Нейроны Зазеркалья

24.12.2008


Часть головного мозга человека работает одинаково при выполнении действий и при наблюдении за тем, как эти действия выполняют другие.

Вы никогда не задумывались почему, когда мы видим зевающего человека, мы сами начинаем зевать? Или, например, заметив, как кто-нибудь чешется, мы тоже испытываем желание почесаться? Почему мы щуримся, когда видим, что кто-то безуспешно пытается вдеть нитку в иголку, и напрягаем мышцы, увидев неожиданное падение какого-нибудь человека? По какой причине мы начинаем тереть глаза, когда по телевизору показывают хирургическую операцию на роговице? Из-за чего мы морщимся и сжимаем руку в кулак, когда кто-то со всей силы ударяет себя молотком по пальцу?...

Оказывается, что подобные «детские» вопросы не так-то просты, как может показаться на первый взгляд. И поиск ответа на них приводит к полному переосмыслению известных принципов работы головного мозга, что, в свою очередь, может дать решение таких, казалось бы, неразрешимых проблем, как появление речи, возникновение галлюцинаций, причины аутизма и шизофрении.




Нейроны Зазеркалья

  А причиной всему были осколки зеркала, что попали ему в глаз и в сердце. Потому-то он передразнивал даже миленькую маленькую Герду, которая любила его всем сердцем.
Снежная королева (Г.Х.Андерсен)


Кому не захочется зевнуть при взгляде на эту картинку?
Зеркальные нейроны, делающие зевоту «заразной», играют ключевую роль в работе сознания.

Зеркальный мозг

В 1996 году в престижном научном журнале «Cognitive Brain Research» была опубликована статья «Премоторная кора и узнавание моторных действий» (Premotor cortex and the recognition of motor actions), которую написали итальянские учёные Джакомо Ридзолатти (Giacomo Rizzolatti), Лучано Фадига (Luciano Fadiga), Леонардо Фогасси (Leonardo Fogassi) и Витторио Галлезе (Vittorio Gallese). Эти исследователи из университета города Парма (Universita` degli Studi di Parma) проводили эксперименты на макаках, у которых в нижнюю часть лобной коры (область F5) были вживлены электроды.

Первоначально исследователи хотели лучше изучить работу уже давно известных так называемых командных нейронов, активирующихся только при выполнении обезьяной определённых действий (например, собирание предметов, захват рукой различных объектов и т.п.). Однако неожиданно для себя эти учёные обнаружили, что нейроны, которые начинают разряжаться при выполнении обезьяной определённого действия, активируются и тогда, когда обезьяна просто видит, как кто-то другой выполняет это же самое действие (причём именно действие, а не просто движение). Например, когда макака хватает лежащий перед ней на столе арахис и запихивает его в рот, то при помощи вживлённых электродов можно обнаружить, что в премоторной коре её мозга начинает давать разряды определённый нейрон. При выполнении же обезьяной любых других действий активации этого нейрона не наблюдается. Однако в ситуации, когда эта макака пассивно сидит и видит, как арахис со стола берёт и съедает уже другая обезьяна, то в её мозге удивительным образом начинает разряжаться этот же самый нейрон, как будто это она сама выполнила это действие.

Открытие таких необычных нейронов, которые получили название «зеркальные», произвело настоящий фурор в научной среде. В последующие годы были проведены многочисленные проверки, которые подтвердили, что такие нейроны действительно существуют в мозге обезьян.

После этого сразу возник вопрос, а есть ли подобные нейроны в мозге человека? На людях эксперименты Ридзолатти никто пока так и не повторил: найти здоровых добровольцев, желающих, чтобы им в нейроны премоторной коры вживили электроды, не так-то просто. Однако косвенные проверки при помощи значительно более безопасных для испытуемых методов исследования мозга провести всё-таки удалось. При помощи функциональной магнитно-резонансной и позитронно-эмиссионной томографии, а также магнито- и электроэнцефалографии несколько независимых исследовательских групп подтвердили существование в коре головного мозга областей, которые активируются как при выполнении человеком определённых действий, так и тогда, когда этот человек просто смотрит или воображает, как эти действия выполняет кто-то другой.

Также было показано, что кроме премоторной и нижнетеменной коры, зеркальные нейроны имеются и в других частях коры головного мозга человека (например, в поясной извилине и островке), и они могут принимать участие в таких сложных формах эмоционального поведения, как сопереживание.

Мозговая основа сопереживания

Способность человека распознавать и предугадывать действия других людей ещё совсем недавно, в конце XX века, как правило, объяснялась тем, что мозг выстраивает сложные причинно-следственные связи, по сути решая каждый раз чисто логические задачи. К примеру, предполагалось, что когда боксёр видит напряжение руки его соперника, оценивает степень напряжения других его мышц, замечает начало движения руки, экстраполирует её движение в будущее, извлекает из долговременной памяти контекст ситуации, то в итоге его мозг приходит к выводу, что сейчас будет нанесён удар. Не кажется ли вам, что это объяснение, всё-таки, слишком сложно?

Открытие зеркальных нейронов позволило дать значительно более простое объяснение тому, почему мы так быстро и легко, в большинстве случаев, понимаем действия окружающих. Предполагается, что, когда мы видим движение другого человека, у нас в мозгу включаются те же нейроны, которые работают, когда мы сами совершаем подобное действие. В результате мы фактически чувствуем, что делает другой человек, и, соответственно, можем предсказывать продолжение его начавшихся действий и их цели, не производя никаких сложных логических вычислений. Если вернуться к примеру с боксёром, то нейроны его мозга воспроизводят увиденные неприметные движения его соперника, и, тем самым, создают в его теле напряжения, свойственные ему, когда нападает он сам.

Здесь можно было бы поставить точку, так как, думаю, уже ясно, что именно работой зеркальных нейронов и объясняются все эти многочисленные примеры предсказуемого поведения с зеванием, почёсыванием, напряжением мышц и т.п., приведённые в начале статьи. Однако точку ставить всё-таки ещё рано, так как история на этом не заканчивается. Дело в том, что открытие зеркальных нейронов привело и к другим не менее интересным открытиям.

Истоки человеческой речи

Область F5 (area F5) мозга обезьян, где впервые были обнаружены зеркальные нейроны, соответствует полю 44 коры головного мозга человека. В этом поле у людей также есть зеркальные нейроны, так как различные эксперименты подтвердили, что, когда люди видят или представляют движения рук и лицевой мускулатуры, у них активируется именно эта область. Однако поле 44 доминантного (как правило, левого) полушария интересно не только этим. В нём (а также в расположенном рядом поле 45) находится так называемая зона Брока (открытая, кстати, ещё в XIX веке), которая является центром моторного компонента речи. При поражении этой области коры человек теряет способность произносить слова, хотя продолжает понимать как устную, так и письменную речь.

Этот факт не прошёл незамеченным, и в скором времени появились теории, связывающие речь и зеркальные нейроны. Наиболее известна теория, предложенная Ридзолатти и М. Арбибом (Michael A. Arbib). Эти исследователи предположили, что членораздельная речь у первобытных людей возникла не внезапно в результате случайных макромутаций, как считалось ранее, а в результате постепенного эволюционного процесса.

Согласно этим исследователям, область F5 коры головного мозга обезьян, первоначально отвечавшая за движения рук и мышц лица, благодаря присутствию в ней зеркальных нейронов, которые позволяют имитировать действия других и понимать смысл этих движений, стала в ходе эволюции постепенно изменяться. Сначала эта область позволила первобытным людям общаться на протоязыке при помощи исключительно мимики, жестов и примитивных звуков. Затем область F5 продолжила эволюционировать и превратилась в зону Брока, которая стала центром регуляции голосовой речи. Фактически, согласно этой теории, именно благодаря тому, что в мозге вида Homo sapiens имелись зеркальные нейроны, этот вид смог овладеть речью и создать цивилизацию.


Так выглядит зеркальный нейрон здорового человека.

Дефекты зеркал

Но что будет, если зеркальные нейроны перестанут работать или будут работать неправильно? В 2000 году известный нейрофизиолог из Калифорнийского университета в Сан-Диего Вилаянур Рамачандран (Vilayanur S. Ramachandran) предположил, что именно нарушение работы зеркальных нейронов является причиной детского аутизма — нарушения, от которого страдают, в среднем, два ребёнка на тысячу детей.

Аутичные дети стараются отгородиться от внешнего мира и не устанавливать никаких отношений с другими людьми. Хотя их речь сохранна, они практически всегда молчат, но, в отличие от немых, они даже не пытаются объясняться при помощи мимики и жестов. Также аутичные дети не могут воспроизвести действия других людей.

Для того, чтобы продемонстрировать нарушение функций зеркальных нейронов у детей с аутизмом, Рамачандран воспользовался электроэнцефалографией. Ещё в 1952 году был обнаружен ритм мозга на частоте 7–11 Гц, волны которого были похожи на греческую букву «мю». Главной особенностью этого ритма, который так и назвали «мю-ритм», было то, что он исчезал каждый раз, когда человек совершал любое произвольное движение. Позже было показано, что этот ритм исчезает и в том случае, когда, испытуемый наблюдает, как то же самое действие совершает другой человек.

Рамачандран предположил, что реакцию подавления мю-волн можно использовать в качестве простого, надежного и безопасного инструмента для изучения активности зеркальных нейронов. Оказалось, что у аутичных детей, как и у здоровых, мю-ритм блокируется, когда они совершают произвольные движения. Однако в том случае, когда аутичный ребёнок наблюдал за выполнением того же движения другим человеком, подавления мю-волн не происходило. На основании этого Рамачандран заключил, что система моторных командных нейронов у аутичного ребенка оставалась целой и невредимой, но функции его системы зеркальных нейронов были нарушены.

Беда человека, страдающего аутизмом, в том и состоит, что, наблюдая за зевающим, он не хочет зевнуть сам. Различия в активности зеркальных нейронов ребенка при выполнении какого-либо действия и при наблюдении за выполнением этого действия другими позволит диагностировать это тяжелое заболевание на самой ранней стадии.

Если гипотеза Рамачандрана действительно верна, то при помощи простой регистрации мю-ритма можно будет диагностировать аутизм на самых ранних стадиях. Тем самым, возможно, удастся помочь таким детям, начав терапию этой болезни ещё до того, как проявятся её основные симптомы.

Система управления зеркалом

Очевидно, что у зеркальных нейронов, так же, как и у остальных функциональных систем мозга, должна быть своя система управления. При активации зеркальных нейронов именно эта система должна отличать собственные движения от чужих, свою речь от чужой, свои эмоции и чувства от эмоций и чувств других людей. Также эта система должна тормозить слишком сильное или нежелательное отражение. Например, если кто-то зевает, то мы, заметив это, как правило, тоже зеваем, но в случае, если это происходит в месте, где зевать крайне не желательно (например, на собрании или в гостях за столом), мы можем сдержать это своё желание.

А что произойдёт, если эта система нарушится? Что будет, если мы перестанем контролировать работу зеркальных нейронов? И хотя существование системы контроля зеркальных нейронов пока ещё окончательно не доказано, и она является исключительно предположением, но давайте ради интереса всё-таки рассмотрим этот вопрос.

В случае какого-либо дефекта этой системы мы, вероятно, потеряем возможность тормозить зеркальные нейроны и не поддаваться их сигналам, а как результат мы начнём постоянно имитировать других людей. Если кто-то рядом с нами выполнит какое-то движение, то мы начнём повторять его; если кто-нибудь начнёт говорить, то мы начнём вслух повторять за ним его же слова, не обращая внимания на то, что это выглядит довольно глупо. В психиатрической практике эти симптомы давно известны и носят названия, соответственно, эхопраксия (echopraxia) и эхолалия (echopraxia). Причём эти симптомы, как правило, характерны для такого заболевания, как шизофрения.

В настоящее время считается, что шизофрения возникает из-за нарушения работы префронтальной коры. И действительно, при поражении этой области мозга наблюдаются многие симптомы, характерные для шизофрении — бездеятельность, эмоциональная тупость и регресс поведения. Однако для шизофрении характерны и так называемые «продуктивные симптомы», а именно бред и галлюцинации, которые одним лишь нарушением префронтальной коры объяснить невозможно. Если мы предположим, что причиной шизофрении является нарушение пока гипотетической системы, управляющей зеркальными нейронами, то многие симптомы этой болезни получают своё объяснение.

Так, при шизофрении часто наблюдаются слуховые галлюцинации — больной слышит различные голоса. Они могут вслух повторять его мысли, могут комментировать все его действия, а могут спорить друг с другом. Очевидно, что в данном случае происходит ошибка в интерпретации работы зеркальных нейронов и человек воспринимает свою собственную внутреннюю речь как речь чужую, внешнюю. Понятно, что если постоянно слышишь голоса, которые повторяют твои мысли, то рано или поздно разовьётся бред преследования, характерный для шизофрении. Больному начнёт казаться, что кто-то постоянно читает его мысли.


Поле 44 (выделено на модели мозга человека красным) активизируется и при выполнении действия, и при наблюдении за выполнением его другими. В последнем случае возбуждение в поле особенно высоко, если наблюдаемое действие совпадает с собственными намерениями наблюдателя.

Мало того, ситуация начнёт усугубляться тем, что любые обрывки чужой речи, которые попали в сферу сознания больного, из-за того, что не работает система управления зеркальными нейронами, начинают восприниматься как собственная внутренняя речь. Соответственно, человеку начинает казаться, что некоторые таинственные силы влияют на его мысли. Вот несколько типичных высказываний таких шизофреников: «Я думала о моей матери, но внезапно мои мысли были удалены из моего сознания при помощи френологического вакуум-экстрактора, в моём сознании ничего не осталось» или «Он использовал моё сознание как экран и послал в него свои мысли, как вы рисуете картину».

Аналогичная ситуация происходит с движениями и эмоциональными реакциями. Классический шизофренический бред внедрения эмоций и навязчивых движений («Это не мне плохо, просто они внедряют ощущение несчастья в мой мозг. Они заставляют меня смеяться без причины», «Это приходит ко мне из отдела рентгеновских лучей и не имеет ко мне никакого отношения, этого хотят они, поэтому я беру бутылку и пью из неё», «Это моя рука и её кисть двигаются, мои пальцы берут ручку, но я не управляю ими. То, что они делают, не имеет ко мне никакого отношения» и т.п.) также можно объяснить дефектом системы управления зеркальными нейронами. В частности, эта система недостаточно тормозит слишком сильное отражение в зеркальных нейронах, находящихся в премоторной и поясной коре, что и приводит к тому, что стоит больному только вообразить или заметить какие-либо действия или эмоции, как он сразу это всё выполняет, как ему кажется, против своей воли…

Впрочем, предположение о причастности зеркальных нейронов к развитию шизофрении потребует, конечно, дополнительной проверки. Однако если оно окажется верным, то, возможно, в скором времени появятся простые методы диагностики и лечения этой исключительно человеческой болезни.

Что же дальше?

Если действительно допустить, что благодаря развитию «зеркальных» нейронов обезьяна научилась понимать других обезьян, смогла с ними общаться, овладела речью и за счёт этого обрела сознание и назвала себя человеком, то возникает вопрос, что же дальше? Различные исследования свидетельствуют, что некоторые гены, влияющие на развитие мозга, продолжают эволюционировать до сих пор. Если предположить, что «зеркальные» нейроны продолжат свою эволюцию, то к чему это приведёт? Сказать наверняка, конечно, нельзя, но вероятно благодаря развитию таких нейронов люди далёкого будущего будут настолько хорошо уметь различать и интерпретировать мельчайшие движения, интонации и мимику других людей, что современному человеку они покажутся настоящими телепатами, а мы им — примитивными обезьянами…

В любом случае, нам остаётся лишь подождать, чтобы узнать, какие ещё открытия преподнесут эти маленькие зеркальные нервные клеточки…



Танец зеркальных нейронов

Неожиданное открытие удалось сделать знаменитому профессору Пармского университета Джакомо Ризолатти. 26 июня 2006 года в Санкт-Петербургском государственном Университете на торжественной церемонии вручения мантии Почетного доктора. О своем открытии зеркальных нейронов и многом другом ученый побеседовал с «Экспертом».

- Профессор Риззолатти, чем зеркальные нейроны так отличаются от других клеток мозга? В чем их уникальность?

Джакомо Риззолатти: Зеркальные нейроны — клетки головного мозга, которые активизируются не только когда вы сами выполняете то или иное действие, но и когда вы видите или слышите, как это действие совершается другими. В 1990?х годах мы обнаружили их у обезьян, но открытие было настолько неожиданным, что нам потребовалось несколько лет, чтобы самим в него поверить. Изначально мы исследовали, что происходит в мозге обезьяны, когда она манипулирует предметами. В нашей лаборатории мы изучаем этих животных скорее как этологи, специалисты по поведению. У нас всего две обезьяны, они живут у нас много лет, выполняя разнообразные действия. У обезьян очень широкий репертуар. В Америке на этих животных смотрят как на роботов. Там обезьяна всю жизнь нажимает на одну кнопку. Это позволяет американцам точнее контролировать эксперимент, но при этом теряется масса ценной информации. Я считаю, что свое открытие нам удалось сделать во многом благодаря чуть старомодному этологическому подходу. В нашем эксперименте мы помещали пищу в коробку, откуда обезьяна должна была доставать ее при помощи специальных инструментов. И вот однажды, когда кто-то из нас случайно стал проделывать ту же процедуру, обезьяна на это отреагировала. Хотя сама она не шевельнулась, клетки ее моторной коры пришли в возбужденное состояние. Сначала мы думали, что это какая-то ошибка. А потом предположили, что есть такие странные нейроны, которые активизируются и когда обезьяна самостоятельно выполняет действие, и когда она наблюдает за тем, как это действие выполняет кто-то другой. В 1996 году мы опубликовали большую статью, которую в научном мире сразу хорошо восприняли. Правда, нам повезло: похожие опыты очень скоро начали ставить на человеке. Это был период, когда уже появилась дорогая аппаратура, позволяющая довольно легко рассмотреть, какие зоны мозга активируются во время работы. Такие опыты уже проводились в Америке, Англии — начался настоящий бум, это стало модно.

- Зачем нужны зеркальные нейроны?

Джакомо Риззолатти: Когда мы обнаружили эти нейроны у обезьян, напрашивался вывод, что они служат для имитации. Но имитация — это очень сложная когнитивная процедура. Большинство этологов сходятся на том, что обезьяны на нее не способны. У людей эти нейроны, безусловно, отвечают и за имитацию, но, на мой взгляд, это уже добавочная, а не изначальная эволюционная функция. Наша идея с самого начала состояла в том, что зеркальные нейроны служат для понимания действий других. Мы можем понимать действия двумя разными способами. Например, давайте представим, как кто-то берет со стола чашку кофе. В первом случае мы могли бы описать происходящее с помощью определенной интеллектуальной процедуры: у нас есть чашка и рука, которая производит хватательное движение. Из этого можно вывести некий смысл — человек берет чашку кофе. Во втором случае цель действия воспринимается нашей моторной системой мгновенно. Картинка как бы отражается нейронами моей моторной коры, заставляя меня прочувствовать наблюдаемую операцию, как бы выполнить ее лично. Мы считаем, что это и есть первоначальный, основной способ, каким мы воспринимаем чье-то действие, — восприятие посредством чувства, а не размышления.

— В чем отличие систем зеркальных нейронов у обезьян и у человека?

Джакомо Риззолатти: У обезьян восприятие очень конкретно, оно привязано к предметам. Они реагируют, когда что-то можно схватить или поймать. У людей системы зеркальных нейронов гораздо более гибкие и «умные». Например, если обезьяне показать, как человек берет со стола апельсин, она без проблем поймет, что происходит. Но если после этого тот же человек будет жестами изображать, что он берет апельсин (хотя никакого апельсина на столе нет), обезьяна не сообразит, что к чему. Имитация действия для нее ничего не значит. Имитация — это основа всей нашей культуры. Почему у людей есть культура, а у обезьян нет? Потому что обезьяны не умеют имитировать Между тем имитация лежит в основе множества социальных функций. Если я могу сделать то же, что и ты, то я могу и почувствовать то же самое. На этом построено, например, восприятие нами эмоций других людей. Когда вы идете в кино и смотрите грустный фильм, ваши зеркальные нейроны заставляют вас сопереживать герою. Если он испытывает боль, больно станет и вам. Еще острее подобные ощущения в личном общении, особенно с теми, кого мы любим.

— Открытие зеркальных нейронов — концептуальный вклад в антропологию, поскольку уточняет целый ряд представлений о человеке, не так ли?

Джакомо Риззолатти: Изменения здесь скорее идеологические. Часто можно слышать, что человек — существо эгоистическое. Даже если он иногда ведет себя альтруистично, скажем, бескорыстно кому-то помогает, это делается с расчетом впоследствии получить такую же помощь — так говорят, например, радикально настроенные экономисты. Однако наше понимание зеркальных нейронов, напротив, указывает на естественность эмпатии и сопереживания. Если у кого-то неприятности, вам это тоже неприятно, если кто-то счастлив — вы довольны. Когда ребенок плачет, маме его жалко, когда радуется мама, доволен и ребенок — это очень важно, особенно в первые месяцы после рождения. Подобное поведение естественно для нас, мы вовсе не такие эгоисты. Конечно, многое зависит от той культуры, в которой вы воспитывались, но есть некое природное начало, объединяющее нас всех. Человек — это социальное животное, как говорил еще Аристотель. Мы вольны действовать по своему усмотрению, но у нас есть биологическая природа, которая в социальном смысле нам очень помогает. Само наше выживание зависит от того, насколько хорошо мы понимаем действия, намерения и эмоции окружающих. Мы пытаемся быть в хороших отношениях с другими, это естественно и приятно для нас. Интересно, что сопереживание гораздо заметнее на примере негативных эмоций. Если кто-то плачет, вам хочется ему помочь. Если кто-то смеется, значит у него все хорошо. Чего тут особенно сопереживать?

— Имитация давно используется в практической психологии. Известно, что при доверительном общении люди довольно быстро начинают копировать жесты, мимику, интонации друг друга. Практики нейролингвистического программирования (НЛП), например, сознательно применяют эти приемы для достижения эффективного контакта. Механизмы общения в этом случае объясняются действием зеркальных нейронов?

Джакомо Риззолатти: Да, похоже на то. — Насколько связаны техники имитации и визуализации? Например, прославленный футбольный тренер Свен Горан Ериксон в свое время написал книгу о том, как с помощью визуализации можно значительно улучшить игру каждого футболиста. — Спортивные тренеры раньше других поняли, что отчетливо представлять и делать — это почти одно и то же. То есть если вы играете в теннис, то можете значительно улучшить свои движения, просто включив в тренировки технику визуализации. Есть данные, что визуализация поднятия тяжестей способна увеличить даже мышечную силу. Похоже, здесь действуют те же самые системы нейронов, которые активируются, когда вы наблюдаете за другими людьми. Почему, например, молодым футболистам полезно ходить на матчи профессиональных команд? При наблюдении за тем, как другие совершают действия, опыт которых есть у вас самих, активизация нейронов значительно возрастает. Сейчас мы думаем, а нельзя ли использовать эти приемы для посттравматической реабилитации? Например, спортсмены, которым временно противопоказаны физические нагрузки, смогли бы тренироваться, мысленно разрабатывая ту или иную мышцу. Когда человек думает, как выполнить движение, его моторная кора активизируется, как если бы он и в самом деле двигался. Это можно легко продемонстрировать с помощью соответствующей аппаратуры.

— Многие специалисты говорят, что понимание работы зеркальных нейронов поможет разобраться в природе аутизма, а со временем даже найти средство от этой болезни.

Джакомо Риззолатти: В последнее время мы много об этом думаем. По сути, при этой болезни человек перестает понимать, что делают другие. Например, ребенок видит, что вы выполняете различные действия, но не понимает, почему вы это делаете. Ему становится страшно, он замыкается в себе, ему не хочется общаться с другими детьми. Мы думаем, что это происходит из-за неразвитости систем зеркальных нейронов. Зеркальные нейроны позволяют нам понимать действия других людей и даже «читать их намерения» в зависимости от контекста Дело в том, что у здорового человека различные моторные акты связаны друг с другом. Если моя цель — выпить воды, то в тот момент, когда я беру со стола стакан, мое горло уже готовится сделать глоток. Много лет назад российский ученый Александр Лурия очень точно назвал согласованность действий кинетической мелодией. В зависимости от цели действия нейроны мозга заранее выстраиваются в разнообразные цепочки. Именно поэтому наши движения такие красивые и плавные. А движения робота, наоборот, резкие и отрывистые — инженеру очень сложно добиться подобной согласованности. Именно на этом основана наша способность предугадывать действия других, «читать намерения» окружающих людей в зависимости от контекста. Лурия говорил, что при повреждении определенной части коры человек может потерять вот эту мелодику движения. Если моторная мелодия нарушена, нет понимания, потому что нет отражения. Например, у аутистов мышцы рта никак не реагируют, пока чашка не окажется совсем близко. Есть обширная литература о том, что у этих детей наблюдаются поражения мозжечка и других частей моторной коры. Специалисты никак не могли этого понять. Вроде бы психологическая проблема, при чем здесь моторика? Открытие зеркальных нейронов, похоже, проливает свет на эту загадку.

— Процессы имитации и понимания нами намерений других людей, по сути, создают биологические предпосылки для развития культуры?

Джакомо Риззолатти: Да, это так. Зеркальные нейроны — это система, которая резонирует, когда вы видите, как кто-то делает то, что умеете вы. На этом построены все процессы имитации, копирования и, как следствие, обучения. Вы смотрите, как человек выполняет определенное действие, и пытаетесь его повторить. Это основа всей нашей культуры. Почему у людей есть культура, а у обезьян нет? Потому что обезьяны не умеют имитировать. Когда вы идете в школу, вы повторяете то, что делает преподаватель. То же самое происходит в университете. Так передаются знания и опыт. Часто можно слышать, что имитировать не нужно, нужно быть оригинальным. Это глупость. Какой-то оригинальности можно достичь лишь на основе общего культурного фундамента. Все самобытные художники, прежде чем создать что-то свое, у кого-то учились. Если вы посмотрите на ранние картины Пикассо, то увидите, что они достаточно традиционны. А потом, если вы что-то придумаете, это будет так же скопировано другими и таким образом станет частью общей человеческой культуры.


Источник: vokrugsveta.ru

К публикациям по теме "ФИЛОСОФИЯ и ПСИХОЛОГИЯ"

 


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека