Жизнь как колдовство

08.05.2019

Уважаемые читатели!
Предлагаем вашему вниманию первую статью в нашем новом разделе публикаций Магия Севера.


В начале было слово… Вернее, волшебная песнь, поднявшая сушу из бескрайнего океана, зажегшая на небосклоне звезды, солнце и луну… Повинуясь колдовскому напеву, склоны гор и низины оделись седым ковром ягеля, цепляясь корнями за трещины, поднялись полярные сосны, брызнули из толщи мхов яркие цветы

Вот на эту-то жестокую и прекрасную землю, закаленную вечным противостоянием ледяному дыханию Арктики, и явились из страны вечного мрака предки нынешних лопарей — хранители древней мудрости, способные одним лишь словом изменить мир. На протяжении столетий европейцы почитали саамов – жителей Лапландии – народом колдунов. Грозные викинги опасались саамских шаманов, думая, что те властны над дикими зверями, стихиями и болезнями. Предания этого древнейшего народа, который современные ученые считают потомками охотников на мамонтов, рассказывают о колдовстве как о части повседневной жизни.

Для лопарей умение колдовать ничем не отличалось от прочих необходимых для выживания навыков, таких, как способность хорошо стрелять или умение ловить рыбу. Успех охотника напрямую зависел от того, насколько была сильна его личная магия. Волшебство не было связано с верой в неких сверхъестественных существ и являлось такой же частью реальности, как и вся окружающая природа, таинственная и величественная. Считалось, что колдовать способен каждый — по мере способностей и знания магических приемов, которым можно научиться у другого или постичь самому. Еще в начале прошлого века в любом крупном стойбище было несколько человек, мужчин и женщин, умевших колдовать лучше других. Лишь с проникновением христианства волшба стала постепенно превращаться в особый «профессиональный навык», переданный сильнейшему колдуну селения для того, чтобы тот от лица всей общины договорился с духами.

Почти все известные исследователям колдовские приемы основаны на понятии о симпатическом сродстве явлений. Это означает, что любое внешне безобидное действие может иметь ряд магических последствий. Так, унесенная с подворья лобная кость оленя с рогом влекла за собой перемещение оленьих стад. Выйдя из дома в то момент, когда из котла вынималась рыба, можно было неосторожно «подсказать» обитателям рек, как выбраться из расставленных ловушек; а старой бабушке-ведунье достаточно было потрясти штанами, чтобы поднялась страшная метель и сбила с пути неприятеля. В некоторых наиболее важных обрядах принимала участие вся община.

Возглавлял ее сильный шаман – нойда, следивший за соблюдением всех необходимых ритуалов. Для камлания лопари использовалb особый пояс с нашитыми на него цветными полосами, обозначающими три мира — Верхний, Нижний и землю людей, а также бубен, покрытый сакральными символами. Постукивая по нему оленьей костью, можно было узнать будущее. Лопари знали множество средств, с помощью которых привлекалось внимание духов. Так, в каждом селении у самых удачливых охотников были свои чуэрьвь-гарты — своеобразные аллеи трофеев, составленные из рогов убитых оленей. Человеку, умевшему обращаться с чуэрьвь-гартом,