Особенности национального робинзонства

31.10.2004

 

(Отрывки из дневника)
 

…Ласковым шепотом на остров наползал прилив, в небе, будто сговорившись с ним, облака мягкими лапами сталкивали за горизонт усталое солнце. Из-за деревьев неспешно выходила царица ночь….

В перерывах между заседаниями

Какой горожанин не мечтает выбраться на природу? Попался на этой идее и я, безвылазно просидевший в городе последние 15 лет. Нет, были конечно пикники-прогулки, но чтобы одному, да на остров за 30 километров от базы, и к тому же на неделю, - в такой авантюре участвовать не приходилось. А тут, будьте-нате! Оп! И я уже выгружаю из катера (который мой провожатый, ласково обозвал внушающим уверенность в безопасности словом - "мыльница"), свой нехитрый скарб. Да и что может быть хитрого в снаряжении современного Робинзона-добровольца? Рюкзак с одеждой и продуктами, двадцатилитровая фляга с водой, котелок, и две сущие безделицы: топор да бензопила. Высадка на берег прошла вполне удачно, в сапогах жизнерадостно булькало литра по два воды, а на носу, одинокий комар удачно пристроившись, усиленно свершал акт кровозабора. Бедняга видимо понимал, что как только мои руки освободятся от вещей, его и без того скоропостижной жизни - настанет еще более скоропостижный конец. Предчувствия не обманули бедное насекомое.

Ну вот, свершилось, под ногами каменистая карельская земля, пришло время осмотреться. Место, скажу я вам, красоты необычайной! Светлый лес, редкий кустарник и все это роскошество устлано плотным чернично-брусничным ковром. На берегу, буквально в паре метров от воды, словно нарисованная неведомым художником приткнулась рыбацкая избушка. Небольшой домишко, все убранство которого состояло из стола, двух скамеек, палатей по углам и лежащей на боку железной бочки, которая с приваренной к ней дверцей и трубой вполне сходила за печь. На закопченных стенах виднелись автографы посетителей этого славного "бунгало". Удивительно, но факт, избушке оказалось около 70 лет, самая старая надпись датировалась 35 годом прошлого века. Добротно строили наши отцы, на совесть. Так что непогоды и представителей местной фауны можно было не опасаться. Как ни крути - цивилизация! Я на всякий случай даже выключатель поискал. Мало ли…. А жаль.

Мой "гид" любезно и кратко ознакомил меня с окрестностями, после чего не менее любезно сделал ручкой и отчалил в направлении материка. На острове остались двое, ваш покорный слуга и ТИШИНА. Оказывается тишина это не просто обозначение отсутствия звуков, нет. Это субстанция, которая плавно заполняет все тело от ушей до хвоста, она материальна и напоминает мед, - медленная тягучая сладость. Мне доводилось бывать в абсолютно шумоизолированных помещениях, но по сравнению с тишиной карельского леса эта затхлая ограниченность - что Басков против Паваротти. Не внушаить. С непривычки стало даже жутко, но верная подруга бензопила пришла на помощь, и окутанный сизеватым дымком выхлопа я показал природе в лице сухостоя - "Кузькину мать". Та не возражала, хоть наверняка и могла бы двинуть, для порядка, стволом по кумполу. Вечерело, близкое знакомство с островом было отложено на завтра, до темна надо было обустроить берлогу. Дел-то очаг переложить да дров наколоть. Какое блаженство, после малоподвижной городской жизни с бревном на плече, да за двести метров по кочкам! Дотащив этот карандаш-гигант, я было на секунду задумался: "что же я его там, на месте не распилил?", но оптимизм в душе кипел, а в мышцах кровь бурлила. Остатки этой мысли выбил топором (по чурбакам конечно, не по голове).

Вуаля. Дрова порублены и ароматно потрескивают в очаге, в котелке закипает вода. Что может быть вкуснее чая приготовленного на костре? С дымком, угольком и парой муравьев для навара. С каждым глотком этого божественного напитка, блаженство растекалось по венам, тихо гудели усталые мускулы. Приятная истома забралась на плечи, в голове тишина, на душе - покой.

Тишину разогнал ветер, он тихо подкрался со стороны леса, и слегка покачивая деревья, завел какую-то протяжную - древнюю песню. Казалось, что множество тихих но сильных голосов говорят одновременно, жаль что я слишком слаб чтобы понять значение этих слов. Но даже от интонации - мурашки побежали по коже. Пламя костра подпевало ветру, огненные слова были сильней, но как-то быстротечнее. Трудно описать чувство, что возникло у меня в момент, когда ветер и огонь перешептывались между собой. Надо быть там, надо дышать этой пульсирующей Силой…. Надо всего лишь стать маленьким человеком на огромной живой планете.

….Ласковым шепотом на остров наползал прилив….

Море заглатывало берег, чтобы спустя несколько часов вновь дать ему свободу. Наблюдая как вода медленно и величественно укрывает камни, еще раз убеждаешься что люди, как и они, поглощаются течением жизни, не в силах сдвинуться с насиженных мест - освободиться от заученных правил. Вода-жизнь просто поглощает их, медленно и верно. Вот ты дышишь, минута - и гладкое зеркало скрывает тебя от ветра, который способен высушить твои бока, от солнца, что согревает душу. Печально все это…. Печально….

На такой сумрачной ноте и закончился мой первый вечер на острове.

….Из-за деревьев неспешно выходила царица ночь….

Организм, позевывая и почесываясь настойчиво просился на боковую. Ну как тут отказать родному? Однако распускать этого товарища тоже не стоило, и первым делом было решено свершить омовение если не всей тушки, то как минимум, верхней - фронтальной ее части, то есть лица и соответственно всех его составляющих.

Какая гадость! Какая гадость - эта ваша зубная паста в сочетании с соленой морской водой. Вероятно, подобные вкусовые ощущения доступны лишь зайцам, которые морозной зимой, погибая от голода, вгрызаются в мерзлую еловую кору, обернутую рубероидом и слегка сдобренную сахарком. Все-таки человек забавное животное….

Зато омовение это просто песня! Вода как в Ессентуках, только лишь не газированная. Странно, но ее прохлада не разогнала сонливость, глаза наперекор сложившейся традиции стали закрываться с удвоенным старанием, и, бросив последний взгляд на догорающий костер и темный уже лес, я закрыл дверь избушки.

Внутри царил приятный полумрак, через одно из окошек открывался отменный вид на небольшую бухту. Небо и вода были одного цвета, и если бы не деревья на другой стороне, трудно было бы понять, находится ли дом над водой или наоборот завис в морской пучине.

С печкой возиться не хотелось, к тому же спальник был достаточно теплым. Сапоги - в одну стороны, одежда - в другую, сам в теплый мешок. Заснул мгновенно, даже не заснул - провалился, был и нет. Сплю.

Со скоростью выстрела распахнуты глаза, все тело напряжено и казалось парализовано, уши, внезапно обретшие подвижность как радары сканировали пространство вокруг меня. Что за???!!!

Тишина…. Ни звука…. Медленно шли секунды, я все пытался понять с чего это меня так заколбасило. Хрусть-треск-хрясь, донесся оглушительный звук из противоположного угла! Сердце слегка прибавило оборотов, и плаааавненько так, начало сползать в правую пятку. Это действо было настолько непривычно, что меня чуть колесом не завернуло. Звук повторился…. Мама родная, да что ж такое деется. Либо меня колбасит, либо среди местных аборигенов пронесся слух о свежем провианте, который в моем лице был недавно доставлен. И теперь, кто-то несомненно огромный, издавая громоподобные звуки ломится в избу дабы это угощенье отведать. Мой провожатый упоминал, что остров-мол большой, зверушки запросто быть могут, ружьишко даже предлагал. А я, дурень, не взял! Дурень!

Некто в углу продолжал деструктивную деятельность, цель которой мне явно не хотелось знать. Внезапно вернулась способность двигаться. Очень ОСТОРОЖНО, боясь издать малейший шорох, я потянулся за фонарем, который предусмотрительно положил на край стола. Причем правая половина тела тянулась к столу, который отделял меня от шумящего угла, а левая - всячески этому процессу препятствовала. Повторив новоизобретенный пасс "разделение левого и правого тела с одновременным опусканием сердца в пятки" не менее дюжины раз, правая рука все-таки смогла ухватить фонарь. Дрожащими руками я навел его в треклятый угол, где по всем признакам грозный некто, как минимум наполовину уже был внутри дома. Наконец, щелкнула кнопка включения и спасительный луч света, как горячий нож - масло, рассек темноту!

Страшная картина предстала пред моими глазами. В углу, из кучи соломы и мха, глазами явно одного размера с моими (сантиметров примерно пятнадцать), на меня глядел могучий и ужасный зверь - мышь. Судорожно сжимая что-то в крохотных лапках, бедный зверек видимо совершал ускоренный перепросмотр своей жизни, посчитав что свет от фонаря это тоннель, а мои выпученные глаза это взор ангелов в него зовущий.

Немая сцена. Я смотрю на мыша, тот на меня. Зараза оказался быстрее, сдавленно пискнув, коричневой тенью метнулся в угол и растворился в ночи. Ох и чудно я провел следующие пять минут. Из уст, необъятным потоком струились самые разнообразные слова и выражения, столь глубоко раскрывающие глубину и остроту пережитого события, что, даже внутренний голос замолк, пораженный видимо количеством терминов которыми оказывается можно охарактеризовать простую мышь. А уж когда в дело пошло этих терминов сочетания, голос откровенно начал ржать. Пришлось поддержать парня.

Перемыв косточки всему отряду грызунов, причем досталось даже Микки-Маусу, гордо выключив фонарь, я вновь принял горизонтальное положение и успешно провалился в сон.

Первым делом, по утру, осмотрел место происшествия. Оказалось что в каждом углу, были сделаны специальные вытяжные отверстия, которые рыбаки не долго думая заткнули соломой и мхом. Солома то и шуршала когда мышь пробиралась в дом.

Забитая в отверстие дровина пресекла все мышиные покусительства на мою территорию.

А за окном…. За окном шел дождь. Крупные капли не спешили падать с неба, они парили в воздухе, до последнего оттягивая миг приземления. Открытая дверь впустила в дом свежий прохладный воздух, и симфонию звуков. Шелестела мокрая листва, шептало под дождем море. Я люблю дождь, даже в городе мне нравилось плачущее небо. Но там, там это просто сказка. Только один этот дождь стоил тысячи километров пути. А предо мной лежал целый остров. Большой мирок в Большом Мире.

Пора было познакомится с ним поближе….

Накинув плащ, я вошел в дождь. Отлив, как будто ожидая меня, обнажил каменистый берег, - лучшей дороги нельзя было себе и представить. Идти было довольно удобно, камни хоть и мокрые, совершенно не скользили, так что внимания с избытком хватало и на ходьбу, и на осмотр окрестностей. Решение обойти остров по берегу - созрело само собой. В городе, обычно стараешься сократить пешие переходы, достаточно тщательно высчитываешь сколько минут займет дорога, постоянно стараешься ее сократить. А здесь, здесь все иначе. Просто решил обойти остров, и все тут! Не имея понятия сколько это отнимет времени и сил. Несмотря на то, что небеса старательно лили воду, стараясь намочить все, что еще умудрялось оставаться сухим.

Обогнув очередной миниатюрный мыс, я остановился, пораженный открывшейся панорамой. К тому времени, дождь сдал свои полномочия, и робкое солнце - украдкой начало бросать на землю осторожные взгляды.

Несколько островов, словно гигантская стая черепах, будто испугавшихся моего приближения, уплывали в море. Царапая небо вершинами растущими у них на панцирях сосен, они разгоняли облака. На фоне голубого неба, создавалось отчетливое ощущение, что самые дальние из островов, парят над водой. Завораживающее зрелище! Выбрав подходящий камень, я погрузился в созерцание.

Время потеряло меня. Тихо журчала отступающая вода, легкий ветерок поглаживал верхушки деревьев. Я будто бы спал наяву. Мысли тихо топтались на заднем плане, стараясь не отвлекать. Тело начало раскачивать, словно это не острова, а я уплывал к далекому горизонту. Солнце, высушив берег, ласковыми лучами закрыло мне глаза, и усыпило, наполнив каждую клеточку своим теплом….

Хоть моей постелью и был большой камень, проснулся я будто бы с перины. Сначала даже не понял, где нахожусь. По ощущениям вроде как дома. По звукам - "клуб кинопутешествий". Шум хлопающих крыльев, заставил открыть глаза: два ворона, двигаясь абсолютно синхронно, пролетали мимо. Странно, даже на базе я не видел ворон.

Солнце далеко убежало вперед, и озорно подмигивало из-за вновь набежавших облаков, будто предлагая догнать себя. Что ж, приглашение было принято, и я отправился дальше. По пути встретились несколько, разбросанных по берегу, рыбацких стоянок. В отличие от первой, их посещали очень редко, и природа уже начала возвращать им первоначальный вид.

Пологий берег сменился - "каменными лбами", огромными в два три человеческих роста стенами, от которых исходила странная, будто от магнита, сила. Было приятно постоять, прислонившись к ним спиной. Ощущения - неописуемые. Уходить совсем не хотелось. Но кто знает, что там еще - впереди?! Пройдя около километра, я услышал странный звук, не то стон не то скулеж. Как будто неведомый зверь, плакал о чем-то своем. Оставив на минуту берег, я пошел на звук, в глубь острова. Перед глазами, встала небольшая поляна, в центре которой стояли две сосны. Как в фильмах, получивший смертельное ранение человек, отчаянно ищет опору, хватаясь за руку друга; более высокое дерево с наполовину оторванными от земли корнями - вцепилось в прямостоящую соседку. Ветер, раскачивал обеих, и трущиеся друг о друга ветви жаловались на его проделки. Не знаю почему, но это место мне не понравилось. Было во всей этой картине что-то угнетающее. И я поспешил уйти.

Остаток пути до стоянки, прошел спокойно. С берега, остров был необычайно красив. Какая тут, к чертям, Турция (хоть я там никогда и не был). Никакой "попсы", достаточно суровая природа, для меня лучше любого самого роскошного оазиса (или что там у них?).

Ну вот я и на месте. Странное дело, пройдя - Бог знает сколько километров по камням, я не ощутил ни малейшей усталости! Воистину - Удивительное место! Опаньки! Так я ж еще и почти сутки не ел! А голода не чувствую. Правда, как только эта мысль мелькнула, организм услужливо притворился голодным: слюни потекли разве что не из ушей, а в брюхе началась репетиция Великой Октябрьской Революции. Мигом был разведен огонь, и вот уже котелок аппетитно пахнет жаренной колбасой. Эх Ма! Кабы вы знали, как меняется отношение к подсохшей колбасе в таком месте. Амброзия! Каждая капелька выступившего жира - внушает оптимизм, и заставляет желудок сжаться в томительном ожидании. А запах! Бог мой! Столь густой, что даже им можно было наестся до отвала. Но раз ужин, так уж по полной. Ухватив кусок поменьше, и (дабы не искушать себя) отнесши остальные в дом, я занялся макаронами. Никогда бы не поверил, что можно в одном котелке приготовить полноценный ужин и из котелка же, его и съесть! Оказалось это вполне реальное мероприятие. Все бы было хорошо, но когда гарнир был готов и я вернулся в дом за колбаской, меня ожидал большой, а точнее мелкий сюрприз в виде моего ночного знакомого, который явно собирался аннексировать самый большой кусок лежащего на столе столь желанного мною лакомства. А вот фигушки! Не успел - агрессор хвостатый! С воплями вышедшего на тропу войны индейца, я бросился на врага. Стоит ли говорить, что тот, морально подавленный моим героическим броском, предпочел смертной битве - позорное отступление бегством.

От описания сцены трапезы, пожалуй воздержусь, ибо единственное уместное в этой ситуации словосочетание - "Чавк-чавк", пришлось бы написать раз сто. Ограничусь лишь упоминанием что к счастью, обошлось без откусывания пальцев и заглатывании ложки (хотя прецеденты явно имели место быть).

Занятый столь важным делом, я и не заметил что уже заканчивается вечер. Самые яркие из звезд, уже начали украшать темнеющее небо. Прилив занялся берегом. Лес, укрылся одеялом из темноты и замер до утра. Я подкинул в костер дров, и замер наблюдая, как ночь глотает остров.

 

Лето-осень 2004


 


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека