Конвейерные Миры или Танцы с толтеками

2008

Почему путь толтекского воина до сих пор остается загадкой и даже его многочисленные приверженцы, зачарованные жизнью магов, не могут доказать его существование? Что необходимо для того, чтобы добиться реальных результатов в иной системе постижения реальности?

Вы узнаете, что препятствует воинам духа на пути и какие ограничения таит сама человеческая форма. Самое главное из них - саморефлексия, накапливаемая в процессе жизни усталость от видения себя в окружающем мире, в итоге ведущая к смерти. Мы "приговорены" к ней в конвейерных мирах, подобных нашему. Однако есть ли альтернатива неизбежной старости?

Об этом и о многом другом расскажет эта книга.



 

Авторский экземпляр. Публикуется до издания в печати.


Олег МУЗАЛЁВ
Книга ::  Конвейерные Миры
или
танцы с толтеками


5.4. Лево-, правые сны или немного практики


Системность и текучесть

  «В этом мире всё течёт,
  но ничего не меняется».

Почти у каждого из нас в арсенале личного опыта имеется набор определённых состояний, которые мы осознанно или нет, используем в зависимости от обстоятельств. Апеллируя к ним, предпримем попытку описать некое Базовое Комфортное Состояние (БКС), учитывая различия в лево- и правостороннем восприятии реальности в трактовке толтеков. Такой подход отличается от общепринятого мнения об ассиметричной работе полушарий мозга, затрагивая энергетический аспект видения Мира.

Не проводя излишних параллелей, отметим, что правостороннее осознание отвечает за инвентаризацию в сфере известного: логические построения, описания, соотношения и т.д. Оно всегда немного отстаёт от левостороннего восприятия, так как ответственно за структурный анализ и синтез, которые требуют временные затраты.

Левостороннее осознание не отягощает себя поисками интерпретаций, воспринимая всё спонтанно и непосредственно. Но и запомнить происходящее ему очень трудно, потому что память – это всё-таки хронологически связный набор описаний, а в состоянии «свидетеля» жизни не задаётся лишних вопросов, так как семантика отношений в среде наблюдаемых объектов формируется в сознании непроизвольно. Точнее сказать: такая спонтанная оценка восприятия трудно уловима по причине своей нераспознанной утончённости, так как используется новый абстрактный синтаксис описания. Окружающее воспринимается одним чувством или ощущением от увиденного – откликом на очередную картину мира.

Заметим, что левосторонне осознание невозможно без правостороннего. Оно пользуется его аппаратом описаний, но в самой лёгкой и необходимой форме. В нём происходящее констатируется, нежели описывается, и этот миг чистого непосредственного восприятия всегда сопряжён с набором энергии. Если же вообще не пользоваться каким либо синтаксисом, то, очевидно, процесс осознания прекратится.

В общем-то, речь идет об условном делении нашего сознания, которое возникает, когда мы пользуемся определённым методом описаний и, в связи с этим, нам открываются различные пласты реальности. Чем легче, качественнее наши интерпретации и чем более они управляемы, тем больший поток поступающей информации мы способны пропустить через себя с их помощью, а потому и большими энергиями воспользоваться.

Мощный и гармоничный синтаксис, как системная часть сознания, привлекает к взаимодействию конгруэнтные ему потоки текучести из неизведанного. Поэтому левостороннее осознание всегда открыто навстречу неизвестности, но опирается оно на совершенствуемую правостороннюю часть, как на полигон испытанной осознанности. И своеобразным тандемом они движутся во всё более утончённые сферы восприятия, отшлифовываясь в потоках нового опыта.

Текучесть омывает выстроенные системы осознания как питательный раствор. Если бы не это качество сознания, то любые его структурные построения развалились бы от самопоглащённости и истощения ограниченных внутрисистемных ресурсов. Сон необходим для восстановления именно этого качества, недостающего в нужной мере в бодрствовании.

Пригодная в качестве восстановления сил текучесть находится в пограничных нагуальных областях на стыке с системностью. Слишком удаленная текучесть, например, в виде далёкого для нашего восприятия непознанного, до поры до времени, бесполезна в прикладном значении для осознания. Наша системность «не дотягивается» до неё. Эти диапазоны нагуаля для человека пока непостижимы на уровне их восприятия человеческой формой. По этой причине мы не замечаем целые Миры, простирающиеся прямо перед нашим носом.

Один из аспектов сознательного накопления энергии состоит в том, что чрезмерно навязчивые структуры: одержимость идеями, сильные влечения и желания размываются потоком текучести так, что в лёгком, полуоткрытом состоянии они перестают усиленно поглощать энергию, необходимую для их поддержания. Примерно так это делается при сублимации половой энергии в пранаяме, когда грубые энергии нижних планов преобразуются и начинают работать на благо верхних.

Системная зацикленность – основной вид поглощения энергопотока. Своевременное разрушение ненужных структур системности приводит к освобождению той энергии, которую они постоянно привлекают для своего поддержания. Но не менее важно перенаправить эту энергию в нужное русло.

Негативный пример тому – разрушение концептуальных структур образа бога у верующего. Как ни странно чёрной магией занимаются люди, которые верят в бога. И свою эмоцию страха связанную с наказанием за грехи, они используют как энергетический фактор.

Если, вдруг, эта вера у них полностью затухает, что бывает всё-таки редко из-за богобоязни, то поток энергии, идущий от разрушения этого образа в его эмоциональной части прекращается, и тогда чёрная магия не получается. Ведь прежде чем что-то разрушить, сначала нужно хоть что-нибудь построить. Поэтому стадии преходящих состояний веры, а вслед за ним богохульства являются необходимыми условиями для такой тёмной деятельности.

Вспомните Распутина в его периоды кротости, замаливания грехов и в другой полярности – откровенного блуда. Одно было невозможно без другого. Это – вариант порочного круга набора ограниченной личной Силы. Так обычно происходит при раскачке противоположных градаций бытия одного плана без их интеграции. Человек в этом случае «пробуксовывает» в известных ему способах извлечения энергии, без стремления к объединяющему их метауровню.

Глубоко укоренившиеся ценности в мировоззрении человека, через которые ему трудно переступить, хранят огромный потенциал энергии, так как под них подведён основательный жизненный опыт с его соответствующей энергоструктурой. Но, если у человека достаточно решительности, чтобы отказаться от застывших концепций, то он выходит на следующий уровень созидания абстрактных системных построений, скрытый потенциал которых по привлечению энергий пограничной текучести намного больше. Освобождённую энергию «зашитых» структур сознания желательно всегда переводить на следующий уровень в виде нового мироощущения.

Было бы полезно ощутить трудно доступные для осознания надментальные уровни текучести, являющиеся основным фактором восстановления жизненных сил. Иногда их наличие или отсутствие можно почувствовать косвенно.

Например, если после выполнения физических упражнений ощущается энергетический провал – тело становится холодным и жестким, то это – знак недостаточности утонченных составляющих текучести. Так бывает при сильной фиксации на упражнениях или ещё на чём-либо (системность), не обеспеченных соответствующим качеством текучести. В этом случае образуются своевременно не размытые психосоматические блоки, как отпечатки от чрезмерных усилий. Хотя во время проведения самих упражнений могли ощущаться некоторая мера тепла и достаток сил за счёт грубых энергий «разогнанных» нижних центров и низкопробного куража эго.

Так, например, в прошлом кандидатов в былинные русские дружины выбирали по характерному признаку – приливу крови к голове и конечностям в боевых условиях. А тех у кого, происходило обратное, т.е. конечности холодели и появлялся специфичный «холодный запах» страха, как правило, отсеивали. Это свойство проточности характеризовало бесстрашие и готовность новичка к битве.

Сама по себе – текучесть подобна безличному ветру нагуаля, который может полностью «растворить» осознание в Абсолюте. Поэтому системность, прежде всего, отвечает за сохранение форм, которые, в свою очередь, могут быть сформированы как в сознании человека, так и на бессознательном уровне, как врождённые автоматизмы. Новорожденный младенец уже имеет данную ему человеческую форму – функции организма и восприятия, а иначе бы он не появился на свет как организованная единица осознанности.

Чем выше качество текучести, тем более сложные системные построения оно может поддерживать и наоборот. Но, если качество системности мы развиваем только собственными усилиями рассудочной деятельности, то свойства текучести, являющееся энергетическим аспектом жизнедеятельности сознания и организма в целом, мы получаем двояким образом.

Во-первых, от встречного совершенствования качества системности, многообразие и утончённость которого помогает осознать новые планы текучести бытия. Во-вторых, из врождённого источника восстановления энергии – нашего сна, механизм которого каждую ночь размывает дневную саморефлексию.

Человеческая форма в энергетическом аспекте задает траекторию движения точки сборки из бодрствования в сон и обратно, от которой мы пока не в состоянии отклониться. Отклонения от него без соответствующих качеств сновидящего приведут к нарушению его психики, здоровья или к неконтролируемому возгоранию изнутри, при повышенном уровне энергии.

Таким образом, человек в этом смысле может быть представлен в виде заданной свыше траектория осознанности, небольшого штриха на полотне Мироздания. Наш «коридор» чувств задан от рождения чел.формой.

Тех, у кого превалирующее качество текучести не подкреплено соответствующим качеством системности, обычно, называют «баловнями судьбы». Они пользуются своим даром без усилия проработки его дуальной пары – системности. Таким людям всё легко даётся в начале пути, в молодости. Но, не заботясь о получении знаний, они зачастую упрощаются и деградируют в своём развитии, имея высокое самомнение.

При обратном варианте преобладания качеств системности и игнорирования качеств текучести человек может периодически блистать умом, но не видеть жизненную картину в целом из-за частых энергетических перебоев. Из-за неуправляемой концентрации и случайного отождествления с окружающим у него расходуется неоправданно много жизненной энергии. На отдых в этом случае, как правило, тратится больше времени, так как происходит фиксация осознания на громоздких моделях реальности даже во сне.

Такие люди плохо самовосстанавливаются. Их восприятие мира слишком энергозатратно. Из них получаются хорошие узкие специалисты. Но с точки зрения гармоничной проработки пары текучесть-системность, им не следовало бы злоупотреблять своим глубокомыслием, а научиться легкости видения мира, тем самым, усиливая качество текучести. Только так они смогут решить актуальную для них задачу – накопление жизненной энергии.

Умение концентрироваться хорошо подходит для практики самоосознания. В общем-то – это магическая черта. Но она губительна, если нет навыка управления этим качеством, особенно, в агрессивной вызывающей среде. Невольно концентрируясь на ней человек, буквально, начинает энергетически «таять», пульсируя в такт с её беспокойством. Так растрачиваются наши силы лишь только на одном акте восприятии действительности.


Сохранение оптимального равновесия между текучестью (Т) и системностью (С) (рис.1), наделяет осознанность новым качеством системного динамизма (Д). Это уже преддверие осознания себя в духовном плане. Но всё же необходимо ещё одно немаловажное качество осознания – его связность (рис.2). Которая отвечает за стабильность и непрерывность самосознания, без которого неизбежен распад духовного тела, при отсутствии стабильного внешнего мира. Связность есть непрерывное самоосознание, которое, как бусины в чётках дервишей, нанизано на нить времени.

Это качество появляется при гармоничном взаимодействии системности и текучести, когда достигается глубинно-интуитивное понимание реальности, при отсутствии навязчивой фиксации к происходящему. Оно представляет из себя метауровень осознанности, непрерывно связывающий все текущие процессы сознания на объединяющем абстрактном уровне постулатов пути следования.

Осознавать самого себя непродолжительное время довольно легко. Но вот не утрачивать эту способность в виде радостной импровизированной игры на протяжении всей своей жизни в любых её перипетиях, а также в иных незнакомых реальностях не так просто.

Свойство связности в осознании недостаточно культивировать с помощью одних технических приёмов. Необходим полноценный опыт во всём его жизненном многообразии.


Итак, гипотетическое Базовое Комфортное Состояние можно сравнить с таким состоянием повышенного осознания, в котором мы одновременно способны оперировать своим чувственным восприятием и объективно интерпретировать происходящее без ощущения конфликтности. Контролируемое расширение в сторону лево-осознанности мы обычно называем вдохновением, озарением, экстазом, самадхи. У толтеков один из этапов расширения сознания называется сновидением в бодрствовании, что предполагает некоторую возможность нахождения во сне с одновременным выставлением стража бодрствования. Вообще, любое расширение сознания есть экспансия в область не проявленной потенциальной осознанности, что соответствует области сна. Наши нераскрытые таланты и наклонности находятся именно там.

Обычное расширение сознания происходит по инициативе её правосторонней области и представляет длительный процесс обучения и накопления знаний. Свои грубые структуры осознания мы доводим до изящных форм и таким образом постепенно проникаем на левую сторону. Так нас обучают во всех учебных заведениях, где мы постепенно осваиваем новые островки осознанности. А люди с резкими отличиями от большинства, например, – гении, находятся в чуть более отдалённых специфических сновидческих позициях, которые, пока что недоступны остальным.

Древняя традиция людей знания указывает на встречную возможность познания – наступления с левостороннего плацдарма осознанности. В этом случае, сновидящий за счёт внутренней дисциплины и непреклонного намерения не отдаётся образному потоку снов, а «столбит» маленький участок внимания, чтобы утвердиться в позиции свидетеля сновидений, не нарушая их канву. А затем с этого отвоёванного рубежа левоосознанности он подтягивает правостороннее осознание, интегрируясь с ним в новом качестве (ноу-хау познавательного процесса).

Какими преимуществами может обладать бодрствующий человек, пользуясь подобным методом?

Очевидно теми, которые даёт состояние сна: полноценный отдых, отстранённость, чувствознание, а так же связь с нематериальными (на наш взгляд) формами жизни, видение энергии, действенность намерения и др. В свою очередь, с правой стороны сознания в нём одновременно присутствует все то же качество системности и соответственно полноценность логических умозаключений. Это лучшее комфортное состояние (БКС), которое можно себе представить. В позиции управляемого сновидения в бодрствовании у тела появляются новые возможности: оно способно менять вес, эффективнее передвигаться, а в дальнейшем трансформироваться в иные формы.

Примем за основу путешествия сознания, или иначе, движения точки сборки, условие гармоничного равновесия лево-, правосторонних качеств нашей осознанности. Сам факт равновесия между ними достигнутый естественным путём, а не с помощью ритуальных техник и приёмов, дающих временный эффект, предполагает соответствующий уровень чистоты сознания.

Но в нашем мире ментальных приоритетов и авторитарности соответствующей чистотой сознания мало кто обладает; очевиден сдвиг в правостороннюю сторону осознания. Конечно, ментальные конструкции не вредны сами по себе, наоборот, объективный подход и прагматизм необходимы сновидящему. Но вот значимость, в которую они облекаются, плюс искажённое самомнение человека относительно его положения в мире, как лишний балласт, мешают беспристрастному наблюдению жизни.

Есть даже такое расхожее мнение, что после сорока лет работать должен уже не сам человек, а его авторитет, то есть тот образ, который запечатлён в представлении многих людей, как нечто монументальное и создателю которого эти люди чем-то обязаны. И куда с этим балластом двинешься?

Из подобных общезначимых клише человеку трудно выбраться, да и в этом он пока не испытывает острой нужды. Как говорится: лишь бы поступали дивиденды от всего этого. А любой образ самого себя, подтвержденный окружением, есть неуклюжая система взглядов, в которой мы застреваем. Она является противоположностью качеству текучести, связанного с бесконечной тайной Мира и тайной своего «я».

Желаемую чистоту сознания можно достигнуть, лишь изменив по большому счёту образ жизни и выдвигая соответствующие намерения.

Все наши текущие состояния, даже выраженные через хорошее самочувствие и воодушевление, переплетены и завязаны бантиком мирской озабоченности. Человеку привычно вкладывать все свои силы в то, что находится рядом с ним. Задачи социума возникают как сами собой разумеющиеся и настолько незаметно в вездесущей среде общественных предпочтений, что мы принимаем их за естественный порядок вещей. Но индивидуальный выбор не обязательно должен совпадать с предпочтениями всей Цивилизации. В масштабах Бесконечности выбор всего сообщества людей не является определяющим.

Поэтому в плане практической проработки лучшее, что может сделать воин-сновидец на этапе прекращения своего участия в начинаниях социума, так это стать мрачным скептиком относительно большинства общезначимых проектов. Таким образом, он выразит внутренний отказ от безоговорочной поддержки социума и начнёт лучше осознавать свои истинные намерения. Но не настолько, чтобы загнать себя в угол беспросветности, – его выбор непогрешим.

А вот, если личной силы достаточно, то ещё действеннее будет категорично полагать, что вас никто не может поддержать и тем более утешить (не любит), так как вы перестали разделять многие интересы людей и они практически ничего не могут предложить вам на выбранном пути. Недостающий оптимизм, при этом нужно учиться черпать из других источников на избранном пути сердца.

Такие меры необходимы, потому что мы не до конца осознаём своё полугипнабильное состояние и зависимость от вирусоподобных повсеместно культивируемых идей. Это – цена выбора движения за границы обусловленности. Цена – фигуральная, так как при соответствующей готовности мы ничего не платим и готовы с радостью принять открывшиеся истины.

Стимулируйте свой интерес к жизни только тем, что находится на пути вашей предрасположенности. Когда же тысячелетние соглашения о коллективном видении мира капитулируют, отношения с окружающими, с должным пониманием, можно смягчить. Но прагматизм и трезвость оценок должны быть заработаны прежде, чем лояльность, потому что насаждаемое людьми ложное милосердие куда опаснее сухих суждений о реальности.

Итак, в плане жизнеобеспечения, ещё раз уточним, что же такое утон¬чённая текучесть? Понятнее будет, если исходить из её ментального прообраза.

Припомните свои состояния после захва¬тывающей вас беседы, дискуссии, спора, когда вы что-то доказывали, перебивали собеседников или соглашались с ними, и это пост-возбуждение не отпускало вас после разговора. Если в этом состоянии отбросить внутренний диалог, интенсивные эмоции, образы, то останется самое необходимое – текучесть в виде лёгкого психомоторного возбуждения и игры энергий. Разумеется, и в это состояние будет спроецирован образ самого себя, который мы всегда неосознанно поддерживаем. Но эту слегка подчищенную модуляцию сознания для начала уже можно использовать.

Ещё более чистый вид текучести – кинестетический, возникающий после длительных, но умеренных физических нагрузок, хотя очевидна его заданная модальность. Самая же качественная и доступная её разновидность, как было указано выше – это состояние возникающее после хорошего сна. Но оно настолько безотносительно к нашему пониманию, что его невозможно повторить сознательно, иначе многие бы из нас не нуждались в отдыхе. Эта сила тиха и незаметна для нас, мы чувствуем её потенциальные возможности, когда переводим на свой доступный уровень ощущений или действий. В основном мы научились чувствовать лишь то, что можем анализировать. Но в грубой осознанности бодрствования мы растрачиваем этот незримый для нас потенциал текучести. Лучших механизмов самовосстановления и размывания саморефлексии, чем сон, человек сознательно не приобрёл. Это – дар естественной гармонии.

Наши сны, как незавершённая самоосознанность, являются той самой характерной текучестью – в многообразии не связанных друг с другом впечатлений и модальностей ощущений. В них очень много сюжетов, мест, где мы бываем, спонтанных и ярких эмоций, новых чувств, мыслей или же это – просто забвение эго. Наше сознание порхает в них как бабочка, развеивая своими красочными крылышками рисунки системности, начертанные в бодрствовании. Сны настолько легки, что большинство из них даже не запоминаются.

Мы до конца не осознаём, насколько скукоживаемся на энергетическом уровне под смирительной рубашкой избыточно-ложной системности в стадии бодрствования, и лишь в конце дня ощущаем итог этой грубой работы – усталость восприятия. Но и она в наших снах окончательно не размывается и оставляет негативный след в организме. Такое каждодневное приращение саморефлексии в виде потери точкой сборки своих степеней свободы, в итоге, оказывается в копилке прогрессирующего увядания организма; ведь сон тоже не всемогущ и имеет свои левосторонние барьеры, которые можно обойти только сознательно.

А пока мы воспринимаем сны как иллюзии, а не место для естественной деятельности, возрождающей нашу энергетическую сущность в пространствах духа и ведущую к свободе. Но, именно в них можно в полной мере ощутить качество текучести и развить его дальше.



Прыжок «отжатого лимона»

  «Сон – место встречи с неведомым».

Хороший сновидец, по большому счёту, отказывается от стимуляции самоосознания составляющими грубой текучести. Его цель – острее ощутить левосторонние возможности восприятия. Он отказывается от эмоционального переживания тенденциозного спектакля идей, лозунгов, насаждаемых со всех сторон средствами массовой информации с экранов телевизоров, прессы и т.д. Эти примитивные заряды текучести не для него.

Такой подход игнорирования мелких ментальных подкачек, которые попирают крепость и стойкость сновидящего, рекомендуется использовать во всех случаях жизни, и особенно быть бдительным к мелким, воодушевляющим провокациям. Грош – им цена, в общем ряду безликой озабоченности. На пути воина они подобны миражам в сезон засухи внутреннего мироощущения. Сумбурный мир людей нужно остановить для себя как в бодрствовании, так и во сне.

Пока же будем прагматично полагать, что для большинства из нас радикальные перемены в ближайшем будущем маловероятны в силу укоренившихся привычек, а призывы к изменениям умрут вместе с благими побуждениями после их прочтения. Поэтому ниже акцентируемся на технических приёмах, которые для начала хотя бы помогут ощутить привкус левостороннего осознания, указывая на сам факт такой возможности в его удалённых областях.

Основные задачи-игры, которые на своём пути решает практик сновидящий следующие.

Во-первых, ему надлежит далеко «прыгнуть» в левостороннюю область, чтобы при интеграции её с правой стороной осознания не «вылететь» обратно в бодрствование. Описание осознанных сновидений в соответствующей литературе, как правило, подразумевает пребывание в стадии парадоксального сна – в одной из близких стадий перед пробуждением. Но эти недалёкие вылазки практикующих не позволяют собрать им качественное осознание в областях неординарного внимания, потому что происходят они вблизи рубежей бодрствования.

Работает некий механизм выталкивания из неглубоких осознанных сновидений, при накоплении энергии в них перед пробуждением. Увы, её чистота недостаточна, чтобы уходить с нею ещё глубже в сон. Поэтому, экспериментаторам не хватает стабильности в углублённом левостороннем осознании. К тому же качественная сборка «иной» самоосознанности происходит на некоторой дистанции от исходной. Миры, в том числе и астральные, дистанцируются друг от друга неким интервалом в полях эманаций. И через эти перегородки нужно перескочить, чтобы скомпоновать дееспособное осознание.

В бодрствовании очевидна тенденция съезжания с начального баланса свойств текучести и системности в начале дня, в сторону системной самопоглащённости и потери энергии к вечеру. Непроработанная системность как спрут хватается за действительность правостороннего осознания мертвой хваткой, но отцепляется лишь тогда, когда выбивается из сил. Отсутствие энергии частично освобождает наше сознание от чрезмерных фиксаций саморефлексии и позволяет глубоко окунуться в левостороннюю область при отходе ко сну. Да вот только, потом не хватает энергии для самоосознания в нём. От чего большинство из нас спят как брёвна – левосторонняя болезнь «мертвизны». Впрочем, и правильно делают, так как основная масса людей не строит дальнейших планов по расширению своего осознания.

Сны без сновидений, говорят о том, что в них вообще нет самоосознания даже на уровне спонтанного построения привычных для нас мыслеформ. Точка сборки движется свободно и непринуждённо, вытанцовывая непостижимо удалённый синтаксис. Но, именно такой сон без контроля и осознания является наиболее здоровым и полезным для большинства из нас. Но не для воинов духа, развивающих свою осознанность посредством сновидений. Мы можем быть лишь псевдо свободны, при полном отсутствии контроля и самоосознанности. Или, как говорят анархисты: окончательная свобода – это смерть. С позиции толтеков такая свобода безотносительна к субъекту. Его то уже – нет.

Поэтому далёкий прыжок в левосторонку в полном осознании возможен при решении второй задачи, стоящей перед сновидящим – необходимом уровне чистой энергии. Когда она чиста и прозрачна, тогда не образуются мечущиеся мыслеформы, которые, как репей цепляются за проходимые осознанием уровни погружения в сон.

Но, как было указано выше, необходимая для левосторонней осознанности чистота сознания для многих недостижима в условиях человеческого общежития и его фоновой среды. Ввиду этого, ниже приводится техника, которая не очищает сознание, а лишь уменьшает размеры его структур энергетическим обесточиванием, тем самым, делая эти построения менее активными. Но в то же время эта процедура позволяет запастись некоторым количеством энергии необходимой для путешествия осознания. При этом не следует забывать, что любым техническим приёмам свойственны ограничения.

Итак, старый надежный способ размывания фиксирующей осознанности – недосыпание. Полуночные бдения издревле практиковались среди приверженцев веры. После них появляется заторможенное состояние мнимой самоуглублённости и неподвижности восприятия. Но именно, таким образом, искусственно гасится активность эго. Конечно вместе с этим, есть риск получить побочное ощущение «чугунного» состояния болезненности, которое отчасти, можно развеять лёгкой физической нагрузкой.

Чем дольше вы будете бодрствовать (при хорошем самочувствии рекомендуется более суток) на этой – первой стадии практики и сохранять, при этом безболезненное состояние, поддерживая себя различными средствами, тем лучше для прыжка в левосторонку. Можно практиковать хронические недосыпы, если позволяет здоровье, как мощное средство, которое обрушивает коммуникацию с действительностью. Но тогда, скорее всего не хватит энергии для самоосознания в сновидении и, как было сказано выше, качество осознания от этого пострадает.

На втором шаге предлагаемой практики необходимо предпринять действия для частичного набора энергии. Для этого в конце своего продолжительного бдения следует лечь спать без намерения осознавания не более чем на 1-2 часа короткого сна, тем самым, в определённой степени восстановив свой жизненный тонус и качество текучести.

После того, как вы окончательно проснётесь, что скажу я вам непросто, нужно пассивно пободрствовать до следующего позыва ко сну, особо не напрягая свой досуг резкими действиями и общением с людьми. На этом этапе практики должно появиться ощущение, которое характеризуется словами: опустошённость, расщеплённость, подвешенность, лёгкость, эфемерность, неустойчивость.

Желательно достичь состояния «выжитого лимона», в котором осталось немного сока. И, вот тогда, ложитесь и практикуйте свою осознанность сновидений, выставив постовым – связное внимание самонаблюдения, и так, чтобы оно не мешало засыпанию.

В этой, третьей стадии практики ваш свидетель сновидений, с одной стороны, не должен быть навязчивым, чтобы не устать от самого себя. А с другой – в динамике снов ему нужно помнить себя, сохраняя баланс между системностью и текучестью.

Описанная процедура сопряжена с некоторым усилием, особенно в момент просыпания после кратковременного отдыха. Не у каждого хватит силы воли, чтобы поднять себя и свои тяжёлые веки из фазы глубокого (медленного) сна. Но как говорится – на любителя. Автор полагает, что подобные техники – для людей устремлённых.

Накопленная усталость от продолжительного бодрствования придаст нужную скорость смещения точки сборки в глубокие области левостороннего осознания, и такую, что вы, не успеете забыть себя при погружении в сон. А небольшой заряд незамутнённой энергии, полученный от кратковременного сна, поможет включить в глубинах подсознания связную самоосознанность.

Вместо фазы короткого восстановительного сна или же параллельно с ним можно использовать другие средства форсированного усиления текучести, одно из них – парилка или сауна; или близкие им по целевому воздействию мероприятия, такие как окуривание в дыму костра или просто прогулка. А, в общем, – экспериментируйте. Но смотрите, чтобы эти эксперименты не вызвали апатию и волну саморефлексии. Ведь вам понадобится хоть какой-нибудь энтузиазм для формирования соответствующего связного намерения самоосознания в сновидении. В духовных изысканиях главное – не перестараться.

Для лучшего контроля сновидений накануне можно использовать технику самовоспоминания в бодрствовании. И, безусловно, необходимо искреннее желание для того, чтобы не возникло антинамерение в виде внутреннего сопротивления. Свою самоосознанность сновидений нужно желать так, чтобы она пришла добровольно, без принуждения. Вот почему необходим путь сердца.

Очевидно, что подобные методы только приобщают к левостороннему осознанию, открывая такую возможность; но стабильности они не дают, так как могут привести к истощению. Регулярную и целенаправленную чистку сознания от хлама повседневности ничем не заменить. И у желающих пойти дальше перепросмотр личной истории, обычно, становится постоянным спутником в кропотливой работе по удалению заноз восприятия.

Успешное закрепление в левостороннем осознании в перспективе ведёт к пробуждению энергетического двойника – нашего продолжения осознанности в далёких сновидческих позициях. Диапазон восприятия при этом намного расширяется.

Эта – лучшая наша часть явится венцом гармонии описанных выше качеств лево-, правостороннего осознания как предтеча тонально-нагуального равновесия и, возможно, станет наиболее предпочтительным комфортным состоянием на пути бесконечного самопознания.



5.5. Подводим итоги

  «Опасности нет ни в чём, включая смерть,
  если есть силы и понимание,
  как с этим разотождествиться».

Это глава постулировано сжатая. Понятия системности и текучести, приводимые здесь, ещё более углублены и являются рабочими аспектами тонально-нагуального равновесия, о котором говорилось в предыдущих главах. Если кому-то и так всё ясно по книге, то на этой главе они могут особо не сосредотачиваться.

Итак, закрепим основные утверждения, затронутые в книге ранее.

• В жизненном путешествии человеку с рождения предоставляется начальная настройка для самоосознания – человеческая форма.

• Ошибочными настройками приобретённого опыта мы разрушаем эту форму.

• Созидательными настройками мы способны сколь угодно долго поддерживать свою осознанность и самостоятельно трансформироваться в новые формы своего бытия.

Продекларируем основные утверждения:

Системность осознания – это осознание в пространстве выделенных настройкой восприятия причинно-следственных связей, то с чем имеет дело тональ.

Полнота системных построений сознания есть завершённость процессов интерпретаций с итоговым обоснованием полученного опыта и (или) отношения к нему.

При осознании полноты системы получаемого опыта или завершённости его части происходит потребление энергии, которая необходима для поддержания этой системы в сознании.

Осознание неполноты системы знаний и (или) неполноты отношения к ней есть текучесть. Это понятие больше относится к проявлениям мягкого тоналя – к душе, граничащей с нагуалем.

Преобладание текучести над завершённой системностью высвобождает энергию, за счёт естественного движения восприятия в процессе познания.

Далее приводится пример различных степеней полноты системных построений в сознании:

Человек изучает алгебру. Сама по себе, вне его сознания, эта система является полной со своей аксиоматикой и заданными операциями. Но для познающего сознания она ещё не полна, так как до конца не изучена. Если человек открыт для обучения и система изучаемых знаний для него нова и интересна, то у него проявляется качество стратегической текучести по отношению к данному предмету, выраженное любопытством.

В случае же, когда человек не желает обучаться, т.е. закрыт к области знаний, то, в свою очередь, проявляется отношение завершённости к предмету типа: мне это не нужно, это сложно, отложу на-потом и т.д. Что означает проявление полноты системности – чёткого представления о завершённости или временной завершённости процесса познания, его полноты субъективного переживания, чувствования или объяснения.

Очевидно, что знания о предмете могут быть неполными, но при потере интереса к ним всё равно будет иметь место системная завершённость в виде сформированного отношения к усвоенному или неусвоенному материалу.

После успешного изучения предмета, сознание человека обретает системность самих знаний – знание предмета, и системность отношений к ним: я это знаю, я могу использовать это и т.д.

При незавершённости обучения и (или) потере интереса к получаемым знаниям в основном имеет место системность отношений к ним: мне это не нужно; с этим я больше не связываюсь; или: я это знаю в таких-то пределах и т.д. Системность, таким образом, может проявляться в различных вариантах представлений осознания о чём-либо.

Текучесть осознания – спонтанный и незавершённый процесс постижения и частичной систематизации. Если процесс не спонтанный, а в разных формах – принудительный, значит, используются определённые установки (внутренние, внешние) для его поддержания, которые представляют собой тактическую системность. Поэтому в моменты, когда у человека возникают озарения или неподдельный интерес к наблюдаемым явлениям – это текучесть, а когда мы себя заставляем сосредоточиться на материале – это системность отношений.


Системность большей части Мира, находящейся вне досягаемости для человеческой формы, такие как, другие миры, хаос или непознанное есть недоступные, в разной мере, проявления потенциальной или возможной текучести для человека. А для тех высших сущностей (АСов), которые освоили эти пространства, они представлены системностью их тоналей. Поэтому системность и текучесть – относительные величины для разных субъектов осознанности.


Рабочая текучесть – это та область неизведанного, которой субъект может коснуться своей наработанной системной частью или, другими словами, своим синтаксисом. Чем мощнее и гармоничнее синтаксис, развитый в процессе жизни, тем большие энергии он может привлечь в своём взаимодействии, при условии открытости человека к новым знаниям. Развитое, но закрытое осознание лишь потребляет огромное количество энергии для поддержания его неизменной упорядоченности. При дефиците энергии такое осознание истощается и деградирует. В свою очередь, слабый синтаксис легче скользит по нагуалю, но он так же легко приводит в ловушку самозабвения, не успевая интерпретировать происходящее в личностной парафразе. В этом случае индивидуальность размывается без достаточной систематизации своего опыта в потоке неизведанного.

Мощь интеллекта не характеризует развитость синтаксиса пригодного для путешествия осознания.

Знания нашей Цивилизации не отражают в себе весь спектр качеств текучести, необходимый для работы с нагуалем. В них присутствуют в основном лишь ментальная и эмоциональная составляющие, энергетически не поддерживающие жизненно важные взаимодействия из-за своих ограниченных возможностей.


Самоосознание невозможно при отдельно используемой текучести или при полной системности. При одной текучести нет стержня осознанности, как это бывает в обычном сне или при полном растворении в небытии в момент смерти. А при наличии одной системности у человека не хватает интереса к процессу познания и точек зрения; его настигает саморефлексия.


Саморефлексия – неверная организация видения самого себя и Мира, при которой не происходит энергетического обновления. В этом случае обособленная системность в застывшем сознании характеризуется повторами в самонаблюдении и грубым ограничением текучести, что приводит к ощущению тягости и рутины. Непрерывность самоосознания в сферах духа возможна при тонком балансе между самоидентификацией и отстранённостью от себя.


Чтобы осознанно удерживать более мощные потоки текучести, нужны более мощные и одновременно лабильные проявления системности, что оптимально выражается в тонально-нагуальном равновесии.


Сновидения – это пограничные проявления текучести. В них осознание движется всегда спонтанно без ощущения завершённости и полноты системности, что даёт заряд энергии. Но с полным преобладанием текучести в них теряется самоосознание. Поэтому туда следует ввести системность самоосознания, оставив неполными (текучими) остальные структуры сна для энергетического обновления. Это – место синтеза системности тоналя с текучестью нагуаля.


Импровизированное перераспределение энергий текучести в целях поддержания избранных системных построений сознания – один из основных способов размывания саморефлексии при формировании стержня осознанности. У воинов духа избранные системные построения обычно лежат на пути сердца и не отягощают его в момент их осознания, находясь в приоткрытом состоянии ко всему новому.


Левостороннее осознание простирается за границами обычного бодрствования и далее – за пределами человеческой формы, где используются другие каналы и параметры восприятия. Основным барьером восприятия у человека является синтаксис его социализации, который нужно отчасти расформировать, чтобы увидеть вечные потоки энергии – те отблески более абстрактного описания действительности.


Непроработанные системность и текучесть находятся в конфликте, но движутся навстречу друг другу. В высших проявлениях они почти сливаются в одно целое в своей утончённой взаимосвязи в новом для них качестве тонально-нагуального равновесия.


С возрастом человеку всё труднее удерживать и строить системные конструкции из-за недостатка энергии, расходуемой на приобретённую в течение жизни тяжеловесную системность. Человек пополняется энергией в бодрствовании хаотично, всё чаще используя энергию текучести завуалированных субличностей сознания, которые обычно конфликтуют между собой и самоуничтожаются. Ещё чаще он использует внешние раздражители для отвлечения своего внимания.


Без работы направленной на интеграцию сознания человек смотрит сны своих мелких разрозненных субличностей. В сновидческой изоляции, без центра осознанного управления они представляют собой бессознательные и разрозненные поля эго, которые беспорядочно реагируют на происходящее.

Старческая текучесть – неуправляемая текучесть, автоматически подтверждающая поля эго бессознательного в своём случайном блуждании. Этот неорганизованный вид текучести распада возможен только в границах человеческой формы – в пространстве фрагментированного опыта, удерживаемого формой. Без неё эти блуждающие потоки осознания ведут к саморазрушению.


В общем плане всего накопленного опыта человек застревает в маршрутах приобретённой текучести-системности 1-го внимания, теряя бразды управления своим осознанием. Даже в сновидениях с возрастом этот опыт в чём-то начинает определять движение осознания в определённых границах. Утрачивается возможность получения новых знаний и управляемого выхода за границы человеческой формы.

Обучение осознанному изменению маршрутов текучести взрослого человека может способствовать разрушению оков ограниченной индивидуальности. Лучший способ для этого – частичная остановка превалирующей текучести бодрствования и концентрация на непрерывности самоосознанности в каждый момент времени. Что приведёт в начале к потере энергии и сужению осознания без достатка многообразия общепринятых фоновых отвлечений-развлечений.

Поэтому с возрастом человеку лучше всего совершенствовать своё осознание в его левосторонних областях, так как в бодрствовании в этом случае он сможет находиться непродолжительное время, так как ресурсы добытой энергии механизмами 1-го внимания у взрослого человека ограничены.


Модели о мире нужны не только для поисков истины. Ещё в большей мере они необходимы для освобождения от бытующих догм. С их помощью организуется подвижный синтаксис и равновесная чистота сознания. Чем полноценнее опыт, тем он свободнее от любых представлений.


Скорость освоения утончённых структур нагуаля пропорционально продолжительности нашей жизни. На сегодняшний день человеческая форма и соответствующая ей средне заданная мощность осознанности определяют предел нашей жизненности.


Время напрямую зависит от формы проявленности. Для различных организмов и иных осознающих существ время течёт неодинаково в зависимости от специфики саморефлексии в данной форме. Оно не является отдельным физическим параметром, а есть один из элементов сонастройки с реальностью. Время многомерно и может по-разному протекать в различных процессах и организмах.


Тот, кто способен изменять свою форму, может влиять и на время. Такая способность приходит с возросшим качеством сознания, при тонком балансе между текучестью и системностью. До этого момента возможны лишь субъективные искажения в ощущении времени, и едва заметные изменения скорости его протекания.


Человеческая форма и предметный мир как стабильные проявления материальности даны для поддержки нашего самоосознания и являются способом фиксации осознания в нагуале. Это – контейнеры для неуравновешенного, разобщённого сознания, которое потенциально стремится к саморазрушению без понимания своих абстрактных целей.


Обычное состояние сознания человека есть ненормальное, если его рассматривать в парадигме свободы и глобального выживания. Находясь в нём, мы очень быстро устаём от саморефлексии – избыточных и ложных системных построений, среди которых мы забываем себя. Вследствие чего нам требуется другое противоположное состояние сознания – наш сон, в котором мы, по обыкновению пребываем в ещё большем самозабвении, отстранившись от дневных тягот, от своего утомлённого восприятия.


Спать, как это делают все, и находиться в забытьи без самооосознания в бодрствовании человек может, только имея данное ему от рождения тело. В энергетическом аспекте именно оно определяет границы траектории точки сборки как фокуса восприятия и сохраняет нашу условную целостность. В духовных сферах, где ответственность за самоидентификацию полностью возлагается на сознание, любой вид сна ведёт к распаду и равносилен смерти.

В связи с этим является актуальным нахождение равновесия между системностью и текучестью, при котором процессы самовосстановления и проявленности находятся в тонком взаимодополняющем соотношении. Такая организация работы сознания необходима для поддержания непрерывного самоосознания, исключающего любой вид спячки.


Сознание обычного человека после физической смерти распадается на части, в соответствии с его несбалансированной фрагментарностью при жизни. За некоторым пределом самораспада осознание самого себя теряется полностью. Уровень обитания души или монады – это уровень неосознанных навыков, где уже нет личности способной к самоидентификации.


Сохранение личностей в череде разных воплощений – не обязательно. Они приходят из океана общей осознанности, из над-реальности наших Создателей совершенно непостижимым для человека образом в момент рождения. Кем на самом деле мы являемся и кем были в прошлых жизнях, и были ли они вообще, никто из людей не знает. Солидарными могут быть лишь отдельные элементы памяти единого разума, которые могут принадлежать различным личностям в разных воплощениях. Безупречнее считать, что таким образом наши Создатели «вспоминают» самих себя.


Духовная работа в основном заключается в такой самоорганизации самоосознания, при которой можно непрерывно поддерживать себя в энерго-информационных (нагуальных) форматах существования. Биоосознанность человека способна перенестись в виртуальные пространства духа в ином качестве, лишь при некотором соответствии параметрам равновесной пары – системности и текучести в этих высших сферах обитания. Эти параметры характеризуются связной целостностью и мощностью самоосознания. Причём привычный физический план, при этом, можно игнорировать, в итоге отказавшись от человеческой формы или оставить возможность её сборки для выполнения частных задач.


Текучестью уровня сновидений можно энергетически восполнять энергию, расходуемую на системность жизненного опыта. В свою очередь, такая системность должна тонко вплестись в условия левостороннего сознания. А в перспективе, при так называемом сновидении в бодрствовании ограничения связанные с обычным сном отпадут, так как диапазон восприятия расширится, включая спектр обычного осознания бодрствования. Человек сможет обновляться в бодрствовании как во сне, непрерывно поддерживая тем самым виртуальное самоосознание своего духовного тела и оставаясь адекватным в социуме.


Обычная текучесть бодрствования у взрослого человека ущербна, так как она ещё более утверждает его образ в 1-ом внимании; при этом игнорируются процессы левостороннего осознания. С другой стороны, в детском возрасте потоки текучести интенсивны, потому что не ограничены упорядоченностью личного опыта, кроме как системностью данной чел.формы. Но, они так же бесконтрольны и неуправляемы. По этой причине ребёнок не способен к самостоятельной трансформации. Он стихийно свободен, и только в рамках своей формы.

Взрослые же не успевают, а вернее не желают по ряду причин, формировать ту мягкую часть системности, которая могла бы удерживать ещё большие потоки текучести, чем те, которые даны при рождении ребёнку. Во многом бесполезный опыт человека не позволяет ему на закате жизни войти в новые состояния неопределённости нагуаля в обход границ и привычных функций человеческой формы.

Но, если это случится, то это новое достояние человеческой осознанности, возможно, явится эликсиром бессмертия.



ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека