Прогулка со львами

2002

 

Вот такой материал попал нам через посетителя форума Клёну. Насколько он покажется Вам достоверным м объективным - судить Вам. Возможно это окажется интересной темой для обсуждения на форуме.


 

Была глубокая ночь, когда, закончив заниматься очередной житейской ерундой и, борясь с желанием рухнуть в кровать и забыться до утра, я буквально заставил себя настроиться на выполнение техник, способствующих развитию восприятия иных реальностей. Целью, которую, как мне казалось, я преследовал в тот момент, было продолжение странного и вполне реалистичного путешествия по местности, напоминавшей скудностью своей природы знакомые предгорья. Уже прошло с десяток подобных попыток, но «продолжение» как отрезало. Я уже был близок к выводу, что никакого предыдущего путешествия не было, что просто мне тогда так хотелось совершить его, что засыпавший рассудок отмахнулся и смоделировал видеокартинку «навязчивого» желания.

Особого разочарования от подобного признания «путешествия» иллюзией я не испытывал, так как отдавал себе отчет в том, что спешка хороша в трех известных случаях, а мой случай – четвертый, если не сотый или не тысячный. Но, не позволяя себе поддаться соблазну похерить все и нырнуть под одеяло, я закончил запланированную ночную подготовку, и устроился в кровати в рекомендованной позе лежа, «остывая» от остатков суетных мыслей. Настрой был прост – «выключить» напрочь прошедший день, максимально остановить «тараканник», неистовавший под черепной коробкой, поймать ощущение характерного ландшафта, его ветра, запаха, света и поймать спонтанное продолжение. Т.е. я настроился на вполне конкретный (признаюсь – ожидаемый) «сюжет». Но, не тут то было…

Помню, было легкое ощущение истомы, предшествующей дремоте, когда вместо ожидаемого пейзажа, я совершенно неожиданно «оказался» в довольно просторной норе, или пещере. В ее полумраке все же можно было различать, что стены норы были грязно-серого, мышиного цвета и имели рельефные подтеки, напоминавшие чем-то сталактиты.

Впрочем, «рассмотреть» - слишком громко сказано, потому что все воспринималось как ирреальная картинка – отсутствовала привычная ясность зрительных ощущений. Это похоже на видеоряд в голове фантазирующего себе что-то человека, с той лишь разницей, что «сюжет» развивался без какого-то ни было участия мыслительного процесса. Т.е. опустевшая голова бесстрастно, но достаточно трезво, фиксировала событийный ряд. Если бы не это ощущение трезвости, не странное чувство уверенности, что кони Морфея еще не понесли, не устойчивая фиксация в памяти виденного, то все воспринятое вполне можно было отнести к обыкновенному сну. Это странная смесь ирреального (но не нереального) «зрения» и убедительности «увиденного» имеет отношение ко всему описанному ниже…

Итак, я двинулся по туннелю.

Именно двинулся, так как это было ощущение плавного и быстрого перемещения, не похожего ни на ходьбу, ни на полет. Я не чувствовал какого-либо ритма физического тела и инерции, характерных для ходьбы или бега. Просто желание перемещаться в заданном направлении трансформировалось в послушное перемещение. (Думаю, что заядлым поклонникам компьютерных бегалок и стрелялок вроде «Doom» или «Quake» проще представить то, что я пытаюсь объяснить.)

Еще я хочу пояснить свое внутреннее состояние. Я бы назвал его «сдержанным любопытством». Т.е. это было некоторое равновесное состояние интереса к «необычному» и не вполне уместного спокойствия. С одной стороны настроение участника событий, с другой – настроение стороннего наблюдателя.

По мере движения по туннелю угадывалось приближение к выходу из него. Как-то светлее становилось в нем. При приближении к очередному повороту мое движение стало замедляться. И одновременно появилось ощущение ожидания чего-то, о чем я как будто бы знал. В этот момент из-за поворота навстречу мне, двигаясь легкой трусцой, появился лев, самец (принадлежность к полу легко выдавала грива животного, а не изучение его гениталий).

Увидев меня, он замедлил, но не прекратил движение. Его глаза внимательно рассматривали меня, не выражая ни агрессии, ни гастрономического интереса. Лев перешел на шаг. Его сдержанное и, в то же время, «деликатное» поведение не вызвало у меня ни чувства страха, ни остолбенения. Похожее чувство можно испытать, спускаясь в глубокой задумчивости по лестнице и, неожиданно, встречая нос к носу соседа. Из-за поворота более ленивой походкой вышел второй лев и тоже самец. С некоторым равнодушием ко мне, позевывая-порыкивая, он приближался к первому. Я остановился в ожидании. Львы по разные стороны обошли меня вокруг и тоже остановились, вглядываясь в том направлении, откуда я только что пришел. Мое восприятие животных было почти реальным и достаточно убедительным. Я провел ладонью по крупу стоящего слева и это ощущение жестковатой, короткой шерсти ладони помнят даже сейчас.

Некоторое время мы так и стояли, глядя в растворяющийся в темноте туннель. Мне показалось, что они ждут меня. Я медленно двинулся. Оба льва, не оглянувшись на меня, одновременно затрусили рядом, опережая на полкорпуса. Странным казалось, что они провожают меня по дороге назад. Мы миновали очередной поворот. Стало еще светлее, и очень скоро мы оказались у выхода. Здесь львы приостановились, словно давая паузу глазам привыкнуть к свету и оценить обстановку. А через пару секунд мы уже выходили из туннеля.

Перед нами открывалась широкая долина. Почему-то мне трудно восстановить детали ее ландшафта. Он был словно лишен перспективы. Детали как будто проявлялись по мере нашего приближения к ним. Впереди на горизонте скорее угадывались, чем просматривались сиреневые очертания горного массива. Местность перед нами была покрыта невысокими, почти голыми желто-оранжевыми холмами неестественно сочного цвета. Небо было абсолютно чистым. Причем, цвет его был темно-фиолетовым. Высоко над нами висело «светило» абсолютно черного цвета. Не черная дыра, не черный предмет округлой формы. Было устойчивое впечатление именно небесного «светила», лишенного собственного цвета. И очень странные цветовые ощущения. Цветовой гротеск. Сейчас мне в голову приходит сравнение с дальтоником, в которого я превратился по выходу из пещеры. Но, тем не менее, замечу, что масть львов была вполне естественного окраса.

… Львы бежали легкой трусцой по обе стороны от меня. При этом если один из них чуть вырывался вперед, то другой сдерживал свой темп, чуть отставая. Они словно конвоировали меня, хотя направление движения и его темп задавал по своему усмотрению я. Их бег был непринужденным, но чувствовалось, что это бдительные существа, тонко воспринимающие окружающее.

По ходу движения мы миновали по левую руку «куст» толстых кристаллов бледно-фиолетового цвета, напоминающий по форме пучок осоки высотой до пояса. По правую сторону мы приближались к чему-то, напоминавшему лысое (лишенное коры и листьев) дерево с причудливо перевившимися толстыми ветвями. Возможно, на вершине дерева и была какая-то небогатая растительность, но восстановить эти детали сейчас у меня не получается.

В этот момент оба льва внезапно развернулись назад. В их настроении произошли перемены. Вид львов выражал готовность к схватке. Я повернулся в обеспокоившем их направлении. Прямо на нас со стороны холмов, где находился выход из туннеля, достаточно быстро приближалось какое-то «чучело» значительных размеров. В его движении угадывалась уверенная целеустремленность и неумолимость. Такое ощущение, словно стоишь на автостраде, а на тебя несется на высокой скорости тяжелый грузовик. Причем, невидимый за тонированными стеклами, водитель видит тебя, но не собирается ни сигналить, ни объезжать. Раздавит за милую душу и даже бровью не поведет. Словно ты для него ничто, козявка, вызывающая только легкое раздражение своим присутствием…

Расстояние быстро сокращалось, но ничего похожего на растерянность, страх или отчаяние я не почувствовал. Все тоже настроение «участника/стороннего_наблюдателя». Только странное внутреннее спокойствие и убежденность, что, чтобы ни произошло, все идет так, как должно идти. И никакого желания уступать этому «чучелу» не было. Собственно, Оно не совсем напоминало то огородное чучело, которое мы привыкли видеть. Визуально, ЭТО напоминало хорошо организованный, энергичный клубок переплетения толстых, влажных, буро-сиреневых живых жгутов, ассоциировавшихся с кишечником, вышедшим на самостоятельную прогулку. При движении они играли и перекатывались, словно мышцы у культуриста.

… Но это сейчас я в деталях разбираю и пытаюсь передать свои ощущения. На самом деле все произошло в считанные мгновения. Только я повернулся, как «чучело» стремительно накатилось на нас. Далее все произошло с неестественной быстротой. Все мое внимание сфокусировалось на приближавшемся. Что-либо иное просто утратило смысл и перестало существовать. Внутри, словно, освободилась мощная пружина. В левой (???а ведь я правша!!!) руке у меня оказался какой-то колюще-режущий предмет, напоминающий и плоский штык и … подсвечник одновременно, слепящий своим золотым сиянием. На правом предплечье - легкая, но прочная плотная плетенка из толстых темных прутьев, напоминающая щит размером с обычную сковородку. Невидимая пружина подбросила меня вперед и вверх. Я закружился в стремительном (очень, очень быстром) вращении вокруг «чучела», неглубоко полосуя «подсвечником» этот клубок кишок. Скоростью и маневренностью своих движений мое движение напоминал полет навозной мухи, потревоженной над кучей (пардон) дерьма. Я мгновенно оказывался то слева, то справа, то сверху, то сзади «чучела». Из его неглубоких порезов сочилась густая белесая жидкость.

Оговорюсь опять же, все происходило в считанные мгновения, словно время каким-то чудесным образом уплотнилось. В какой-то момент я почувствовал, что достаточно «сражаться», тем более что «чучело» так и не успело оказать мне сопротивление (а может и вовсе не собиралось). Оно словно замерло в ожидании, никак не реагируя на мои манипуляции. В тоже миг мое внимание переключилось на выход из туннеля. Как будто я почувствовал, что более задерживаться здесь становится небезопасно и что легкость отражения этого «наезда» не придает уверенности в успешном исходе возможно более изощренных столкновений.

Желание покинуть долину совпало с ощущением незримой эластичной ленты, исходящей из области живота, натянутой между мной и выходом из туннеля, находящемся на значительном отдалении. Повинуясь внутреннему позыву, я очень быстро и легко «втянулся» в туннель с помощью этой ленты, словно она была резиновой. Замечу – в этот момент я впервые ощутил что-то напоминающее привычную инерцию физического тела…

… Следующим моим желанием было открыть глаза у меня, лежащего в своей постели. Поворачиваясь на бок, я поймал себя на ощущении, что слишком быстро и бездарно все произошло, что мой интерес остался прикованным к кристаллическому кусту и лысому дереву, что у меня была приятная компания и недоумение по поводу себя - левши. И что неплохо то быть континью. И легкая досада как от незаконченной беседы…

ПОДЗЕМНЫЙ ЗАЛ

С этой ночи настроение незаконченной беседы постоянно присутствовало где-то рядом. Оно словно подталкивало к возвращению этих необычных переживаний. Я стал намереваться на продолжение «прогулки со львами». Но теперь как отрезало. Большинство попыток так и заканчивались ничем: забытье, а следом за ним лишенный воспоминаний глубокий сон. Иногда удавалось воспринимать динамичные серии бледных изображений на темном фоне, лишенных какого-либо сюжета. Один раз перед глазами появилась убедительная череда образов каких-то небесных тел, незнакомое бледное до полупрозрачности женское лицо… Любопытно конечно, но все это было не то…

Стараясь «зацепится» за туннель, я пытался представить себе виденную когда-то реальную норку, всмотреться внимательно в ее очертания, образно влезть в нее. Но даже если это и удавалось, то после упрямого ползания по ней, я либо выползал снова на поверхность в другом месте, либо утрачивал это ощущение. Несколько раз удалось плотно «зацепиться» за ощущение присутствия в норе-туннеле. Я «блуждал» по ней какое-то время в одиночестве, а затем неизменно «поворачивался на бок в постели», т.е. терял настрой на сновидение.

Дважды мне удавалось приблизиться к желаемому результату. Один раз я добился таки встречи со львами. Однако их поведение нельзя было назвать дружелюбным, и я отступил. В другой раз на меня набросилась свора маленьких пятнистых львят. Так эти, еще покрытые щенячьим ворсом, детки загнали меня в тесное боковое ответвление туннеля и так «погрызли» мне лицо, что мало не показалось. Зато мне показалось, что, пока я пытался спасти свою физиономию от их острых зубов и когтей, по самому туннелю пробежала с озабоченным видом знакомая мне взрослая парочка, не обращая ни какого внимания на нашу шумною возню…

Я терпеливо продолжал свои попытки выйти на продолжение «прогулки». Однажды «дружественный контакт» со львами состоялся. Это была все та же парочка. Мы вышли в долину в месте похожем на предыдущий раз. Все было спокойно. Я постоянно сверялся с настроением львов. Они вели себя сдержанно и спокойно, не проявляя особого интереса ко мне, словно выполняя привычную работу конвоирования. Совершив короткую прогулку, мы добрались до того места, где «рос» кристаллический куст.

Сейчас мне кажется, что на этот раз они целенаправленно вели меня сюда. Около кристаллов я некоторое время рассматривал их на расстоянии, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ничего настораживающего я не чувствовал, равно, как и не ощутил ярко выраженного взаимного интереса. Взаимного, потому, что кристаллы были живые. Не в том смысле, что они явно проявляли признаки какой-либо деятельности, демонстрируя свое отношение к окружающему. Просто было смутное чувство, что они «живут» своим особым миром, по своим правилам, и наши внутренние миры в этот момент соприкоснулись, непонятным образом просигналив об этом друг другу. Как я уже упоминал, куст кристаллов высотой был чуть ниже пояса. Все они росли в разных направлениях из одного места, имели форму очень тупо заточенных карандашей, различную длину, а толщина их была в обхват двумя ладонями. Кристаллы были прозрачными, бледного серо-фиолетового оттенка. Я подошел и положил ладонь на верхние грани самого высокого из них. У меня было такое чувство, что между нами происходит какой-то обмен. Мы, словно, осторожно знакомились друг с другом. Ничего более.

Спустя некоторое время я оставил кристаллы в покое, и львы повели меня в обратном направлении. Но не к входу туннеля…

Недалеко от него оказался еще один вход, ведущий вниз. Во время спуска я обратил внимание, что этот ход не был похож на «естественное» образование. Угадывалось его «рукотворное» происхождение. Скоро мы оказались в каком-то просторном зале. Было темно. Никаких источников света не было. Детали различались очень смутно и, тем не менее, контуры помещения воспринимались легко. Какие-либо украшения зала отсутствовали. Его архитектура была аскетична и скупа.

В середине зала находился постамент или большой каменный стол, в центре которого стоял какой-то изящный светлый предмет вытянутой формы. Скорее вчувствовавшись, нежели всмотревшись, я понял, что он убедительно напоминает тот самый «подсвечник», который оказался в моих руках в момент встречи с «чучелом». Собственно, мое предыдущее описание его было заимствовано из этого посещения. В прошлый раз, все происходило настолько стремительно, а внимание было так сосредоточено на событиях, что подробности просто не запечатлелись в памяти. Рассмотрев «подсвечник», я бродил по залу, ничего не трогая, не вмешиваясь в существующий в нем порядок. Я словно чувствовал, что проявлять излишнее любопытство и несдержанность в «гостях» не приветствуется. Спокойное настроение львов, терпеливо и без особой настороженности ожидающих меня у выхода из зала, подтверждали правильность такого отношения.

В глубине зала я обнаружил большую нишу, в центре которой находилось сооружение, напоминающее алтарь, большое каменное кресло или трон. Почему я использую такие различающиеся по смыслу сравнения? Дело в том, что какой-либо однозначности или ясности восприятия в то время не существовало. Рассказывая обо всем, я лишь пытаюсь воспроизвести и передать описание своих ощущений, которые удается извлечь из памяти, словно пересказывая или переводя в разговорную форму виденный сон. Кроме того, в том состоянии внимательно рассматривать детали было невозможно, потому что при попытке сосредоточиться на них они ускользали. Только рассеянный взгляд и боковое зрение помогали фиксировать образы. Это напоминает зрение в темноте. Стоит только сосредоточиться, как перестаешь воспринимать предмет. Да, собственно, я и находился в темном помещении. Итак, трон/алтарь. Сходство с троном ему придавало наличие высокой задней спинки, выполненной в форме многоугольника и/или звезды, и напоминающей внешним видом ордена царского времени. Что-то еще привлекло мое внимание, но восстановить это в памяти не получается…

В какой-то момент я почувствовал себя праздно слоняющимся и понял, что время моего пребывания подходит к концу. Я вернулся к выходу и мы со львами поднялись на поверхность. На этот раз я не помню, провожали ли они меня до выхода из туннеля, и как я в него входил. Знаю только, что в этот раз на этом все закончилось.

ПОСЕЩЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Третья встреча со львами состоялась опять же после длительной серии безрезультатных попыток. На этот раз сразу после выхода в долину львы целеустремленно направились к скалистым уступам, расположенным слева от туннеля. Переход был недолгим и скоро они привели меня к другому входу. Внутри он был схож с известным ранее. После непродолжительного блуждания в нем мы оказались у выхода, из которого открывался вид сверху на скалистую расселину. Если в известной уже долине было светло, то здесь были глубокие сумерки. С обеих сторон от выхода вверх поднимались безжизненные, тяжелые каменистые склоны расселины, по стыку которых находился уходящий вниз «каменный ручей».

Какое-то время я стоял у выхода, всматриваясь в плохо различимые нагромождения камней, и скоро мое внимание привлек силуэт одного из них. Несмотря на значительное удаление и сумерки, явно ощущалось, что он был темнее остальных. Даже не темнее, а он сам был черным. Было такое чувство, что он воспринимает меня и ожидает моего приближения. Я двинулся вниз к нему, и львы последовали вместе со мной. Я постоянно упоминаю о них, поскольку по их поведению все время оценивалась «правильность» моего поведения. Можно и так сказать – я получал от них одобрительные или предупреждающие подсказки. Хотя, постоянно присутствуя рядом, внешне они даже не обращали на меня внимание.

По мере нашего спуска, контуры упомянутого каменного силуэта становились все более различимыми. Размерами он явно выделялся среди глыб окружавшей его каменной россыпи. В его силуэте можно было угадать элементы обращенного к нам человеческого тела, сидящего с выпрямленной спиной и опущенной головой и накрытого окаменевшим покрывалом. Фигуру трудно назвать изваянием. Скорее она было похожа на отполированный ветром или волнами камень, в котором лишь угадываются очертания чего-либо. Опять же, сглаженностью своих линий и цветом фигура явно отличалась от других каменных глыб.

Спускаясь к ней, мы оказались у самого выхода из расселины. Дойдя до фигуры, мы даже не задержались возле нее и повернули налево в направлении плоского холма пепельного цвета. Сумерки продолжали сгущаться. Воспринимать удавалось лишь то, что находится в непосредственной близости от нас. Уже в темноте мы миновали холм, когда перед нами оказался небольшой каменный выгнутый мост, перекинутый через что-то, что просто никак не воспринималось. Невозможно сказать, насколько глубоко было пространство под мостом и что находилось под ним, но ощущения его бездонности не было.

Когда я ступил на мост, львы остановились, словно давая понять, что сопровождать далее не собираются. Но поскольку они не выражали какой-либо тревоги или озабоченности, а просто выжидающе стояли, я двинулся дальше. Я некоторое время медленно бродил по другую сторону моста, стараясь не отдаляться от него, ощущая направление и приблизительное расстояние до него. Ничего не привлекло моего внимания. Да и темно было, чтобы рассмотреть что-либо. Единственное, что можно отметить, это ощущение что шагаю по пеплу выжженной недавно густой травы и особенно глубокая темень по левую руку.

Что-то удерживало меня от попытки углубиться дальше. Останавливала какая-то особенная, не пустая тишина, хотя за все время прогулки я итак не слышал ни одного звука. Я вернулся к мосту. Львы терпеливо продолжали ожидать на противоположном берегу. Перейдя мост, я присоединился к ним и мы тронулись в обратный путь…

И снова на этом воспоминания обрываются. Т.е. даже не было обратной последовательности – расселина, туннель, долина, туннель…


 

Спустя какое-то время у меня удалась еще одна «удачная» попытка совместной со львами прогулки.

Но описывать ее тебе я не хочу. Слишком эмоционально неоднозначной мне показалась моя реакция на нее. Делиться испугом и испытанным шоком не считаю уместным. Тем более что сам до сих пор не могу разобраться в происшедшем.

Хочешь верь, хочешь нет… Вот так.

2002 г.

 


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека