Сказ про то, как змея с девочкой играла

30.04.2012

По следам бразильского семинара в марте 2012 года…


- Маленькая девочка, давай поиграем!

Голос внутри меня совсем не неожиданный. Но слегка напоминает, э, идею как люди сходят с ума. Наверное, начинается все именно так – с разговоров с самим собой, вернее, с невидимым, но реальным для тебя собеседником.

- Ну, давай поиграем. Я ж для этого сюда и приехала. Так что я согласна. Только знаешь, давай, чтобы не страшно было. И чтобы не до смерти. И чтобы в здравом уме и памяти остаться. Обещаешь?

- Хорошо, маленькая девочка. Будет так. А теперь будем играть.

А дальше была очень странная история. Большая змея играла с маленькой девочкой. Змея катала ее на себе, и показывала удивительные, нереальные места. Змея раскрашивала дневную зелень джунглей незнакомыми, но очень красивыми узорами, чтобы девочка восхитилась. Змея вплетала лица знакомых и незнакомых людей в деревья, траву, воду, чтобы девочка удивилась. Змея была доброй и терпеливой, чтобы девочка перестала бояться. Она выполняла все прихоти и пожелания, она баловала девочку, как добрая бабушка балует любимую внучку. Любое желание, любой каприз, любая идея маленькой девочки бережно поддерживались и разыгрывались большой змеей, пока девочка не теряла к ним интерес. Игра длилась долго, пока маленькая девочка не почувствовала, что наигралась в игры для маленьких девочек. И тогда – она стала чуть-чуть старше. А большая Змея осталась той же. И снова предложила поиграть. Но уже в другую игру…

Я сижу на берегу реки. Тихо, спокойно, почти незаметно течет вода. В ней отражаются облака, и деревья, и кусты. Наверняка там, в глубине, точно так же отражаются рыбы, и водоросли, и большая змея, которая покатала меня сегодня на своей радужной спине. Тишина наполняет голову. Тишина разливается вокруг. Кажется, это навсегда – вода, деревья, тишина – и внутри, и снаружи. Но неожиданно, в одно мгновенье она сменяется яркой вспышкой осознания: смотри, это все ты. Все вокруг, все внутри, и снаружи, и в глубине, и вверху – это ты. Весь мир – только отражение тебя. Он – такой, какая – ты. Ты можешь сделать с этим миром все, можешь сделать его любым. Можешь – спокойным, можешь – бурным. Можешь – тихим, можешь – шумным. Можешь сотворить его, а можешь  уничтожить. Можешь наполнить его счастьем или невзгодами. Все в этом мире решаешь ты, потому что ты – женщина. Запомни, и расскажи другим женщинам, пусть они тоже поймут и запомнят это. И – не забудь! Не забудь! Помни об этом! Помни!..

Вода текла сквозь пальцы легко и тягуче, солнечный свет отражался от поверхности, и врывался в голову, птицы пели, насекомые жужжали, и мир был наполнен спокойствием и уверенностью. Он мог защитить, и мог уничтожить, мог оставаться таким всегда, и мог измениться в одно мгновенье. И все это была я… А потом пошел дождь. Теплый, сильный и быстрый…

- Маленькая девочка, давай поиграем!

- Давай, я согласна. Только знаешь, давай, чтобы не страшно было. И чтобы не до смерти. И чтобы в здравом уме и памяти остаться. Обещаешь?

- Хорошо, маленькая девочка. Будет так. А теперь будем играть.

И дальше была игра, между подросшей маленькой девочкой и Большой Змеей. Змея говорила – давай играть, давай умирать! А девочка отвечала, уворачиваясь: «Что-то такая игра мне не нравится. Давай во что-нибудь другое поиграем?» Но Змея снова догоняла, погружала в очередную песню, и говорила – давай играть, давай умирать, это забавно, тебе понравится. А девочка снова ускользала. И вот когда однажды увиливать снова оказалось сложнее, чем согласиться – все и произошло. Что-то рассыпалось внутри, что-то раскололось на мелкие кусочки, склеить которые уже невозможно. Это, как ни странно, было совсем не страшно, скорее  красиво! Словно любовно собранная нитка бисера, такая привычная, такая роскошная, такая стабильная, которую носила много лет, и срослась с ней, и она словно вторая кожа прилипла к тебе, и так страшно почему-то оказаться без нее… Почему? Когда ее не стало, оказалось, что и бояться-то было нечего. Оказалось, что нитка бисера  уже давно была лишней…

- Маленькая девочка, тебе понравилась игра?

- Да, очень!

- Тогда давай играть дальше!

И они продолжили. Маленькая девочка умирала снова и снова, и снова. А большая Змея все повторяла и повторяла: «Вы все умрете, все умрете, все умрете. И ты умрешь. Не так как сейчас, умрешь по-настоящему. И черви будут пожирать такое живое твое тело. И закончится все, все закончится, не будет ничего. И Силы не будет, и наших игр не будет. Есть только сейчас, только этот момент, это мгновенье вечности – когда ты можешь чувствовать, жить и радоваться. Так живи! Радуйся! Каждому мгновению, которое доступно! Обещай! И не забудь! Помни об этом! Помни!»

И в какой-то момент оказалось, что подросшая маленькая девочка уже наигралась и в эту, такую странную и немного страшную игру. И тогда игра закончилась, а девочка стала еще чуть-чуть старше. А большая Змея осталась той же. И снова предложила поиграть. Но уже по-другому…

Жил охотник, который случайно встретил в лесу женщину, и пошел за ней. Потому что полюбил. А она оказалась ДРУГОЙ, не человеческой женщиной. И человек, поняв это, испугался. Но, слова были сказаны, действие было совершено, и ему пришлось принять выбор, который он сделал, даже не понимая его до конца. И он ушел следом за ДРУГОЙ женщиной жить в ДРУГОЙ мир. Он родил с ней детей, познакомился и подружился с другими ДРУГИМИ, и однажды выпил с ними ДРУГОЙ волшебный напиток. И – не смог выдержать его силы. Только песни укрепили его от умирания. И там, в песнях, он понял, что много лет назад он ошибся. Что человеку не место здесь, в ДРУГОМ мире, и он должен вернуться домой, к людям, к семье, которая ждет его и любит его.

Он вернулся, и был счастлив. И семья его была счастлива. Но душа охотника уже проросла в ДРУГОМ мире. Поэтому, вернувшись к людям, он разрывался между желанием быть с ними и желанием быть в ДРУГОМ мире. Он разрывался между любовью к двум женщинам – к той, ДРУГОЙ, и этой, земной. Охотник отправился в лес, чтобы снова прикоснуться к ДРУГОМУ миру, и не вернулся оттуда живым. ДРУГОЙ мир навсегда забрал его к себе…

Нельзя человеку жить ТАМ. Единственное, на что человек может рассчитывать - это приходить ТУДА на время, и обязательно возвращаться. Потому что, если однажды он решит остаться ТАМ, ему останется только одно – умереть ЗДЕСЬ. А это не самое разумное решение. Там - мы всегда успеем оказаться. Но здесь – так много всего, что мы пока не успели увидеть. Так много людей, с кем мы не успели пообщаться. Так много дел, которые мы не успели сделать. Мир людей прекрасен. Только здесь мы можем ЖИТЬ, ДЫШАТЬ, ДВИГАТЬСЯ и воспринимать жизнь во всей ее полноте. И только здесь, после возвращения с другой стороны, мы можем понять, как же это здорово – быть людьми…

- Маленькая девочка, давай поиграем!

- Привет, большая Змея, я согласна! Только знаешь, давай, чтобы не до смерти. И чтобы в здравом уме остаться. Обещаешь?

- Хорошо, маленькая девочка. Будет так. А теперь будем играть.

И дальше была игра, но совсем другая. Большая Змея устрашала. Она демонстрировала свое величие. Она молчала, и ее молчание уничтожало своей неумолимостью и яростью. Она строила и разрушала Вселенные, и те возникали, и разлетались на мелкие осколки от одного ее дыхания. Она погружала в бездонные пропасти, и не было в них ничего, кроме смерти и тления. Она поднимала в невообразимые высоты, и не было там ничего, кроме красоты и легкости. Она уничтожила в пух и прах все идеи девочки о том, что когда-то она играла с большой Змеей, и та катала ее на своей спине. Исчезла большая Змея. Осталась только неизмеримая Сила, с которой невозможно общаться, а можно только видеть ее, восхищаться ею, и выражать ее, ровно настолько, насколько ты смеешь. Ноль, ничто, пыль на дороге. Маленькой девочки не стало окончательно. И когда девочка исчезла, вновь появилась большая Змея и спросила:

- Маленькая девочка, тебе понравилась игра?

- Не то слово, - ответил кто-то.

- Тогда продолжим!

Но это уже другая история…

Рядом со мной были люди. У каждого было свое собственное путешествие. Когда-то давно, до этого дня, и этого переживания, я думала про них разное. Что они хорошие или плохие, что они умные или простоватые. Кого-то я уважала, кого-то боялась, кого-то избегала. А сейчас они были рядом со мной, путешествовали рядом со мной, и они были такие же, как я. Ничтожно маленькие по сравнению с тем безличным могуществом, к которому мы прикоснулись. И одновременно, не было в мире ничего важнее и прекраснее них. Таких крошечных и таких отважных, таких хрупких и таких несгибаемых. Все мы не значили абсолютно ничего, и все мы значили абсолютно все. Потому что мы сами создавали миры, и сами решали, какой жизнью каждому из нас жить.

- Зачем мы снова и снова приходим сюда? Здесь некомфортно, незнакомо, здесь с нами может произойти все что угодно, и невозможно от этого убежать…

- Потому что вы люди. Вы так устроены. Вы любопытны и смелы. Вы наполнены силой и состоите из нее. Вы не можете по-другому. Каждый из вас всегда знает, что он пришел отсюда, и всегда хочет вернуться сюда. Вам страшно, но вы переступаете через страх, потому что возвращение сюда – единственное, что имеет значение. И при этом – не значит ничего…

- Маленькая девочка, давай поиграем!

- Привет, большая Змея, я согласна! И готова.

- Хорошо, маленькая девочка. Тогда будем играть.

И дальше была игра. И снова другая. Сила сказала девочке, что детство закончилось, и пора вырастать из детских платьев и бантиков. Сила сказала, что пора подняться над собой, и увидеть мир, который скрыт сейчас, потому что девочка слишком маленького роста. Ей так не хотелось вырастать! Она злилась, и сопротивлялась, как могла. Но Змея снова и снова повторяла про необходимость перемен, и не было возможности поступить по-своему. И когда маска маленькой девочки была сброшена, появилась Птица. Красивая, легкая и воздушная. Раскрашенная нереальными красками. Птица-песня, птица-свобода.

«Полетели, птица! Ты видишь сейчас, что такое этот мир. Он – ненастоящий. Он – словно кино на старой кинопленке – существует, пока существует сам носитель. Он – фантазия нескольких. А все остальные  просто смотрят это кино, потому что их научили, им внушили, что есть только эта пленка с этим кинофильмом. Зачем держаться за него? Есть много другого, что просто невозможно, да и не нужно снимать на пленку. Полетели, мы будем летать бесконечно, будем смотреть такие картины, которые им – здесь – можно увидеть только в мгновения смерти. Полетели, и пусть ты исчезнешь из этого мира. Потому что важно только одно – ты, и то, где ты летаешь.»

Сила толкала птицу к краю снова и снова, и обещала другие миры и других существ рядом. И обещала всю красоту, которая только существует здесь, в силе. Мучительно сладкая, горькая, кислая, соленая, бешеная, волшебная, обаятельная и страстная начинка каждого из нас, до которой удается добраться так редко. Это длилось целую вечность. Дольше, чем вечность. Это была граница, за которую можно было зайти. Но преодолеть ее птица не смогла. Только прикоснулась, и поняла – еще не время, еще не сейчас. И тогда  птица махнула хвостом, ударила по глазам яркой бесконечной вспышкой, и исчезла. А выросшая девочка осталась здесь, и заплакала, потому что очень серым стал весь мир в тот момент, когда она исчезла. А большая Змея подползла и спросила:

- Ну что, продолжим?

Но это – уже другая история…

«…Ну вот, шаманы совсем перестали следить за окружением. Круг не держат. Вот, какая-то зараза ко мне прицепилась, внимание ухватила, и тянет, и тянет, и не отпускает ведь. Сейчас истощит до конца. Рявкну! Не помогает. Загрызу! Не помогает. Испугаю! Не помогает. Она, тварюка эта, все сильнее становится, все больше внимания и силы отъедает. Сейчас совсем съест. Эй, кто-нибудь! Помогите! Не слышат. Эй, Змея, помоги! Не отвечает…» И тут, словно подсказка от внутреннего голоса: «Шаманы не виноваты. Это – ты сама. Это – твое эго. Хотела на него посмотреть? Смотри, вот оно, красотище узбойное!»

Огромный, грязно-серый пыльный мешок, черная дыра. Как только зацепилась за нее – считай, пропала. Куда внимание – туда и энергия. Практически невозможно избавиться, только на волевом усилии. Стоит вознамерить снять внимание с эго – и оно исчезает. И нужно только помнить, и держать намерение не подавать туда, в этот отвратительный мешок, ничего – ни мыслей, ни эмоций, ни суждений. Если удержаться хотя бы неделю – все получится, и пыльный мешок эго истончится и отомрет. Нужно только перед этим рассмотреть его хорошенько, и распутать те нитки, что там уже запутались. И чужие нитки, запутавшиеся в нем, на свободу отпустить. А потом – просто не вспоминать, и не кормить… …

Вот так и получается. В нагвале хорошо, комфортно и красиво, хоть и испытывают каждое мгновение. Но самое главное, самое настоящее испытание начинается, когда Сила отступает. Она уходит незаметно и неслышно, и оставляет тебя один на один с собой и миром людей. А этот мир нисколько не изменился с момента твоего последнего пребывания в нем. Он – все тот же. И люди, окружающие тебя – те же. И привычки твои, хоть и потрескались под натисками Силы – тоже пока никуда не делись. Поэтому главная твоя битва – здесь. Битва за себя, и за свою жизнь с Силой. Сумеешь ли? Сможешь ли? Измениться сам, без Силы, с которой все так легко? Никто, кроме тебя, не сможет ответить на этот вопрос. Только ты. И те изменения, которые произошли с тобой во время пребывания в Силе. Только ты. И то, что появилось в тебе нового.


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека