Конвейерные Миры или Танцы с толтеками

2008

Почему путь толтекского воина до сих пор остается загадкой и даже его многочисленные приверженцы, зачарованные жизнью магов, не могут доказать его существование? Что необходимо для того, чтобы добиться реальных результатов в иной системе постижения реальности?

Вы узнаете, что препятствует воинам духа на пути и какие ограничения таит сама человеческая форма. Самое главное из них - саморефлексия, накапливаемая в процессе жизни усталость от видения себя в окружающем мире, в итоге ведущая к смерти. Мы "приговорены" к ней в конвейерных мирах, подобных нашему. Однако есть ли альтернатива неизбежной старости?

Об этом и о многом другом расскажет эта книга.



 

Авторский экземпляр. Публикуется до издания в печати.


Олег МУЗАЛЁВ
Книга ::  Конвейерные Миры
или
танцы с толтеками



4. МОЗАИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
(продолжение)

4.5. Время и самоосознание


Инициация времени

  «Экспозиция нашего «я» отмечает ход времени»

Уже ни для кого не секрет, что время как-то связано с деятельностью сознания. Во всяком случае, всеми признано наличие субъективного ощущения времени. Наше осознание находится в постоянных поисках подтверждения картины мира через построение конгруэнтной ей личной реальности, которая формируется в течение всей жизни. Через это интимное, в чём-то искажённое пространство мы поступательно познаём реальности высших порядков. В своём небольшом утилитарном мирке восприятия и осознания мы невольно саморефлексируем или другими словами самоотражаем образ самих себя. Именно этот аспект деятельности индивидуализированного осознания инициирует фактор времени.

Прежде, чем развить это положение дальше, введём некоторые понятия. В ощущении субъективной реальности присутствуют две основные характеристики: гармоничность и интенсивность осознания. Первая характеризует его внутреннюю бесконфликтность, связанную с целостной уравновешенной фрагментарностью сознания, когда его отдельные субличности интегрированы и гармонично сотрудничают друг с другом. Вторая характеристика пропорциональна его мощности, связанного с опытом жизни и диапазону восприятия реальности. Сюда можно отнести мощность нашего ассоциативного ряда различных планов в виде мыслей, эмоций, телесных ощущений, энергетических потоков и т.д.

Например, как указывалось ранее, наш сон является вполне гармоничным мероприятием в ущерб интенсивности осознания. Индивидуальность там не проявлена полностью. Когда же сознание включается на полную мощность характерную для бодрствования, то многие его фрагменты включаясь одновременно, начинают конфликтовать между собой. Но так как состояние сна есть предтеча нагуаля, где нет места для грубой работы осознания, то человек автоматически просыпается. Из гармоничного нагуаля нас выбрасывает катапульта грубой осознанности.

Если использовать понятие точки сборки, то при её гармоничном движении в обычном сне она светится не слишком ярко, но может бывать в различных положениях внутри определённых границ. В бодрствовании же она менее подвижна в своём дрейфе, но светится немного ярче.

В этом можно усмотреть некоторое противоречие, связанное с положением толтеков, в котором оговорено обратное: при активном движении точки сборки освобождается энергия и её свечение увеличивается. Но в этой формулировке подразумевается тождественность мощности осознания в обоих случаях сна и бодрствования. Но, как оговаривалось ранее, в неосознанных сновидениях мощность нашего осознания падает, а потому уменьшается светящаяся окрестность точки сборки. Сознание в них работает фрагментарно, с потерей целостности, характерной для бодрствования. Этот момент работы сознания можно утрировать на следующем своеобразном примере из сельскохозяйственной тематики.

На весенней посевной трактор без плуга может ехать быстро, преодолевая значительные отрезки пути, и поднимая при этом не так много пыли. А потому он не будет особенно заметен с большого расстояния. В случае же медленного передвижения, но с большим плугом, когда железный конь пашет сухую землю, его месторасположение будет видно издалека, отмеченное огромными клубами пыли. Величина плуга здесь аналогична мощности осознания. А скорость трактора – подвижности точки сборки.

Люди знания в связи с этим приводят в пример священных животных, мощность осознания у которых, безусловно, меньше человеческой. Но благодаря своей природной гармоничности они способны путешествовать в пространствах нагуаля и быть жителями нескольких Миров.

Вот так с меньшими потенциальными возможностями можно использовать свои задатки с большим размахом. Это относится к вопросу готовности человека к подобным путешествиям: готов, и уже давно готов, – жизненного опыта у каждого из нас предостаточно; дело встало за его интеграцией. Мы уже сегодня можем высвободить огромное количество энергии, бездумно растрачиваемой во внутренних войнах нашего сознания.

Вернёмся к вопросу о времени. При огромном потенциале нашего осознания малоподвижная точка сборки, скованная 1-ым вниманием, не может освобождать большого количества энергии. В удалённых же областях полос эманаций во 2-ом внимании подстроечные процессы очень мощные из-за их новизны. Это, как посетить новые страны и получить впечатления от поездки. Сидя же на одном месте приходится ещё больше прорабатывать рассудочную часть, залезая в дебри тоналя, и вместе с интеллектуальными знаниями высасывать энергию из пальца.

Мы склонны к саморефлексии, так как постоянно натыкаемся на повторения опыта как личного, так и всей человеческой Цивилизации. Многое из того, что мы открываем для себя – давно забытое старое. Наблюдение своих повторений в опыте жизни вызывает ощущение тяжести и вместе с этим протяженность видения себя из прошлого в настоящее, т.е. ощущение времени.

Когда всё ладится и вокруг хорошо, то в памяти, утверждающей фактор времени, особой надобности нет. Наши воспоминания всегда обусловлены приданием важности тем или иным событиям в нашей жизни. Беспристрастное отношение к происходящему автоматически перемещает нас в настоящее.

У воина за свободу нет ни только семьи, Родины, долгов и обязанностей, но и ни чести, ни достоинства, что по нашим понятиям – отвратительно. А он с этим живёт и вкладывает в своё благоговение перед жизнью свой, ускользающий для нашего понимания, смысл. Его семья и Родина есть безграничный нагуаль – Родина его духа. В долги он попросту не влазит, а все обязанности лежат у него на пути сердца и потому не отягощают его. Его понимание собственного достоинства – вне нашего синтаксиса и связано с глобальным постижением реальности. А понятие свободы находится в другой плоскости её рассмотрения, чем у обычного человека. Поэтому взаимопонимание между ними затруднено.

Возвращаясь к императиву времени, можно резюмировать сказанное таким образом: его неумолимый ход есть суммарный итог саморефлексии в различных жизненных обстоятельствах. Где-то понервничали, за кого-то попереживали, расчувствовались, вспомнили неприятное или приятное, но всё же расточительное и … время тут как тут – отмеряет продолжительность жизни. Оно всегда появляется там, где произошла не совсем безупречная самоидентификация. Или как сказал поэт: напоминает время о себе, то шорохом, то мыслью суматошной.

У толтеков время и смерть, а точнее, напоминание смерти о своём постоянном присутствии – идентичные понятия. Они касаются человека в моменты, когда он не безупречен, указывая на зацикленную самопроявленность, на тяжёлую самоидентификацию, на эго. У «пупов земли» время бежит быстрее. У них слишком грубое, «выпяченное» самосознание. Неумолимый ход времени всегда убыстряется, через наше негативное мироощущение, которое в целом задаётся культурой всей Цивилизации.

Таким образом, время, как и дыхание смерти, мы ощущаем «через очки великих художников» мира людей, через коллективное бессознательное. Так создаётся модальность того или иного времени, целой эпохи. Но, очевидно, что взаимовлияние в человеческом сообществе огромно, оно определяет мировоззрение каждого его члена, и потому среднестатистическая величина суммарной саморефлексии у нас примерно одинаковая. Складывается она из элементов судеб всех людей в эгрегоре Цивилизации. А так как саморефлексия инициирует ход времени, то его скорость протекания тоже усредняется. И по петле обратной связи время становится эталонным для всех людей. Впрочем, таким же образом стабилизируются параметры человеческого восприятия в целом. Для наглядности представления, сказанное пояснит следующий гипотетический пример.

Представим себе, что после какой-нибудь глобальной катастрофы на Земле выжила небольшая группа людей, в распоряжении которых остались чудом уцелевшие библиотеки, компьютеры, кинотеатры, откуда они могли бы черпать все необходимые знания накопленные Цивилизацией. Но даже в этом случае эти «счастливчики» вряд ли остались бы прежними людьми. И вот почему.

Их нельзя было бы назвать человеческими существами, потому что эгрегор Цивилизации, поддерживаемый до катастрофы сознанием множества людей неизбежно вскоре распался бы вслед за гибелью большинства человечества. И за сонастройку с реальностью оставшимся в живых пришлось бы брать на себя полную ответственность. А так как сегодняшнее положение точки сборки у каждого из нас энергетически коррелирует с её положением у всей массы людей, то при отсутствии общего «силового поля», оставшаяся группа, скорее всего, испытала бы сдвиг парадигмы восприятия. Недостаточная насыщенность их ноосферы, по всей видимости, не справилась бы с фиксацией точки сборки в её утверждённом положении до катастрофы. Это – новое племя чудом выживших, было бы, мягко говоря, странным по сравнению с ранее живущими на планете людьми.

С позиции толтеков можно утверждать, что, сколько человек входит в наше соглашение о реальности, такова и его стабильность. Но с другой стороны такова и зависимость от него – от этого коллективного эгрегора акцентированного восприятия.

Когда «муравейника» с его полем влияния нет, точка сборки становится наиболее подвижной и современный человек в условиях одиночества, скорее всего, начнёт сходить с ума, спонтанно трансформируясь в другой подвид. Или из-за большой подвижности восприятия он может неконтролируемо сгореть изнутри в потоке высвобождаемой энергии. Поэтому инкубационный период стабилизации в специальных энергетических условиях под колпаком «садов эдема» на заре человеческой юности нам, видимо, был жизненно необходим для устойчивой конфигурации человеческой формы.

Оставшимся в живых в приведённом примере, пришлось бы столкнуться с дилеммой, либо стать путешественниками осознания, нарабатывая дисциплину их пошатнувшегося восприятия, либо стать сумасшедшими и погибнуть. Ещё один «безопасный», но странный вариант – быстро деградировать до уровня дикаря. Поясню – почему.

Знания, которые хранятся в книгах или на физических носителях компьютеров – это одно. А огромный опыт, приобретённый каждым из нас без его фиксации человеческим эгрегором, как утверждающей печатью, представляет собой гремучую смесь в разрозненном осознании современного человека. Такой опыт быстрее склонит наше сознание к сумасшествию, нежели примитивный, но более целостный опыт вандала. Умники в таких условиях, с их неустойчивым внутренним миром, скорее станут шизофрениками, нежели дикарь с дубиной в руках и парой незатейливых мыслей в голове: как бы забить мамонта и насытить свой желудок.

Наше нынешнее с грехом пополам собранное 1-ое внимание тоналя, есть продукт коллективный. По отдельности же мы склонны к распаду. Созданная нами сегодняшняя совокупная тональная «опухоль» чужеродна законам Вселенной, потому что она тормозит наше нагуальное творчество. Мы временно создали для себя удобное, но мало-жизненное общее пространство, из которого боимся выйти.

Усреднённые долгой историей существования эгрегоры Цивилизации в большей степени определяют нашу устойчивость восприятия, нежели чем мы сами по отдельности. Как указывалось в первой части книги, даже ненормальные по образу существования Цивилизации распадаются намного медленнее, в отличие от малочисленных групп и фанатичных одиночек. Для полного распада нужно время. В больших сообществах больше найдётся факторов консолидации, как впрочем, и раздора, чем в малых. А до черты полного разорения они докатываются всё же медленнее.

По всей видимости, даже если переносится в другие галактики, миры, то, всегда будет присутствовать ощущение за своей спиной той мощи синтаксиса Цивилизации своего вида, так как субъект останется навсегда автоматически «подключенным» к её эгрегорам. Таким образом, любой из нас воспринимает мир в обще утверждённом коллективном синтаксисе. Расстояния тут не имеют значений.

Разумеется, в должной мере за фиксацию точки сборки ответственна сама чел.форма, как данность. Наша Цивилизация лишь до-настраивает её до нормативного положения. Но даже эта доля подстройки является весомой в структурировании нашей общей «нормальности» восприятия реальности.

За то, что мы делаем со своим 1-ым вниманием, отвечает вся Цивилизация. Как полезные, так и мало пригодные продукты нашего осознания являются специфически человеческими и им, пожалуй, не найдётся аналогов во всей Вселенной. Зачем ей повторяться в своём опыте? Об этом говорят и толтеки, отмечая, что в их видении Орла или Аса, отвечающего за наше рождение, человеческие чаяния отражаются очень слабо, как непродуктивные варианты осознания.

Люди знания в связи с этим ввели различие между понятиями человеческая форма, которую мы не всегда удачно до-настраиваем в процессе жизни, и того первозданного шаблона-матрицы, из которого она оформляется. Возможно, многие религии заблуждаются, заявляя, что мы созданы по образу и подобию с богом. Подобие, может быть, и есть, но в той мизерной его части, в которой мы ещё не умудрились исказить свою естественную природу до неузнаваемости.

На сегодняшний день наша слишком уплотнённая форма, как и соответствующие видимые миры являются показателями степени «захвата» плотными материями реальности, критерием нашей механистичности. Наш шаблон в энергетическом аспекте возможно даже и не подозревает, что его заученным приёмом всей Цивилизации опять скатают в 3-х мерную загогулину – наше тело. А ведь могло получиться и получше. Наши начальные задатки намного превосходят нашу реализацию в жизни. Но каково тело, таково и время отсчёта в нём.

Таким образом, наша человеческая форма и издержки синтаксиса всей Цивилизации задают ритм тонального времени – скорости процессов нашего выживания.

В частном случае, возможности сознания косвенно можно приблизительно оценивать только по одной форме проявленности, то есть «по одёжке». Например, по разнообразию и усложнённости органов чувств, а так же по мощности буферного компьютера (у нас – мозга), которые соответствуют объёму обрабатываемой информации. Хотя использование его может быть не полным, как, например, в нашем случае – не более 5%. Но это уже проблемы иного характера, указывающие на инерцию в развитии.

Стоит оговориться, что подобную оценку корректно производить, если форма восприятия мира «спущена» непосредственно от АСов без вмешательства иных сил неорганического происхождения. Лишь тогда наши несокрушимые Создатели определяют степень соответствия мощности осознания и его облекаемой формы. А вот, если конфигурация выбрана субъектом самостоятельно в процессе его самотрансформаций, то в этом случае подобные заключения будут ошибочными.

Например, люди знания могут превращаться в животных или насекомых, что совершенно не означает, что в таком виде они взаимодействуют с Миром через пару усиков какой-нибудь бабочки и три сотни нейронов её головного мозга. Ведь энергетическое тело и соответственно мощность осознания остаются у них прежними, лишь немного модифицируясь.

Конечно же, автор не производил над собой подобные эксперименты, и пока многие утверждения толтеков остаются для него загадкой. Но, в стремлении разобраться в этом вопросе, можно предположить, что хороший маг не теряет свои качества в любой упрощенной для него форме-присадке, а плохой может навсегда остаться в образе какой-нибудь козявки, неосторожно примеряя их простейшие тонали. Соответственно время в случае залипания в присадочной форме у путешественника-неудачника будет протекать как у насекомого. Или как у любого другого организма, с которым он «органически» отождествился, сильно изменив при этом первоначальные параметры своего энергетического тела и не в лучшую сторону.

Но, если за букашкой, а вернее в букашке скрывается опытный маг со своей мощной базовой энергоструктурой, то его тональное видение мира, вероятнее всего, будет соответствовать его обычной форме, а не используемой. Маг останется магом и с крылышками мотылька, и в перьях вороны. Его порог саморефлексии останется прежним, а задействованные им обличия не пристанут к нему с их упрощёнными характеристиками.



Между прошлым и будущим

  «Загадка времени тогда лишь разрешится
  когда в единство с вечностью войдёшь»

Ещё раз отметим, что время соответствует качеству осознания. За этим соответствием у «смертных» следят АСы, но у каждой единицы осознанности есть шанс обрести «своё» время и соответственно своё бессмертие в процессе своевременных трансформаций.

Продолжая линию рассуждений о течении времени и его взаимосвязи с видимым пространством нужно отметить, что перенесение внимания осознания в настоящее есть ни что иное, как расширение своего пространства тоналя. Диапазон восприятия реальности расширяется, когда человек проклёвывается из скорлупы своей умозрительности в миг между прошлым и будущим. Хотя ни того, ни другого нет в системе отсчёта конкретного субъекта. Имеется лишь след в памяти об ушедшем и гипотетическая модель о грядущем.

При расширении поля осознания будущее и прошлое, как бы стягиваются в настоящее благодаря огромной мощности их осознания и становятся условными временными категориями. Они попадают в зону их объединения, становясь доступными «здесь и сейчас» при возросшей скорости обработки информации развитого осознания. И не только скорости, но и правильного взаимодействия тоналя с нагуалем.

Правильный тональ начинает осознавать, т.е. упорядочивать новые пространства нагуаля в текущем миге жизни. Это можно выразить как расширение пространства человека, при замедлении времени, а точнее, при исчезновении временных барьеров. Безусловно, такие прецеденты лучше испытать на практике, чем, почти безнадёжно пытаться их описать.

И всё же, наблюдается следующая тенденция (не формула): время и пространство в тональной системе отсчёта есть обратно пропорциональные величины, одно увеличивается за счёт уменьшении другого. А возможно такое за счёт изменения качества осознания – ОС.


ОС ~ П х Т.


При времени T → ∞ стремящемся к бесконечности, пространство П 0 стремится к нулю, т.е. происходит вырождение тоналя, при интенсивном переживании времени. В этом случае субъект окончательно застревает в саморефлексии и индульгировании, закрываясь от всего нового. Ощущение времени становится для него настолько весомым, что он может довольствоваться одним чувством, настроением, застревая надолго в выбранных ощущениях и с трудом переключаясь с одного на другое. В сознании возникает эффект «заезженной пластинки», мощность интегрированного осознания падает. Человек может бесконечно жаловаться и сетовать на свою жизнь, вспоминать одни и те же события. Внутренний мир становится предельно замкнутым и окончательно субъективным. По качеству, в этом случае, осознанию можно приписать знак минус, так как оно функционирует не по законам мироздания, а в ложном к нему префиксе, а потому не выживаемо.

С возрастом, например, субъективное время протекает всё быстрее из-за уменьшения энергии самоосознаности так же, как в обычном сновидении, когда точка сборки передвигается быстро, но без осознанности. Но и тогда действие саморефлексии в каждой отдельной субличности осознания по кирпичику выстраивает в них физическое время, которое суммируется и как результат сказывается на всём организме.

Мощности осознания в старости не хватает даже для того, чтобы осознавать свои повторы в обращении к памяти. Поэтому время может быть целиком не осознанно личностью, но его неумолимый бег в отдельных фрагментах разрозненного сознания всё же не остановить без процессов гармоничной интеграции.

Наши субличности стареют обособленно, у каждой из них есть свои часы с разным ходом времени. Эти скрытые процессы не всегда ведомы для координирующего их работу дирижера эго, который с возрастом постепенно теряет свои бразды правления в сознании и вместе с этим адекватное ощущение времени. Человек в преклонном возрасте похож на распадающуюся мозаику памяти, в отдельных частях которой он пребывает, претерпевая аритмию времени различных эпизодов прошлого. Личность разваливается на отдельные неуправляемые части. Конечно же, самоотчёта в этом, как правило, нет.

Неизменная величина времени Т=const (постоянной) на протяжении всей жизни субъекта, может означать, что осознание попало в ловушку; нет внутренней работы над собой, всё остаётся на своих местах. Время в начале жизни и в конце течёт наравне с процессами саморефлексии и индульгирования.

Несомненно, время не может окончательно остановиться в процессах самоосознания. Оно может только стремиться к нулю, вместе со стремлением к нему саморефлексии. От процессов негативной самоидентификации окончательно не уйти из-за обилия жизненных пертурбаций. Ведь от ошибок при расширении сознания никто не застрахован, тем более в процессах творчества. Поэтому всегда будет хоть небольшой, но имеющий место «люфт» времени. Таким образом, в данном контексте можно в полной мере утверждать, что фактор времени характеризует наличие индивидуальности и жизненное пространство субъекта.

Толтеки утверждают, что если время пребывания в текущей форме использовать плодотворно, тогда появляется шанс трансформации в новые формы восприятия. При этом расширенное пространство тоналя успевает размыть саморефлексию старой формы. И в этой новой расширенной тональной субстанции время меняет свои свойства вместе с изменившимися параметрами самоосознания. Как фактор разрушения и бренности бытия оно иначе преследует тело в новом виде его текущей проявленности. Это похоже на новое рождение, когда во вновь образуемой форме начинается с нуля отсчёт «другого» времени. Из куколки появляется бабочка – из биологического вида прорастает виртуальное тело духа.

Итак, время зависит от способа сонастройки с реальностью и от механизмов саморефлексии. Оно многомерно и в разных Мирах действует не одинаково на различные организмы. А, так как наша тональная сонастройка задаётся с вышележащей над-реальности АСов, то можно предположить, что их субъективное время, заложенное в нашей сонастройке с реальностью, для нас является физическим временем. И, вне сомнения, субъективизм обычного человека в ощущении его скорости протекания не обладает надлежащей мощностью намерения, чтобы значительно влиять на физические свойства времени, в том числе на его замедление или ускорение.

Тенденция позитивного развития и бессмертия в указанном выше соотношении – это когда время стремится к нулю: T 0; а пространство устремляется к бесконечности: П → ∞. В этих приближениях к гармонии, вероятно, обитают АСы. Из линейного проживания времени, они переходят к единству мига своего расширенного пространства осознания. Надо полагать, что скорости обработки потока информации в их реальности настолько грандиозны, что тот узкий спектр бытия, где мы с вами находимся, для них, вероятно, является счётным вдоль и поперёк. И не следует за этим видеть работу счётного арифмометра, это скорее – игра направленной интуиции.

Можно сказать, что их мощь и гармония не позволяют им индульгировать в нашем времени осознания действительности. Для них в нашем мире по большёму счёту нет проблем, нет зацепок за значимость человеческих событий. Их божественный взор мгновенно проскакивает по раздутым чаяниям людей, нигде не останавливаясь. Своим навыком фильтрации они отсеивают весь хлам человеческого опыта. Навык, есть навык. Позитивные и управляемые навыки экономят время.

Должно быть, и у АСов есть свои камни преткновения и тайны на пограничных рубежах их реальности, где они находятся в расщеплённом равновесии с их непознанным. Иначе бы и они погрязли в саморефлексии без перспективы и горизонтов развития. Быть всего лишь бухгалтерами Вечности – скучно. Для творчества всё же необходима протяжённость, то есть наличие времени в физическом смысле. Поэтому в лабораториях Космоса оно не может быть заморожено совсем, своеобразно протекая там и таким образом, что наши Асы в своём континууме вечности успевают возрождаться вновь и вновь.

Из вышеизложенного становится ясно (в рассматриваемой модели), что под замедлением времени следует понимать не его субъективное ощущение затянутости, а, наоборот, отстранённость от его переживания. Когда его течение не обременяет, и не вызывает саморефлексию во всех фрагментированных субличностях сознания – контроль и отрешённость.

В связи с этим можно привести историю одного, чудом уцелевшего солдата времён Второй Мировой Войны. По его словам, в ожесточённом бою с неприятелем недалеко от него разорвался вражеский снаряд. И будто в замедленном кино он, парализованный ужасом, наблюдал его разлетающиеся в разные стороны осколки. Сделать в оцепенении он ничего не мог, но видеть – видел. С точки зрения физиологии и скорости распространения сигналов в нервной системе это невозможно. Можно лишь полагать, что в этом случае наблюдался эффект субъективной приостановки времени в условиях шока и были задействованы иные, паранормальные способности восприятия в обход обычных органов чувств.

Но представьте себе, что солдат в дальнейшем живёт с этим субъективным ощущением замедления времени. И тогда, он очень быстро постареет, находясь в этом замедленном шоке, как в аду. Физическое время для него, оказывается, не остановилось, а наоборот ускорило свой бег.

Связано это с тем, что тональное восприятие в момент шока хоть и сильно изменилось, и мощность его была большой от потрясения, но оно не было гармоничным. Переживание времени этим человеком было на уровне вживания в него, а не отстранённости. Его осознание происходящего было удручающим. Расширения не произошло, а лишь сосредоточение всех ресурсов сознания на выделенном эпизоде. Диапазон восприятия в стрессовой ситуации был сдвинут, а не гармонично расширен.

Тот же самый эффект используют мастера боевых искусств, концентрируясь на ходе поединка без отвлечения на постороннее. И к этой же области относится так называемый туннельный эффект видения в чёрной магии, когда всё мешающее проводимому ритуалу выпадает из поля зрения за счёт дисгармоничной концентрации на выбранном действии. Колдун в этот момент может, как убыстрить субъективное течение времени, так и застопорить его, но платит за это старением организма в любом случае. От реального физического течения времени не убежишь, используя сомнительные манипуляции.

Поэтому вышеприведённая закономерность имеет место, только при соблюдении указанных сопутствующих условий: постоянстве величин гармонии и мощности тоналя одновременно. Нельзя однозначно сделать вывод из приведённого выше выражения, что человек замедляя время, переводит его в увеличение своего тонального пространства восприятия, если не были соблюдены указанные условия. Пространство, как было отмечено в выше приведённом примере, может не расшириться, а перегруппироваться и не всегда гармонично.


Иметь большой, но не гармоничный тональ – признак деградации. Да и удерживается он в основном не самой личностью, а как рассматривалось ранее, 1-ым вниманием всего человечества, то есть эгрегором «муравейника». Такое образование начинает заниматься самопоеданием, наблюдая внутреннюю неустроенность, конфликтность и обременительность своего существования. Почти каждый из нас использует не все возможности своего осознания. Человеку невольно приходится саморефлексировать в ощущении времени. Правильная постановка тоналя возможна только при его равноправном сотрудничестве с нагуалем. Мы же находимся на темной стороне своего тоналя, поэтому время для нас протекает физически быстрее, чем могло бы. Его скорость зависит от нашего индульгирования в накопленном опыте жизни. Люди закупорили себя в нём, бесконечно пережёвывая своё прошлое как жвачку-халяву и в основном бессознательно.

Данная нам человеческая форма уже предполагает некую степень нашей средне-человеческой статистической саморефлексии и соответствующие ей ритмы времени. Мы рождаемся с этими жизненными параметрами, отображающими средний уровень нашего развития. Как говорят на Востоке: иметь человеческое тело – признак дурной кармы. Но ведь можно не оставаться навсегда в облике физического человека, а стать нечто большим, превзойти самих себя, расширяя своё ощущение жизненного пространства и, тем самым, замедляя время и приближение смерти.

Тональ толтекского воина представляет собой открытую систему, которая для идентификации своего «я» оставляет минимальное количество реакций. В – остальном, его омывают транзитные потоки неизведанного. По мере гармоничного освоения нагуальных просторов его время устремляется к нулю, а пространство возможностей возрастает. И, наверное, в оптимальности этого движения с обретением способности к постоянному обновлению выкладывается дорожка в Вечность.



ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека