Тайна Карлоса Кастанеды. Анализ магического знания дона Хуана: теория и практика

2008

Данная работа посвящена систематическому описанию и анализу магического знания дона Хуана, изложенного в книгах известного американского антрополога и оккультиста Карлоса Кастанеды. Читатель познакомится с философскими и психологическими предпосылками этого оригинального учения, а также с практической методикой, позволяющей достичь удивительных результатов.
Книга рассчитана на всех, интересующихся проблемами духовного развития и современным состоянием мировой оккультной мысли.


СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие автора к третьему изданию

Об источниках

ВВЕДЕНИЕ

Часть I. ОПИСАНИЕ МИРА

    Глава 1. Тональ и нагуаль
    Глава 2. Сотворение тоналя
    Глава 3. Безумные речи Дона Хуана
    Глава 4. Прорыв к нагуалю

Часть II. ВОИНЫ НАГУАЛЯ

    Глава 5. Великое воинство толтеков
    Глава 6. Безупречность
    Глава 7. Сновидение и сталкинг

Часть III. РЕАЛЬНОСТЬ НАГУАЛЯ

    Глава 8. Вселенная орла
    Глава 9. Миры сновидения
    Глава 1О. Непостижимая свобода

 

Предисловие автора к третьему изданию

Со времени первого издания этой книги (1995) моя работа существенно продвинулась вперед. Практический опыт подтвердил ценность и уникальное значение для саморазвития человека большей части кастанедовских сообщений. Сновидение и видение прояснили и уточнили целый ряд теоретических и практических положений, касающихся устройства энергетического тела человека, траекторий смещения точки сборки, работы расширенного и измененного восприятия, положили начало описанию мира “больших эманаций Орла” (об этом читайте в следующих работах).

Однако фундаментальные принципы и подходы к учению дона Хуана, выросшие из последовательного и детального анализа кастанедовских текстов, остаются сегодня столь же актуальными, как и восемь лет назад, когда писалась эта книга.

Конечно, настроение практики изменилось, и сегодня многое я написал бы немного иначе. Мое мнение стало менее категоричным и резким, хотя главное в нем, как я уже сказал, не претерпело изменений. Сегодня я склонен излагать мысли более сдержанно, без лишнего пафоса. Но интонация книги – всегда свидетельство конкретного времени. Это касается и исторических обстоятельств, и психологии автора. Переписывать же историю ни к чему, это лишь вводит читателя в заблуждение.

Я позволил себе внести лишь некоторые уточнения и исправления, удалить несколько фрагментов, утративших, на мой взгляд, актуальность, и убрать номера страниц из ссылок на книги Кастанеды, ибо, во-первых, эти книги переиздавались много раз, в результате чего нумерация менялась, а во-вторых, подлинные знатоки и без моей помощи легко найдут цитируемые места, так как помнят тексты мэтра уже почти наизусть.

Надо также отметить, что здесь ни слова не добавлено по поводу 10-й, 11-й и 12-й книг Кастанеды. Дело в том, что последние работы Карлоса дали нам не так уж много материала для серьезного анализа. “The Wheel of Ttime” (1998) – это просто итог многолетних размышлений и набор афористических высказываний по поводу важнейших аспектов толтекского знания. “Магические пассы” – книга, посвященная вспомогательной телесной дисциплине, способной ускорить трансформацию энергетического тела толтека при соблюдении определенных условий.

Единственной работой, где Кастанеда попытался как-то приблизить нас к тайне намерения, стала книга “The Active Side of Infinity” (“Активная сторона бесконечности”, 1997). Но настроение этой книги оказалось не столько исследовательским, сколько – итоговым. Пасмурная атмосфера прощания с миром на фоне враждебного давления чужеродных энергий – все это словно бы несет на себе печать обреченности. Если внимательно прочитать ее, то возникает невольное ощущение: автор в определенном смысле уже проиграл “заключительную битву” и со всем присущим воину смирением смотрит в темноту, лежащую за пределами непостижимого “свечения осознания”.

Иными словами, последние книги Карлоса не содержат в себе новых откровений. Они отражают, в основном, его личные чувства – его печаль, одиночество и готовность уйти, его стремление оставить следующим поколениям “открытую дверь” в Бесконечность и свой магический портрет “одинокой птицы”.

По этим и другим причинам я не стал анализировать “сумрачный эпилог” творчества последнего Нагваля старого цикла.

В этой книге Кастанеда – живой. Здесь он предстает перед читателем как полный сил исследователь, которого ожидают грандиозные и непредсказуемые перспективы.

Мне не хочется говорить о тех ошибках, которые совершил этот великий человек в последние годы своей жизни, – об ошибках, уводящих в сторону и сбивающих с толку, вроде коммерческого проекта Тенсегрити, создания бизнес - структуры Cleargreen, а равно неуместных мистификациях, связанных с “исчезновением” и “появлением” Кэрол Тиггс или “воплощением” лазутчиков.

Ибо это не важно. А важно совсем иное: методологическое и практическое ядро толтекского учения, описанное Кастанедой на протяжении “зрелого” периода его творчества, – описанное исключительно талантливо, убедительно и ярко, – по-прежнему остается величайшим откровением двадцатого века.

Будучи писателем, Карлос не мог и не хотел в своих работах последовательно и четко сформулировать открытую им дисциплину, тем более перевести ее на операциональный язык, с помощью которого привык действовать европейский тональ. Кастанеда был, безусловно, романтиком от оккультизма. Возможно, он верил, что подлинные достижения человеческого духа на пути самотрансформации не нуждаются в технологических рецептах, а полагался на мощь древних символов, пробуждающих творческую интуицию искателя.

Не следует забывать, что Кастанеда начинал свои изыскания в качестве антрополога. Профессиональная “очарованность” индейским шаманизмом делала его порой крайне наивным и восторженным. Такие, вполне прагматичные для толтекского разума символы, как “Сила”, “намерение”, “путь воина”, “безупречность”, обретали неопределенность и таинственность; так или иначе, он склонялся к Мечте в том виде, какой был ему наиболее близок.

Именно в этом – исключительная сила его наследия, взывавшего к человеческому сердцу, пробуждавшего позабытые чувства у его читателей, утомленных однообразием и серостью того описания мира, что создала наша цивилизация.

Но в этом же – его неминуемая слабость. Он подарил своим последователям надежду, дал им толчок, возродил высокую страсть; но, увлеченный всем этим, не дал точных определений ряда методов, пренебрег описанием некоторых важных явлений и оставил слишком много места для досужих фантазий и домыслов в среде людей, интересующихся данными темами лишь поверхностно.

Карлос Кастанеда просто “открыл дверь” и в общих чертах обрисовал бесконечные ландшафты, простирающиеся там, Снаружи.

Кропотливую исследовательскую работу он оставил продолжателям толтекской традиции. Самотрансформации и Познания Реальности.

Сердце и настроение древней, по непрерывно меняющейся магии нагуаля были для Кастанеды важнее, чем детальные описания процедур проникновения во второе внимание, техник развития тела сновидения, приемов и сценариев безупречности и сталкинга – то есть самих ключей к формированию нового типа сознающего существа – “воина нагуаля”.

Когда Кастанеда узнал, что старый цикл нагуализма завершается и его предназначение как воина – основать новый цикл с новыми правилами, но той же грандиозной целью, что предстоит сделать толтекскую дисциплину открытой для массового исследования и значительно изменить сам язык ее описания, – а это поистине революционный шаг и колоссальный труд, который никто не сможет одолеть в одиночку, оказалось, что мэтр просто не окружил себя подходящими для этого дела соратниками. Флоринда, Тайша и Кэрол были замкнуты на себе, а их преподавательский (тем более научный) потенциал слишком быстро исчерпался.

“Последний Нагваль”, который, как известно, всю жизнь побаивался одиночества, в конце концов столкнулся лицом к лицу со своим страхом. Слишком долго, как мне теперь видится, Кастанеда учился “брать на себя ответственность”, слишком долго таился в узком кругу избранных. А его “окончательное путешествие”, оказавшееся столь трагическим, повергло оставшихся в глубокую растерянность и шок. Теперь на месте образовавшегося вакуума то там, то здесь появляются сомнительные “нагвали”, которые, обещают нам раскрыть великие тайны, но, к сожалению, не сообщают ничего нового.

Великие открытия дон-хуановской дисциплины требуют тщательных исследований, дальнейших разработок в области методологии и техники, серьезных продолжателей. Именно они положат начало новому циклу в развитии древнего знания толтеков. Время для него пришло.

Алексей Петрович КСЕНДЗЮК

2002 г.


Об источниках

Работая над этим исследованием, автор прибегал к мыслям и идеям многих философов, исследователей и ученых, предоставивших своими трудами богатый материал для анализа, раздумий и сопоставлений. Хочу с благодарностью упомянуть хотя бы некоторых из них:


Блумер Г. Сведенборг Э.

Бендлер Р. Судзуки Д. Т.

Вейль С. Сэпир Э.

Витгенштейн Л. Тайлор Э.

Гегель Трунгпа Чогьям

Гриндер Дж. Уорф Б.

Кришнамурти Дж. Фабри К.

Лилли Дж. Франкл В.

Малявин В. Хайдеггер М.

Мамардашвили М. Хаксли О.

Маритен Ж. Хэвитт Дж.

Мердок А. Чжуан-цзы

Меррелл-Вольф Ф. Шелер М.

Павитра Шри Ауробиндо

Парсонс Т.


 

 

 

 

В своей работе я также опирался на известную статью о Карлосе Кастанеде в журнале “Time”, на его интервью С. Кину в “Psychology Today” и другие опубликованные воспоминания о встречах с этим замечательным человеком.

Каждая цитата из произведений Карлоса Кастанеды в предлагаемой работе снабжена указанием на источник. Информация об источнике приводится в скобках – римской цифрой обозначается номер книги по порядку выхода их в свет.


Порядок обозначений:

 

“Учение дона Хуана” - I

“Отдельная реальность” - II

“Путешествие в Икстлан” - III

“Сказки о силе” - IV

“Второе кольцо силы” -V

“Дар Орла” - VI

“Огонь изнутри” - VII

“Сила безмолвия” - VIII

“Искусство сновидения” - IX

 

 

Текст цитат приводится в соответствии с редакцией перевода, опубликованного издательством “София”.


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека