Истории сиу Вождя Лютера Стоящего Медведя

16.05.2012

Среди народа сиу ходит множество историй, которые старики племени любят рассказывать молодежи. Почти все основные происшествия и исторические события племени запоминались в виде рассказов, и так сохранялась история народа.


Но эти истории не стремились научить чему-то детей. Их рассказывали ради удовольствия, поэтому они одинаково радовали и молодых и старых. Одни повторялись постоянно, другие я слышал лишь однажды, но помню так же хорошо. Может быть, из-за того, что индейский ребенок приучен слушать внимательно, его память так достоверна.

Эти истории рассказывали не только около лагерного костра долгими зимними вечерами, но везде и всюду, когда у слушателя и рассказчика появлялось настроение. Порой бабушка сидела на земле и прутиком или веточкой чертила на ней узоры, рассказывая историю, которую знала еще с тех времен, когда сама была девочкой. Дети ок-ружали и слушали ее, лежа на земле или сидя на корточках. Иногда рассказчиком становился дед или прадед, раску-ривавший в полдень свою трубочку. Даже в походе, когда люди наслаждались послеполуденным отдыхом, а у кого-то было веселое настроение, рассказанная им история радовала всех. Так устные рассказы сопровождали сиу всегда и повсюду.

Старуха, которая жила среди волков

Сиу частенько перебирались с места на место в границах своего края. Они не вторгались на территорию соседей индейцев, но на своей земле с удовольствием устраивали дом то здесь, то там. Это не значит, что они переходили от одного необычного города к другому. Просто дом был там, где они селились. А собрать и поставить типи было для них нетрудно.

Для таких переходов было множество причин – то кони съели всю траву, то обмелел ручей неподалеку. Порой в округе исчезала дичь, а то просто люди хотели передвинуть лагерь на чистое зеленое место, ведь сиу очень любили чистую воду, свежий воздух и широкие светлые поляны, где они и ставили свои типи.

Однажды, давно уже, поселок сиу отправился в такой переход. Люди шли и группами и по отдельности, бегали дети. Большинство лошадей были заняты перевозкой типи, но о табуне военных и скаковых коней юноши заботились отдельно. В этой толпе шла девушка. Она несла на руках любимую собаку. Молодой игривый пес только вышел из щенячьего возраста, и девушка относилась к нему очень нежно, ведь она заботилась о нем еще с времен, когда тот был крохой с закрытыми глазами. Она возилась со щенком, и путь казался ей короче, потому что она играла с ним и ребятишками, когда не помогала матери укладывать и разбирать вещи.

Как-то вечером Марпиявин обнаружила, что пес исчез. Она искала, она звала, но так и не нашла его. Может, кому-то понравился игривый щенок, и ее любимца попытались утаить? Но, обойдя весь лагерь, она уверилась, что никто не скрывал пса. Тогда девушка решила, что он уснул где-то по дороге и остался позади. А может, его переманили в свою стаю волки? Собаки сиу частенько поддавались на уговоры и убегали с волчьей стаей, но всегда возвращались в поселок спустя несколько дней или недель.

Вот так, хорошенько поразмыслив, Марпиявин решила, что ей надо вернуться по дороге, которой прошли люди поселка. А когда она найдет своего любимца, то принесет его с собой в лагерь. И не сказав никому ни слова, девушка повернула назад. Она не боялась потеряться. С ней ничего не могло случиться, так чего ей бояться? Идя назад, она пришла к подножию гор, где ее народ провел лето. Марпиявин легла спать, и в эту ночь выпал первый осенний снегопад, такой тихий, что даже не разбудил ее. Утром все было бело от снега, но поскольку ее поселок стоял лагерем совсем недалеко, а она была полна решимости отыскать свою собаку, Марпиявин надумала остаться. Теперь ей казалось, что ее любимец обязательно вернется к старому становищу, как это часто делают собаки, и будет лаять и скулить, чтобы его нашли.

Днем густой снег повалил быстрее, и Марпиявин пришлось укрыться в пещере, довольно темной, но теплой и удобной. Она не проголодалась, поскольку захватила с собой в кожаном мешочке немного васны. (Васна – питательное мясо, истолченное с дикой вишней и спрессованное в виде головок сыра, которое легко переносить.) Но она устала и захотела спать. Когда же она уснула, к ней пришло удивительное видение. Во сне с нею говорили волки, и она отвечала им, и они понимали друг друга. Волки сказали ей, что она потерялась, но должна довериться им, а они не дадут ей страдать от холода или голода. Она ответила им, что не боится, и, проснувшись, Марпиявин не испугалась, хотя в пещере уже сидели дружелюбные на вид волки.

Буран бушевал много дней, но Марпиявин была спокойна, потому что не испытывала ни голода, ни холода. Волки приносили ей мясо пойманных кроликов, а ночью согревали ее теплом своих мохнатых шкур. Дни шли, она и волки стали настоящими друзьями.

Но вот небо прояснилось, и волки предложили проводить девушку к ее народу. Они отправились в путь. Они проходили маленькие долины, перебирались через речки и ручьи, они поднимались на холмы и спускались с холмов, и наконец с вершины одного из них Марпиявин увидела свой поселок. И теперь ей нужно было сказать: «Прощай» своим друзьям и товарищам – волкам. Это очень ее печалило, хотя она мечтала поскорей увидеть людей своего поселка. Марпиявин поблагодарила всех волков за их доброту и спросила, что может для них сделать. Они попросили лишь одного, – когда наступят долгие зимние месяцы, и еды будет мало, пусть она принесет им на вершину холма хорошего жирного мяса. Она с радостью дала такое обещание и спустилась по склону холма к лагерю.

Приблизившись к поселку, Марпиявин учуяла очень неприятный запах. Сначала она удивились, но потом поняла, что это человеческий запах. Так она узнала, что запах людей сильно отличается от запаха животных. Вот почему звери без труда выслеживают людей, а человеческий запах им так неприятен. Она пробыла с волками так долго, что потеряла запах своего народа, и теперь была способна понять, что, если люди считают зверей отвратительными, то и звери не находят людей приятными.

Марпиявин пришла в лагерь, и люди поселка обрадовались, увидев ее. Они потеряли ее и решили, что девушку захватило враждебное племя. Но она показала на вершину дальнего холма, где сидели ее друзья. Их фигуры чернели на фоне неба. В величайшем изумлении люди уставились на волков, не зная, что сказать. Они решили было, что она избежала большой опасности. Но Марпиявин объяснила, что потерялась, и погибла бы, если бы волки не спасли ей жизнь. Девушка попросила дать ей немного жирного мяса, чтобы отнести его на вершину холма. Ее народ был счастлив и признателен. Юношу послали обойти весь лагерь и рассказать о благополучном возвращении Марпиявин, собирая мясо в каждом типи. Девушка взяла мясо, взвалила мешок на спину и поднялась на холм, а люди удивленно наблюдали за ней. На вершине холма она разбросала мясо по земле, и волки съели его. Эд Кусера. Сокровище священной сумки.

После этого в долгие зимние месяцы, когда еды было мало и ее было трудно найти, Марпиявин всегда носила мясо своим друзьям волкам. Она никогда не забывала их язык, и зимой их голоса, призывавшие ее, были часто слышны в лагере. Тогда люди спрашивали старую женщину, что волки говорят. Волчьи голоса предупреждали о том, что приближается снегопад, или о том, что поблизости враг и нужно выслать разведчика, или просто давали старой женщине понять, что волки заботливо охраняют ее.

Так Марпиявин стала известна в племени, как «Старуха, Которая Жила Среди Волков», или на языке сиу «Вин ян ван си кма нито омпи ти».

Женщина, которая убила сову 

Ни один народ не любил так свой край и не радовался ему больше, чем сиу. Они любили прекрасные ручьи, возле которых раскидывали свой лагерь, и деревья, дававшие тень им и их типи. Они любили зеленые просторные степи с полянами золотого подсолнечника, над которыми порхали и играли мириады желтокрылых птиц. Наступающий день был так хорош, чтобы странствовать от одного прекрасного селения к другому.

Как-то вечером охотничий отряд из нескольких семей разбил лагерь в предвкушении вечернего пиршества. Бизонов было в изобилии. Много мяса вялилось на свежем воздухе, а женщины дубили шкуры для зимней одежды. Между двумя камнями горел костер, и он полыхал словно угли от коры тополя. Через камни была перекинута большая бизонья кость, на которой медленно жарилось мясо. Каждые несколько минут женщина поворачивала ее, чтобы оно готовилось тщательно и равномерно. После этого кость раскалывали и съедали вкусный коричневый костный мозг.

Вскоре ужин был готов, и все собрались поесть и поболтать о событиях дня. За сумерками наступила тьма, и дерево с толстыми сучьями плотной тенью укрыло все вокруг типи. В воздухе стоял густой аромат цветущего шиповника.

Какая-то сова сообщила о своем присутствии, поминутно ухая. К ней присоединилась другая, уханье становилось все чаще и ближе. Сиу никогда не считали сов птицами дурного предзнаменования. А, находя перья, украшали ими свои головные уборы. На уханье никто не обращал внимания, пока оно не приблизилось к типи.

Ужин продолжался, пока из жаркого не осталось ничего, кроме кости. Сова же наглела все больше и больше. Наконец женщина с досады на такую наглость подняла кость и кинула ее в направлении совы. Она швырнула кость быстро и сильно, и все стихло. Уханье больше не нарушало ночной покой.

Утром охотники поднялись рано и живо. Один из них, пойдя на поиски совиных перьев, очень удивился, когда нашел тело врага кроу, в чей висок вонзился острый конец кости. Враг подражал крику совы так искусно, что обманул сиу. Но он заплатил жизнью за свою неосторожность, рискнув подойти слишком близко к типи женщины сиу.

Источник


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека