Песня волка

12.03.2007

 


"Есть ли жизнь на кладбище?" (продолжение)


Предшествующая часть

Итак, успокоившись и вдоволь нагулявшись меж могильными холмиками, я присел отдохнуть на поваленное дерево. Ночные переживания бесследно исчезли, страхи ушли, и приятная дрёма нежно обняла голову и плечи. На часах было около четырех, когда я заметил, что легкая серебристая дымка как бы выплывая из окружающей темноты, стала обволакивать мое неподвижное тело. Подняв голову, я с удивлением обнаружил, что кладбищенская темнота светилась теперь легким серебристым светом. Серебристый сумрак шевелился мягкими волнами и плавно перетекал, создавая сказочную картину вокруг. В голове мелькнула рациональная и успокаивающая мысль: "Наверное, утренний туман расстилается». Но если это и был туман, то уж точно какой то необычный, было в нем что-то прекрасное и устрашающее одновременно, а главное, он был, несомненно, живым! Я начал пристально всматриваться в эти живые текучие волны серебра, как вдруг внутри поднялась теплая волна, и мощный поток энергии сотряс все тело. В это мгновенье я совершенно точно знал, что мне следует делать.

Резко вскочив с места, в три прыжка я достиг кладбищенской ограды и без паузы, с легкостью перемахнув препятствие, устремился в темноту. Скорость передвижения в ночи завораживала и отдавалась в теле неописуемым восторгом. Глаза выхватывали ночные сюжеты, как стремительную смену декораций - замшелые деревья, стволы сосен и серебристые каменные глыбы мелькали по сторонам, расступаясь как в сказке. «Постой» - подумал я - «а где же фонарик?» Резко остановившись, я стал медленно поднимать руку с фонариком к глазам, и... волосы на голове встали дыбом – это была не моя рука!

Среди древних народов земли повсеместно распространено убеждение, что некоторые люди способны на время превращаться в зверя. Надо сказать, что в древние времена оборотничество не считалось чем-то заведомо необычным и зловещим, даже боги могли принимать облик животных. Бог грома и молний, главное божество древнегреческого пантеона, Зевс мог, например, оборачивался быком, орлом и даже лебедем. Однако чаще явление оборотничества было связано именно с волком. Ведь само оборотничество по-гречески - ликантропия (от "ликос" - волк). Солнечный Аполлон Ликейский (Волчий) в мифе превращается в волка. Вервольф буквально означает "оборачивающийся волком". У литовцев жрецы-оборотни назывались "вилкатсы".

Я снова посмотрел на свою руку, которая больше напоминала лапу зверя, и это меня сильно смутило! Прошло какое-то время, а я все стоял неподвижно и старался ни о чем не думать. Вдруг внутри пробежала уже знакомая горячая волна, и мне тотчас стало ясно кто я! Необычная радость, восхищение и другие чувства, которые невозможно передать словами, овладели мной. Я стоял на лесной тропе сильный, стремительный и красивый. Я был Волк!

В волшебных (не бытовых) русских сказках Серый Волк - оборотень. Он - вещун, могущественный помощник-покровитель, советчик и наставник. В сказках о Жар-птице, Волк – дар, посылаемый Ивану Царевичу (то есть племенному вождю) лесными хозяевами: или Бабой Ягой, или Лешим. Волк - собака Лешего.

Сомнений больше не было, я волк, которому определенно надо выполнить какое-то дело и мне надо спешить!

Луна освещала тропу, по которой я мчался как стрела, и это было чертовски приятно. Я чувствовал то, что наверняка чувствует этот благородный зверь – свою силу и неописуемое наслаждение воли, пьянящее чувство единения с окружающей природой.

Нарастающий шум быстрой реки указывал мне направление движения, и я точно знал, именно там, на её берегу, меня ждут.

Шум воды усилился, что указывало на близость цели. Впереди показалась небольшая горка или холм, за ним гремела река. Перейдя в шаг, я подошел к холму и почувствовал, что на меня смотрят настороженные глаза, которых я не видел, но чувствовал. Приняв величественную осанку, я окинул взглядом открывшуюся картину. Холм возвышался над берегом реки, и мне на него надо взойти, но перед этим совершить некий обряд. С поднятой головой и твердой уверенной походкой я обошел этот холм три раза по часовой стрелке и после этого поднялся по пологому склону на вершину.

Пока мой волчий взор был устремлен к подножью холма, в голове пронеслась человеческая мысль: «Каким образом я принял облик волка?». И тут же последовал ответ: - «Наверное, это проделки старого колдуна-шамана, смотрителя старого кладбища!». В это мгновенье я был безмерно благодарен ему за такой Дар!

Повсеместно поверья связывают оборотничество в первую очередь с волком. Почему? Потому, что волк был главным священным тотемным животным праиндоевропейцев. А В ОСНОВЕ ТОТЕМИЗМА ЛЕЖИТ СПОСОБНОСТЬ ШАМАНОВ-ВОЛХВОВ ПЕРЕВОПЛОЩАТЬСЯ В СВЯЩЕННОЕ ЖИВОТНОЕ СВОЕГО ПЛЕМЕНИ. Шаманы инков могли принимать обличие пумы, шаманы Явы оборачивались тигром, а некоторые шаманы юкагиров (один из самых древнейших и загадочных народов) даже умели явить своим сородичам "холбут айби" - призрак мамонта. Шаманство в том или ином виде было когда-то присуще всем народам земли. Слово "шаман" пришло к нам от тунгусов с Тибета, где оно означало "исступленный подвижник". Люди верили, что душа оборотня может менять свои телесные одежды, что впадающий в экстатический обморок шаман "выходит из своего тела", посредством выделения тонкого двойника и материализуется затем в образе зверя. Некоторые шаманы могли даже вселяться в настоящего волка, как бы сливаясь с ним воедино.

- «И так, я вам говорю!» - услышал я свой голос. Впрочем, это были не слова, но смысл их мне был понятен.

- «Мы слушаем тебя!» - донеслось с другого берега. Я знал, что за рекой среди деревьев в ожидания моего слова замерли мои братья волки, и я должен им сказать что-то очень важное.

- «Я тот, кого вы ждали – вот я пришел!» После этих слов лес, словно замер, ветер и грохот реки на мгновенье стихли. По лесу прокатилось эхо волчьей песни, которую я сам услышал как бы со стороны, и у меня застыла кровь в жилах! Я каким то образом увидел большую часть леса, который принял мою песню как команду. Все животные поняли и приняли меня, и на поляну медленно вышло несколько волков. Они сели в ряд и их взоры были устремлены на меня. Закончив свою песню я лег на край холма и скрестив лапы посмотрел на своих собратьев. Стояла мертвая тишина, и я понял, что принят стаей. Мы замерли, и как по команде подняв головы, запели одну из древних волчих песен. В ней говорилось о том рассвете, когда все братья-волки соберутся на большой поляне и даже те, кто пал в прошедших битвах будут с нами, вернувшись из страны мертвых. И придет вожак, и уведет нас за собой по солнечному лучу. И это будет конец, и это будет начало!

А когда я уходил, услышал тихий голос: – «Мы будем ждать тебя, брат!»

12.03.2007


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека