты к пятой, т. е. стремление вперед, здесь настолько сильно, что, несмотря на сожаление об упущенном времени, все же дело может быть доведено до своего завершения. Вот почему в тексте мы читаем:

Сильная черта на четвертом месте.
Приход медлителен-медлитеден.
Затруднишься из-за металлической повозки.
Сожаление.
Но дело доведешь до конца.

5 сяо (черта)

Движение вперед на пятой позиции в данном случае затруднено истощением сил, которое характеризует шестую. Двигаться вперед здесь нельзя. Человек, который захотел бы двигаться вперед, здесь подвергся бы казни, у него отрезали бы нос как ту часть тела, которая впереди. Стоять на месте здесь тоже нельзя, ибо конечный фундамент — первая позиция — была охарактеризована как позиция, неудобная для пребывания на ней. Если бы человек все же хотел остановиться на этом фундаменте, то это было бы то же самое, как если бы он подвергся казни отсечения ног. Рассчитывать на помощь второй позиции здесь тоже не приходится, потому что она такова, что ей самой должна быть оказана помощь. Мы видели, что человеку, занимающему вторую позицию, отправлен на помощь посланник в красных наколенниках. Таким образом, положение выглядит безвыходным. Единственное, на что можно здесь рассчитывать — это на то, что пятая позиция уже близка к окончанию всего процесса, и, таким образом, может постепенно наступить радость от его окончания. Эта радость указана уже в самой верхней триграмме, которая обозначает именно радость. Но здесь можно только рассчитывать на помощь извне, как полагали комментаторы «Книги Перемен», и потому здесь говорится о необходимости жертвоприношений. В общем текст здесь говорит:

Сильная черта на пятом месте.
Казня, отрежут нос и ноги.
Будет трудность от человека в красных наколенниках.
Но вот понемногу наступит радость.
Благоприятствует необходимости возносить
жертвы и моления.

6 сяо (черта)

Шестая позиция здесь занята слабой чертой. Она выражена в образе зарослей. Если заросли и могут быть восприняты как нечто слабое, мягкое, то все же, когда их набирается достаточное количество, они могут быть сильным препятствием к движению вперед и могут привести человека в самое затруднительное положение. Увидя, что не сила, а слабость мешает ему двигаться вперед, человек может попасть в полное недоумение. Он может решить, что всякое движение приведет его к дурному исходу положения. Однако такое мнение было бы лишь заблуждением, ибо здесь наконец нужно найти в себе силы для того, чтобы окончательно освободиться от данной ситуации истощения. Поэтому в тексте здесь сказано:

Наверху слабая черта.
Будет затруднение в запутанных зарослях.
В неустойчивости воскликнешь.
«Движение к раскаянию».
И будет раскаяние. Но поход — к счастью.



Каллиграфия иероглифа "цзэ"
в виде совы.




№48. Цзин. Колодец

В предыдущей ситуации все иссякшие силы должны были быть вновь найдены. Но находить их в окружении было невозможно, ибо само окружение, сама ситуация характеризовалась истощением этих сил. Поэтому выход из предыдущей ситуации (т. е. то, что происходит на данной ситуации) может быть найден только в том случае, если поиски сил будут направлены внутрь самого ищущего. Только в самом себе в данном случае он может найти силы для выхода из предыдущей ситуации. Он не должен никуда за ними отправляться, а должен искать их в себе. Иными словами, это положение должно быть облечено в образ, который, с одной стороны, не-подвижен, с другой стороны — обладает лишь внутренней подвижностью. И авторы «Книги Перемен» нашли этот образ, когда говорили о колодце. Действительно, колодец не переносится с места на место, но в нем может прибывать и убывать вода, дающая жизнь. Вот почему здесь мы видим ситуацию, которая называется Колодец. Однако образ колодца таков, что в нем никогда нельзя быть уверенным в возможности приобретения тех сил, которые были утрачены в прошлом. Имеется много разных обстоятельств, благодаря которым вода в колодце может быть или не быть, а если она и есть, то бывает непригодной для питья. Словом, далеко не всегда в нем может быть нужная вода. Далее, если даже колодец полон воды, иными словами, если человек находит в себе эти силы, то перед ним еще вопрос, как выявить вовне эти силы, говоря образно, как достать воды из колодца. Уже на само выявление сил в свою очередь нужны силы, иными словами, нужны веревка и бадья для того, чтобы зачерпнуть воды из колодца.

В этом образе для человека также могут быть затруднения. Поэтому назидательный текст говорит здесь следующее:


Колодец.
Меняют города, но не меняют колодец.
Ничего не утратишь, но ничего и не приобретешь.
Уйдешь и придешь, но колодец останется колодцем.
Если почти достанешь воду,
но еще не хватает веревки,
или если разобьешь бадью — несчастье.

1 сяо (черта)

Низшая первая позиция образно выражается в самом дне колодца. Дно покрыто илом, мягкость которого символизируется слабой чертой. Если в колодце нет ничего, кроме ила, а на первой позиции ни о чем другом говорить еще нельзя, то ясно, что такой колодец нс может быть питьевым колодцем,— это старый, запущенный, высохший колодец. Но на этой позиции продолжается еще влияние предыдущего. У такого старого колодца не только нет людей, но и животные обходят его. Вот почему в тексте здесь сказано только:

В начале слабая черта.
В колодце ил — им не прокормишься.
При запущенном колодце не будет живости.

2 сяо (черта)

На второй позиции колодец еще недостаточно глубок; если в нем и есть вода, то она упала настолько, что вряд ли ее можно зачерпнуть, если бы даже хватило веревки. Вода настолько мелка, что рыбы просвечивают сквозь нее. Так текст говорит о том, что силы, которые могут быть здесь восстановлены, еще недостаточны для того, чтобы предпринять действие при помощи их. Кроме того, и подготовка к проявлению этих сил здесь еще недостаточна, т. е. в этой подготовке слишком много от прежне го состояния, от состояния истощения. И это выражено в образе ветхой текущей бадьи. В тексте здесь сказано:

Сильная черта на втором месте.
Вода в колодце падает.
Просвечивают рыбы на дне.
Бадья же ветхая, и она течет.

3 сяо (черта)

Если на третьей позиции сил уже накоплено столько, что их наличие можно выразить в образе очищенного колодца, то, поскольку данная позиция является лишь переходной и поскольку человек, занимающий се, не может привлечь к себе внимание других людей, постольку здесь говорится о том, что даже таким очищенным колодцем люди не пользуются. Само собою, тому, кто очищает колодец таким образом, т. е. тому, кто для себя накопил до-статочное количество сил, но это количество еще не до-статочно для помощи другим, тому это положение доставляет большое огорчение. Действительно, ведь можно было бы воспользоваться его силами, но эти силы должны быть сначала еще выявлены. Если бы они были явны для всех, то, само собою, это могло бы привести к благополучию не только самого человека, но и его окружения. Однако здесь этой проявленности еще нет, Поэтому текст говорит здесь:

Сильная черта на третьем месте.
Колодец очищен, но из него не пьют.
В этом скорбь моей души.
Ведь можно было бы черпать из него.
Если бы царь был просвещен,
то все обрели бы свое благополучие.

4 сяо (черта)

Но вот миновал кризис, и остается лишь то, что завоевано во время него. Силы собраны, образно говоря, колодец очищен окончательно. Следовательно, можно приступить к тому, чтобы при помощи этих сил оказывать содействие окружающим людям. Поэтому текст «Книги Перемен» здесь говорит лаконично следующее:

Слабая черта на четвертом месте.
Колодец облицован черепицей.
Хулы не будет.

5 сяо (черта)

На позиции максимального выявления характерных черт данной ситуации, т. е. на пятой позиции, мы находим простое констатирование факта:

Сильная черта на пятом месте.
Колодец чист, как холодный ключ.
Из него пьют.

6 сяо (черта)

Только на предыдущей позиции было достигнуто то, что является основной целью всей данной ситуации. Поэтому на шестой позиции процесс, несмотря на его тенденцию к угасанию, должен быть поддержан. Если колодец открыт и из него черпают воду, то надо следить хотя бы за тем, чтобы его не закрыли. При этом надо помнить, что образ колодца и его воды есть только образ, а речь идет, собственно говоря, о тех внутренних силах, которые человек должен был собрать в себе на данной ситуации для своего дальнейшего действия. Поэтому здесь только образ колодца, в самом же тексте это расшифровывается как внутренняя правда, т. е. как сила истины, осознанной человеком. Поэтому текст говорит здесь:

Наверху слабая черта.
Из колодца берут воду.
Не закрывайте его.
Владеющему правдой — изначальное счастье.



"Наливное яблоко".
Рисунок тушью.




№49. Гэ. Семена

В предыдущей ситуации мы встречали две стороны одного и того же: неподвижность колодца и движение, происходящее в нем. Это движение, происходящее в самом колодце, иными словами, движение всей накопленной внутренней силы, т. е. внутренней правдивости, о которой говорилось на последней позиции предыдущей ситуации, здесь может служить исходной точкой для дальнейшего рассуждения. Пусть колодец и не меняется, но его полнота меняется. Таким образом, предыдущая ситуация стоит на грани двух: перед ней мы находим истощение как известную остановку в динамике сил; после нее мы находим смену, т. е. наконец наступает обновление исчезнувших было сил. Сам образ гексаграммы легче всего расшифровывается из ее названия. Если мы его и переводим Смена, то это далеко не первое его значение, ибо первое его значение — кожа, которая сброшена змеей. Так, здесь должна быть отменена предыдущая, уже изжившая себя форма и должна быть найдена новая форма для проявления вновь накопленных сил. В известном смысле здесь момент нового начала творчества. Поэтому здесь целиком повторяется тот афоризм, который стоял первым во всей «Книге Перемен» как характеристика творческого процесса. Здесь мы имеем и импульс к бытию, его развитие, т. е. то, что называется «изначальным свершением», и его определение в нем, и стойкое бытие созданной вещи, т. е. то, что разумеется под словами «благоприятна стойкость». Если в предыдущей деятельности и были какие-либо ошибки, то здесь, при повторном и новом акте творчества, наступает погашение всех предыдущих ошибок, ибо все творится заново. В этом смысле не может быть раскаяния о прошлом, здесь оно не может наступить. Но все это может быть человеком осуществлено правильно только в том случае, если до последнего дня он сохранит в себе ту внутреннюю правду, указанием на которую закончились афоризмы предыдущей ситуации. Эти мысли выражены в следующем афоризме текста:


Смена.
Если до последнего дня будешь полон правды,
то будет изначальное свершение
и благоприятная стойкость.
Раскаяние исчезнет.

1 сяо (черта)

Текст данного афоризма построен на игре слов, которая нами указана была выше. Речь идет, конечно, о смене, но она выражена при помощи образа кожи. Если здесь говорится об укреплении сил, приобретенных на предыдущей ступени, то они должны быть укреплены именно самим фактом смены, по игре слов {не переводимой на русский язык) — при помощи кожи. Но поскольку первая позиция еще не выявляет всех тех сил, которые характерны в нижней триграмме и которые находят свое выражение лишь во второй позиции, постольку на вторую позицию здесь указывает образ, уже неоднократно разбиравшийся нами,— образ желтого цвета. То, что он относится ко второй позиции, подчеркивается еще и тем, что слабая вторая черта выражена в образе коровы. В этом смысле и может быть понят афоризм, который без комментариев у нашего читателя мог бы вызвать лишь улыбку:

В начале сильная черта.
Для укрепления примени кожу желтой коровы.

2 сяо (черта)

Вторая позиция, представляя собою внутреннее выражение качеств всей ситуации, является своего рода максимальной подготовкой к внешней деятельности, но это еще не сама деятельность вовне. Поэтому здесь упоминается о том, что должно наступить по окончании дня, т. е. указывается на ту правду, которая в течение данной ситуации должна сопутствовать человеку до конца дней. Но если это качество налицо, то дальнейшее движение может быть только счастливым. Вот почему текст говорит здесь:

Слабая черта на втором месте.
Лишь по окончании дня производи смену.
Поход — к счастью.
Хулы не будет.


Юй Фэй-ань. "Цветущая дриандра".
(1940-е гг.)

3 сяо (черта)

После периода истощения всех сил и лишь внутреннего их накопления их наличие в человеке может быть еще не выявлено вовне, и поэтому вряд ли окружающие люди могут иметь повод к тому, чтобы отнестись с доверием к наличию этих сил, т. е. внутренней правдивости. На первых двух позициях люди не смогут признать наличия этих накопленных в предыдущей ситуации сил. Лишь на третьей позиции, как говорит «Книга Перемен», лишь после того, как трижды речь коснется смены, т. е. обновления, может быть достигнуто известное доверие. Само собою, что такое положение человека, когда после долгих речей он может завоевать доверие к себе, им самим может быть пережито как положение тяжелое, и в таком состоянии депрессии вряд ли он смог бы действовать благоприятно. Поэтому текст здесь говорит:

Сильная черта на третьем месте.
В смене речь трижды коснется ее,
и лишь тогда к ней будет доверие.
Поход — к несчастью.
Стойкость — ужасна.

4 сяо (черта)

Все то, что сложилось как результат проведенных прежде действий, является предопределенной судьбой, которая действует как некий неизменный закон, но неизменность его лишь относительна, ибо наступает рано или поздно пора активного вмешательства, если не в свое прошлое, то в свое будущее, и благодаря ему человек достигает возможности переделать свою судьбу. Конечно, для этого он должен подлинно обладать большими личными силами. Он должен переплавить свою судьбу. И образ переплавки, который здесь упомянут, комментаторами объясняется тем, что верхняя триграмма, в которую мы вступаем на данной ситуации, триграмма дуй, символизирует металл, под которым действует триграмма ли — огонь. Благодаря такой переплавке и переделке своей собственной будущей судьбы всякое раскаяние в неправильных поступках, бывших в прошлом, отпадет. Вот почему в тексте мы читаем:

Сильная черта на четвертом месте.
Владея правдой, изменишь судьбу.
Счастье.
Раскаяние исчезнет.

5 сяо (черта)

При максимальном выявлении смены на пятой позиции «Книга Перемен» указывает образ подвижный и сильный в своей деятельности вовне, образ все время движущегося тигра. Но это только образ, ибо по существу здесь речь идет о человеке, полном больших внутренних сил, которые для него во всей его деятельности настолько убедительны, насколько они убедительны и для окружающих людей, так что он может во всей своей деятельности исходить из них самих и не ждать каких-либо предсказаний, указаний извне и т. п. Вот почему в тексте здесь сказано:

Сильная черта на пятом месте.
Великий человек подвижен, как тигр.
И до гадания он уже владеет правдой.

6 сяо (черта)

Переразвитие изменчивости и подвижности приводит лишь к внешнему подтверждению смены. По существу смена уже достигнута, и лишь по инерции самое внешнее в ней продолжает еще здесь действовать. Если при максимальном выявлении смены речь шла о подвижности тигра, то здесь выбрано животное, похожее на тигра, но лишенное его мощи. Здесь речь только о подвижности барса, но и она, являясь все же движением, возможностью смены, может быть присуща лишь внутренне развитому человеку. Человек же, не развитый в этическом отношении, ничтожный, способен лишь на чисто внешнее подтверждение смены. Он может менять не больше, чем «выражение своего лица». Если он предложил бы выступить вовне, по существу никак себя не проявив, то такое выступление привело бы только к несчастью. Лучше ему оставаться тем, что он есть, и работать над подлинным изменением своего качества. Вследствие этого текст говорит здесь:

Наверху слабая черта.
Благородный человек подвижен, как барс.
У ничтожного человека меняется лицо.
Поход — к несчастью.
Стойкое пребывание на месте — к счастью.





№50. Дин. Жертвенник


Ци Бай-Ши. "Буйволица с теленком"
(1927)

Образу динамичной смены противопоставляется здесь нечто статичное. Треножный жертвенник — вот образ данной ситуации. Его треноги гарантируют устойчивость; так после динамического момента наступает статический. Но здесь дело обстоит несколько сложнее, и образ данной гексаграммы надо рассмотреть и с других сторон, чтобы сделать понятным текст. Если в предыдущей гексаграмме мы упоминали в комментариях к четвертой позиции переплавку, то здесь этот жертвенник появляется как орудие переплавки, как тот тигель, в котором плавится металл. Образно это выражено в том, что внизу мы имеем триграмму сунь, которая символизирует дерево, понимаемое здесь как топливо, а наверху мы имеем триграмму ли, которая обозначает огонь, возникающий из этого топлива. Здесь показано действие огня на подогреваемый им тигель, и внутри тигля в расплавленном металле проявляется действие огня как жар. В этой переплавке намечаются дальнейшие и новые пути развития всех ситуаций. Но здесь пока берется лишь устойчивый момент самой переплавки. В этом смысле жертвенник понимается как устойчивость. Данный образ выражается в контекстах афоризмов при отдельных чертах. Общий же афоризм здесь крайне краток, он говорит только о начале нового периода и о возможности дальнейшего развития и свершения. Кроме того, необходимо сказать, что текст здесь, по-видимому, подвергся значительной порче, ибо в разных изданиях «Книги Перемен» мы здесь находим разные тексты. Филологически критический выбор текста сделан в критическом переводе. Здесь же, поскольку данные комментарии строятся главным образом на работе Вань И, постольку мы придерживаемся его издания. Так, в его издании мы читаем:


Жертвенник.
Изначальное счастье.
Свершение.

1 сяо (черта)

Основная особенность первой позиции в данном случае в том, что она, с одной стороны, приходит на смену предыдущей ситуации, которая должна быть целиком отметена, с другой же стороны,— в том, чтобы стремиться к высшим позициям, т. е. к дальнейшему развитию ситуации. Поэтому здесь говорится о том, что жертвенник опрокинут вверх ногами. Естественно, что при этом остатки прежних жертв из него выпадают. Так же должно выпасть все, что является остатком от предыдущих ошибок. Но по этим остаткам предыдущего можно судить и о качестве данной ситуации. Так, здесь повторяется мысль, которая неоднократно встречается в древних китайских текстах (например, «Дао дэ цзин»), что «по сыну узнают мать». Поскольку здесь предполагается дальнейшее развитие, которое возможно именно благодаря очищению от остатков предыдущих ошибок, постольку здесь говорится о благоприятном исходе данной позиции. Эти образы в тексте выражены так:

В начале слабая черта.
Жертвенник опрокинут вверх ногами.
Благоприятствует изгнанию упадка.
Наложницу берут ради ее потомства.
Хулы не будет.

2 сяо (черта)

На предыдущей ступени уже были приобретены известные силы. Они являются содержанием данной ситуации. Поэтому на второй ступени ситуации, которая называется Жертвенник, говорится о содержимом жертвенника, здесь он должен быть полным. Если человек занимает данную позицию в этой ситуации, то эта полнота касается именно его. Наоборот, у людей, которые враждебно противостоят ему, т. е. у людей, качественно отличных от него, этой позиции быть не может. В силу антитезы о них может быть сказано как о людях, переживающих нужду. Но эта нужда в силу разграничения данного человека и его противника не может коснуться его самого, ибо здесь, на второй позиции, он еще целиком пребывает в себе со своими силами. Поэтому в тексте здесь мы читаем:

Сильная черта на втором месте.
В жертвеннике есть полнота.
У моих противников нужда,
но до меня она не достигнет.
Счастье.

3 сяо (черта)

Образ жертвенника все время упоминается в афоризмах отдельных черт. Третья черта — самая середина жертвенника, представляет собою то место, где у него начинаются ушки. Но поскольку третья черта является переломным моментом, постольку здесь говорится об изменении формы этих ушек. С другой же стороны, образ жертвенника есть только образ, образ переплавки тех сил и качеств, которые остались от прошлого и которые лишь в переделанном виде могут быть использованы в дальнейшем. На третьей позиции эта переплавка еще, конечно, не доведена до своего конца, здесь еще почти нет сил, которые должны быть приобретены. Поэтому «Книга Перемен» здесь говорит о жире фазана. Как известно, мясо фазана имеет мало жира. Поэтому жир фазана — это, собственно говоря, ещс почти отсутствие жира. Но все же здесь намечается известное развитие и хотя бы частичный переход к разрежению атмосферы, сгущенной в предыдущем, и поэтому здесь делается упоминание о конечном благополучии, которое может быть достигнуто в том случае, если данная позиция пройдена правильно. В этом смысле приходится понимать текст:

Сильная черта па третьем месте.
Ушки жертвенника изменены.
В действии будут препятствия.
Жиром фазана не насытишься.
Как только пройдет дождь, так он и иссякнет.
Раскаяние.
Но в конце концов — счастье.

4 сяо (черта)

При выходе вовне в данной ситуации должна была бы быть помощь со стороны того, что уже существует в самом начале ее, ибо ситуация эта статична, в ней нет постоянного накопления сил. Соответствие четвертой и первой позиций здесь давало бы возможность ожидать эту помощь от первой позиции, но она была охарактеризована образом жертвенника, опрокинутого вверх ногами. Поэтому с точки зрения четвертой позиции здесь ноги жертвенника подломлены, т. е., если мы расшифруем этот образ, исходная точка деятельности человека, занимающего эту позицию, лишена всякой устойчивости. Надежность такой позиции «Книга Перемен» выражает путем развития образа жертвенника, у которого подломлена нога. Поэтому в тексте здесь мы читаем:

Сильная черта на четвертом месте.
У жертвенника подломилась нога.
Опрокинуты жертвы князей, и снаружи жертвенник выпачкан.
Несчастье.

5 сяо (черта)

Устойчивость, характерная для данной гексаграммы, достигает своего выражения вовне на пятой позиции. Поскольку четвертая охарактеризована как позиция отрицательная, постольку исправление ее может исходить не от нее самой, а от предвосхищения дальнейшего развития, т. е. того, что выражено на шестой позиции. Сильная черта, характеризующая шестую позицию, здесь воспринимается как дужка, которая соединяет ушки жертвенника. Она здесь названа золотой дужкой, и этот образ, образ твердого металла, и выражает собою сильную черту, т. е. в конечном счете те накопленные силы, которые выразятся на следующей позиции. Эти ушки жертвенника здесь названы желтыми, но, как мы неоднократно видели, только потому, что это средняя черта и ей присущ цвет середины, На данной позиции необходимо только правдивое и верное соблюдение полной стойкости тех качеств, которые являются результатом переплавки, упоминаемой в данной ситуации. Поэтому текст говорит здесь:

Слабая черта на пятом месте.
У жертвенника желтые ушки и золотая дужка.
Благоприятна стойкость.

6 сяо (черта)

В контексте данной гексаграммы верхняя черта не ощущается как переразвитие, потому что подлинное выявление всех сил, приобретенных на пятой позиции, там еще не дано. Пятая позиция здесь лишь подводит к шестой, а не является самостоятельной. Если с точки зрения пятой позиции сильная верхняя черта была выражена в образе золотой дужки, то в контексте самой шестой позиции, где важно подчеркнуть отсутствие чрезмерности на ней, говорится уже не о золотой дужке, а яшмовой дужке, ибо яшма в арсенале китайской образности является символом гармонической полноты развития всех высших качеств. Поэтому текст здесь говорит следующее:

Наверху сильная черта
У жертвенника яшмовая дужка.
Великое счастье.
Ничего неблагоприятного.


"Бабочка"
Рисунок тушью.


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека