Проклятие Тамерлана

2008



Злой дух войны вырвался на свободу

Рано утром 19 июня 1941 года советские археологи вскрывают в Самарканде в древнем мавзолее Гур-Эмир гробницу Тамерлана - жестокого завоевателя. Через двое суток немцы нападают на СССР. Это можно трактовать, как мистическое совпадение. Потом обнаружились другие. Из них и была соткана жуткая по масштабам легенда о проклятии Тамерлана. В свое время о ней узнали Жуков и даже Сталин. И похоже, что отнеслись серьезно.

Легенда гласит, что в гробнице завоевателя был заточен злой дух войны, освобождение которого и навлекло на страну невероятные бедствия. Поэтому нельзя было тревожить захоронение.

Но откуда взялась легенда? Знал ли кто о ней до начала Великой Отечественной войны? Приоткрыл завесу тайны человек, которого до начала нашего расследования считали единственным оставшимся в живых свидетелем тех исторических событий. Это Малик Каюмов - в то время оператор Ташкентской киностудии, прикомандированный к экспедиции. Сейчас Малику Каюмовичу 92 года.

Членов экспедиции тщательно охраняли

- В начале мая 1941 года директор киностудии сообщил, что партия доверила мне заснять для истории весь процесс вскрытия гробниц в Самарканде, - рассказывает Малик Каюмов.

- Почему выбрали вас?

- В 1939 году я сделал фильм о строительстве Большого Ферганского канала, за который в Москве мне дали «Знак Почета». Так в 29 лет я стал известным человеком в республике.

- Партийное задание не испугало?

- Были сомнения, ведь к гробнице Тимуридов у узбеков отношение особое. Сам видел, как люди входят в мавзолей, лишь сняв обувь, хотя никто за этим специально не следил. Молятся, читают Коран и, выходя, никогда не поворачиваются к гробницам спиной. Да и мать, верующая женщина, снявшая паранджу лишь в 1935 году, умоляла отказаться. Мол, вскрывать гробницу - величайший грех. Но я согласился, хотелось оправдать «доверие»...

- В общем, - продолжает Малик Каюмович, - уже 15 мая я отправился в Самарканд - осмотреть «декорации».

- Как отнеслись к «гостям» местные жители?

- Поначалу у Гур-Эмира ежедневно собирались до тысячи человек. Но никто особенно не протестовал. Тем не менее всех членов экспедиции поселили на охраняемой правительственной даче. И лишь мы, сотрудники киногруппы, жили в гостинице «Самарканд».

- Ученые объяснили, зачем понадобилось раскапывать древние захоронения?

- Я не спрашивал. Уверен был, что так надо для науки...

Сталин велел начать не позднее мая

По официальной версии, видные советские ученые - археологи, историки, антропологи - приступили к раскопкам мавзолея Гур-Эмир в рамках празднования 500-летия узбекского поэта Алишера Навои. Предлог был такой: в гробницах Тамерлана и его внука - покровителя ученых Улугбека - якобы лежат неизвестные рукописи поэта. И это странно.

Алишер Навои родился в 1441 году. Тимур - он же Тамерлан - умер за 36 лет до этого великого события, в 1405 году. Улугбек скончался в 1449-м, когда Навои исполнилось всего восемь лет. Иными словами, версия о неизвестных стихах Навои выглядит весьма неубедительно.

И вряд ли поиски литературного наследия пробудили интерес к самаркандской экспедиции лично самого Иосифа Виссарионовича. На документах об организации вскрытия саркофага Тимура, подготовленных специалистами Ленинградского государственного Эрмитажа, рукой вождя написано: «Работы по вскрытию гробницы Тимура в Самарканде начать не позднее мая. И. Сталин».

Почему не позднее? Зачем вождь торопил ученых? Хотел убедиться, действительно ли там лежит Тимур?

Узнать правду можно было, лишь изучив скелет. Известно, что Тимур был сухорук и хромал на правую ногу. Опытный анатом мог определить это по костям. К тому же заодно можно было воссоздать портрет «героя», изображений которого не сохранилось. Известный скульптор Михаил Герасимов, участвовавший во вскрытии мавзолея, позднее написал, что это и было одной из целей экспедиции. Но не самой главной.

Охота за сокровищами и «оружием богов»

В Гур-Эмире могли храниться драгоценности, награбленные в дальних походах. И эти ценности пригодились бы трудовому народу. «Алчной» версии придерживается, например, писатель и историк Игорь Бунич: «Поставленная Сталиным задача концентрации золота, платины и драгоценных камней в руках государства продолжала энергично выполняться. Если в самой России и на Украине к середине 30-х годов были уже перепаханы все кладбища и вскрыты практически все могилы в надежде найти золотые часы или вставную челюсть, то на территории Средней Азии подобные мероприятия еще не проводились».

Имеет право на существование и совсем уж мистическая версия. В 20 - 30-е годы прошлого столетия советских ученых нередко сильно «заносило». С благословения партии и правительства они ставили эксперименты по скрещиванию человека с обезьяной, искали Гиперборею и загадочное «оружие богов», магические знания в Шамбале и останки инопланетян в месте падения Тунгусского метеорита.

В 1922 году, к примеру, экспедиция, возглавляемая неким Александром Барченко, по заданию Института мозга пыталась разобраться в странной эпидемии: якобы местные саамы - лопари - внезапно впадали в транс чуть ли не целыми деревнями. Говорят, что этими событиями очень интересовался Дзержинский с целью создания психотропного оружия. А еще через три года нарком иностранных дел Георгий Чичерин с подачи того же Барченко подал в ЦК ВКП(б) записку о необходимости поисков на Кольском полуострове артефактов, принадлежащих древним высокоразвитым цивилизациям. В записке упоминалось о заброшенных пирамидах и некоем лучевом оружии.

В этот ряд легко укладывается идея известного археолога Михаила Массона. В 1929 году он подал в Совет народных комиссаров УзССР записку, в которой предлагал организовать вскрытие могилы Тамерлана. К записке прилагал отчет самаркандского инженера М. Ф. Мауэра: «Магнитные наблюдения 1925 года над могилой Тимура подтвердили наличие в ней большого парамагнитного стального тела и других металлических предметов». Не золотых и серебряных украшений, а нечто вроде полых объектов... Чем не повод для вскрытия? Тем более что в Самарканде всегда ходили слухи о таинственном свечении, порой возникающем над гробницей.

Мечта Михаила Массона сбылась через 12 лет. Правда, лишь отчасти.

Странная болезнь начальника экспедиции

Рассказывает Вадим МАССОН, главный научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН, сын археолога Михаила Массона:

- Для экспедиции в Гур-Эмире была организована правительственная комиссия, в состав которой вошли зам. председателя СНК УзССР Т. Н. Кара-Ниязов, узбекский писатель Садреддин Айни, ученый-востоковед А. А. Семенов и скульптор-антрополог М. М. Герасимов. С ними приехала группа студентов, молодых ученых и реставраторов. Ходили слухи о сотрудниках НКВД, участвующих в экспедиции, но мне, одиннадцатилетнему пацану, конечно, никто об этом не докладывал.

Первоначально вскрытием должен был руководить мой отец, но внезапно он заболел паратифом - сальмонеллезом - и вынужден был вернуться домой в Ташкент с высокой температурой. Это было странно, поскольку отец болел крайне редко. Раскопки возглавил Кара-Ниязов, типичный партийный функционер.

- Металлические объекты нашли?

- По официальной версии, нет, - отвечает Вадим Михайлович. - Но мой отец почему-то вдруг перестал интересоваться Гур-Эмиром и не любил рассказывать об изысканиях, которыми там ранее занимался. А после его смерти выяснилось, что все свои материалы он сдал в архив при правительстве УзССР, откуда получить их не удалось даже мне, его сыну и историку.

90 пудов нефрита

Однако вернемся к свидетельствам Малика Каюмова.

- Пятого июня, - вспоминает он, - вскрыли гробницу Шахруха, который умер своей смертью и был похоронен в саване по мусульманским обычаям. 17 июня подняли могилу Улугбека - внука Тимура. Известно, что исламские фанатики и отрубили ему голову. Череп и в самом деле был отделен от скелета. На следующий день начали вскрывать могилу самого Тимура. Пришлось повозиться - сверху лежало 90-пудовое надгробие из нефрита. Поднимали его с помощью домкратов. Под ним оказалась мраморная плита. Под ней - еще одна. Потом еще...

Явление трех старцев

Малик Каюмов отпивает чай из пиалы и надолго задумывается.

- Не очень приятно это говорить, но... снимать кинохронику с учеными очень тяжело. Образно говоря, найдут блоху и два часа в лупу ее разглядывают. В общем, пока они изучали эти плиты, я поднимался наверх попить чаю.

- В чайхане, - продолжает Каюмов, - ко мне подошли три старика - самые обычные с виду, в халатах и тюбетейках.

- Сынок, - говорят, - Тимура еще не трогали? Не надо его трогать - война начнется. Это в книге написано.

- В какой книге? - спросил я.

Старики протянули рукописную книгу - тяжелую, в кожаном переплете. Открыта она была примерно в середине прямо на фразе: "Нельзя трогать прах великого Тимура". А дальше были начертаны предупреждения о духе войны и о том, что его нельзя выпускать из гробницы.

Я побежал в мавзолей и рассказал о стариках ученым. Айни, Кара-Ниязов и Семенов поднялись, долго пили с ними чай, спорили. Наконец Садреддин Айни бросил фразу типа: "Что за бред вы несете?" И старики, обидевшись, ушли. А мы вернулись в мавзолей.

ТИМУР, Тамерлан, Тимурленг («Тимур-хромец») (1336, с. Ходжа-Ильгар,— 18.2.1405, Отрар; похоронен в Самарканде), среднеазиатский государственный деятель, полководец, эмир. Сын бека Тарагая из тюркизированного монг. племени барлас.

В 1361 поступил на службу к хану Тоглуг-Тимуру, был советником его сына Ильяса Ходжи и правителем Кашкадарьинского вилайета. Но вскоре, попав в опалу, бежал с отрядом за Амударью. Заключив союз с правителем Балха и Самарканда эмиром Хусейном, Т. начал борьбу против Тоглуг-Тимура и его сына. Затем развернулась борьба за власть между Т. и Хусейном, к-рая закончилась в 1370 победой Т. Он стал эмиром и единолично управлял Мавераннахром (областью между Амударьёй и Сырдарьёй) от имени потомков Чингисхана, опираясь на поддержку кочевой знати, оседлых феодалов и особенно мусульманского духовенства. В 1370—80 совершил 9 походов по Туркестану, добиваясь консолидации земель вокруг Самарканда, ставшего столицей гос-ва Т.; в 1388 окончательно овладел Хорезмом, разрушив его столицу Ургенч.

В результате 3 походов (1389, 1391, 1394—95) разгромил Золотую Орду и разграбил её столицу Сарай-Верке. Объединение Ср. Азии в 80—90-х гг. 14 в. Т. сочетал с грабительскими походами в Иран, Закавказье и др. тер., отличавшимися необычайной жестокостью по отношению к населению. В 1398 вторгся в Индию и захватил Дели. Война Т. с тур. султаном Баязидом I закончилась поражением и пленением султана в битве при Анкаре (1402). К концу правления Т. его гос-во включало Мавераннахр, Хорезм, Хорасан, Закавказье, Иран, Пенджаб и представляло собой совокупность феод, владений, искусственно объединённых посредством сильной воен. власти.

Войско Т. по своей организац. структуре продолжало традиции Чингисхана и было построено по десятичной системе. После смерти Т. начался распад его державы. Она прекратила своё существование в нач. 16 в.
Советская военная энциклопедия

И в гробнице погас свет

Мраморных плит на могиле Тамерлана оказалось три. Подняли их только 19 июня. Из-под плит показался массивный деревянный гроб, покрытый немного истлевшей парчой.

- Едва приподняли крышку, - вспоминает кинооператор, - в воздухе запахло чем-то дурманящим. А другие вскрытые гробницы вообще никакого запаха не имели. Мне стало как-то не по себе. И тут внезапно погас свет. За предыдущие три недели раскопок такого ни разу не было.

По словам Каюмова, свет потом столь же внезапно загорелся, как и пропал, только через три часа. Причем экспедиционный электрик так и не понял, в чем было дело.

Пока проверяли электростанцию, ученые вспомнили рассказы Массона о необычных явлениях в Гур-Эмире и послали за ним в гостиницу. Но, оказалось, что он к тому времени уже уехал в Ташкент. До начала Великой Отечественной войны оставалось ровно 48 часов...

Малика Каюмова определили кинооператором на Калининский фронт. Весной 42-го года он встретился с довоенным знакомым, генерал-лейтенантом Порфирием Чанчибадзе, и рассказал ему о предсказании стариков. А тот, в свою очередь, передал рассказ Жукову.

- А осенью того же года, - вспоминает кинооператор, - к нам на фронт приехал Георгий Жуков. Оказалось, что про меня ему рассказал Чанчибадзе. И через несколько дней Жуков пригласил меня к себе в землянку, где очень подробно расспрашивал о тех событиях. Спросил, где сейчас хранится череп Тимура. Я сказал, что его Герасимов увез.

Жуков задумался. А я, набравшись смелости, заметил: "Георгий Константинович, вот бы товарищу Сталину рассказать".

Но генерал уже вставал из-за стола: "Спасибо, ты свободен".

Больше я никогда с ним не встречался, и никто меня об этой истории не расспрашивал.

Неизвестно, насколько сильно подействовала легенда на высшее руководство страны, но согласно официальным документам черепа Тимуридов вернули в Самарканд и перезахоронили 20 декабря 1942 года. Кто-то сможет усмотреть и в этом мистику: не прошло и двух месяцев, как наши войска одержали победу в Сталинградской битве, которая, как пишут в учебниках истории, переломила весь ход войны.

Есть второй свидетель!

Подозреваем, что именно Малик Каюмов стал "неофициальным" автором легенды о проклятии Тамерлана. Позднее он привел ее, правда, в сильно урезанном виде, в своей автобиографичной книге, выпущенной в середине восьмидесятых годов прошлого века. Единственное, в чем себя клял, когда мы беседовали, так это в том, что не догадался заснять на кинопленку саму книгу и тех трех стариков, давших страшное предсказание.

Но кто еще может подтвердить версию, что так действительно все и было? Такой человек нашелся. Это Камал Садреддинович Айни, сын члена правительственной комиссии по вскрытию гробницы Тамерлана писателя Садреддина Айни.

- В 1941 году я был 13-летним подростком, - рассказал мне Камал. - Мы жили в Самарканде, и отец брал меня на раскопки. А я вел дневник, где описывал те события.

Камал Айни со своим отцом. Как раз в те годы парень вел дневник о вскрытии гробницы. И своими глазами видел "загадочную" книгу с предсказаниями о войне.

Не самая старая книга

"Когда все вышли из склепа, - записал в дневнике Камал, - я увидел трех старцев, разговаривавших с отцом, с Семеновым и Кара-Ниязовым. Один из старцев держал в руке какую-то старинную книгу. Он раскрыл ее и сказал: "Вот эта книга старописьменная. В ней сказано, что, кто тронет могилу Тамерлана, всех настигнет несчастье, война". Тут старцы воскликнули: "О, Аллах, сохрани нас от бед!"

Отец взял эту книгу, надел очки, внимательно осмотрел ее и обратился к старцу:

- Уважаемый, вы верите в эту книгу?

- Как же, она ведь начинается именем Аллаха!

- А что за книга, вы знаете?

- Важная мусульманская книга, начинающаяся именем Аллаха и оберегающая народ от бедствий.

На это мой отец ответил: "Эта книга, написанная на фарси, всего-навсего "Джунгнома" - книга о битвах и поединках, сборник рассказов об исторических и полумифических героях. И эта книга составлена в конце XIX в. А те слова, что вы говорите о могиле Тамерлана, написаны на полях книги другой рукой, в главе, где описываются времена Тамерлана. И слова о его могиле - традиционные изречения, которые имеются и в отношении захоронений Исмаила Сомони, и Ходжа Ахрара, и Хазрати Богоутдина, и других известных людей. Чтобы уберечь захоронения от искателей легкой наживы. Но ради научных целей вскрывать древние могилы можно. Вот ваша книга, изучайте ее и думайте головой".

- После, - рассказывает Камал Айни, - книга перешла в руки Кара-Ниязова. Он внимательно просмотрел ее и в знак согласия одобрительно кивнул. А потом книгу взял Каюмов, которого все называли "суратгир" - фотограф, и я увидел, что он перелистывает страницы, как в европейских книгах. А ведь "Джунгнома" была написана на фарси, и читать ее следовало с противоположной стороны. Из этого я сделал вывод, что он не вполне владеет языком, на котором мой отец беседовал со стариками, и поэтому не мог хорошо понимать, о чем они говорили.

Случайное совпадение

Итак, два свидетеля подтвердили, что к археологам действительно приходили три старца с книгой и предупреждали. Вот только книга оказалась далеко не древней и не священной. А то, что началась война, просто трагическое совпадение - одно из тех миллионов, которые питали мистику во все времена. И тем не менее во всей этой истории еще хватает загадок. И вопросов. Например, куда делись "металлические объекты"? На них указывали магнитные аномалии, зафиксированные инженером Мауэром еще в 1926 году. Он ошибся? Или до металла просто не добрались, и он до сих пор лежит глубже - под мавзолеем. Но кто сегодня рискнет взять грех на душу и еще раз потревожить гробницу?

Другой вопрос: возили ли останки Тимура самолетом над линией фронта?

Вряд ли, считает писатель, доктор исторических наук Геннадий Исаков. И ссылается на события многовековой давности, тоже связанные с Тамерланом.

Восьмого сентября отмечается православный праздник - Сретение Владимирской иконы Божией Матери. Согласно летописям в начале осени 1395 года москвичи узнали, что на Русь движутся полчища Тамерлана. И чтобы спасти город, великий князь Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского, приказал перенести в белокаменную чудотворную икону Божией Матери, хранящуюся во Владимире. Которая, по преданию, была написана еще сподвижником Христа, евангелистом Лукой. И в день, когда икону привезли в Москву, 8 сентября по новому стилю, Тамерлану якобы во сне явилась грозная Богоматерь в окружении огненных воинов и повелела отвести войска от Руси.

И зачем, спрашивается, везти на фронт кости захватчика? Логичнее поскорее избавиться от них. Что в итоге и было сделано.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Тамерлан (1336 - 1405)

Полководец, эмир с 1370г.. Создатель государства со столицей в Самарканде. Разгромил Золотую Орду. Совершал завоевательные походы в Иран, Закавказье, Индию, М. Азию и др., сопровождавшиеся разорением многих городов, уничтожением и уводом в плен населения.

Основатель династии Тимуридов, правившей в Ср. Азии в 1370-1507 годах.

Тимур родился в г. Кеше (в Бухарском ханстве) или его окрестностях; происходил из отуреченного монгольского племени Барулас. Во время малолетства Тимура произошло распадение джагатайского государства в Средней Азии. В Мавераннехре с 1346 г. власть принадлежала тюркским эмирам, и возводившиеся императором на престол ханы правили только номинально. Монгольские эмиры в 1348 г. возвели на престол Туклук-Тимура, который стал править в Восточном Туркестане, Кульджинском крае и Семиречье. Первым главой тюркских эмиров был Казаган (1346 - 58).

Тимур первоначально был главой шайки разбойников, образовавшейся в смутное время. С ней он вступил на службу к владетелю Кеша Хаджи, главе племени Барулас. В 1360 г. Мавераннехр был завоеван Туклук-Тимуром; Хаджи бежал в Хорасан, где был убит; Тимур был утвержден владетелем Кеша и одним из помощников монгольского царевича Ильяс-ходжи (сына хана), назначенного правителем Мавераннехра. Тимур скоро отделился от монголов и перешел на сторону их врага Гусейна (внука Казагана); некоторое время они с небольшим отрядом вели жизнь искателей приключений; во время одной стычки в Сеистане Тимур лишился двух пальцев на правой руке и был тяжело ранен в правую ногу, отчего стал хромым (прозвание "хромой Тимур" - Аксак-Тимур по-тюркски, Тимур-лонг по-персидски, отсюда Тамерлан).

В 1364 г. монголы были вынуждены очистить страну; правителем Мавераннехра сделался Гусейн; Тимур вернулся в Кеш. В 1366 г. Тимур восстал против Гусейна, в 1368 г. помирился с ним и снова получил Кеш, в 1369 г., снова произвел восстание. В марте 1370 г. Гусейн был взят в плен и убит в присутствии Тимура, хотя и без прямого его приказания. 10 апреля 1370 г. Тимур принял присягу от всех военачальников Мавераннехра. Подобно своим предшественникам, он не принял ханского титла и довольствовался званием "великого эмира"; ханами при нем считались потомок Чингиз-хана Суюргатмыш (1370 - 88) и его сын Махмуд (1388 - 1402).

Тимур избрал своим местопребыванием Самарканд и украсил его великолепными стройками. Первые годы своего единодержавного правления Тимур посвятил становлению порядка в стране и безопасности на ее границах (борьба с мятежными эмирами, походы на Семиречье и Восточный Туркестан). В 1379 г. был завоеван Хорезм (ныне Хивинское ханство); с 1380 г. начались походы на Персию, вызванные, по-видимому, только завоевательными стремлениями (изречение Тимура: "все пространство населенной части мира не стоит того, чтобы иметь двух царей"); впоследствии Тимур выступал также представителем идеи государственного порядка, необходимого для блага населения и невозможного при существовании целого ряда враждебных друг другу мелких владетелей. В 1381 г. был взят Герат; в 1382 г. правителем Хорасана был назначен сын Тимура, Мираншах; в 1383 г. Тимур опустошил Сеистан.

В западную часть Персии и прилегающие к ней области Тимур совершил три больших похода - так называемые "трехлетний" (с 1386 г.), "пятилетний" (с 1392 г.) и "семилетний" (с 1399 г.). В первый раз Тимур должен был вернуться обратно, вследствие нашествия на Мавераннехр золотоордынского хана Тохтамыша в союзе с семиреченскими монголами (1387). Тимур в 1388 г. прогнал врагов и наказал хорезмийцев за союз с Тохтамышем, в 1389 г. совершил опустошительный поход вглубь монгольских владений до Иртыша на север и до Большого Юлдуза на восток, в 1391 г. - поход на золотоордынские владения до Волги. Эти походы достигли своей цели, так как после них мы уже не видим нашествий степняков на Мавераннехр. Во время "пятилетнего" похода Тимур в 1392 г. завоевал прикаспийские области, в 1393 г. - западную Персию и Багдад; сын Тимура, Омар-шейх, был назначен правителем Фарса, Миран-шах - правителем Адербейджана и Закавказья.

Нашествие Тохтамыша на Закавказье вызвало поход Тимура на южную Россию (1395); Тимур разбил Тохтамыша на Тереке, преследовал его до русских пределов (где разрушил Елец), разграбил торговые города Азов и Кафу, сжег Сарай и Астрахань; но прочное завоевание страны не имелось в виду, и Кавказский хребет остался северной границей владений Тимура. В 1396 г. он вернулся в Самарканд и в 1397 г. назначил своего младшего сына Шахруха правителем Хорасана, Сеистана и Мазандерана.

В 1398 г. был предпринят поход на Индию; в декабре Тимур под стенами Дели разбил войско индийского султана (династия Тоглукидов) и без сопротивления занял город, который через несколько дней был разграблен войском, причем Тимур сделал вид, что это произошло без его согласия. В 1399 г. Тимур дошел до берегов Ганга, на обратном пути взял еще несколько городов и крепостей и вернулся в Самарканд с огромной добычей, но не расширив своих владений.

"Семилетний" поход первоначально был вызван сумасшествием Мираншаха и беспорядками во вверенной ему области. Тимур низложил своего сына и разбил вторгшихся в его владения врагов. В 1400 г. началась война с османским султаном Баязетом, захватившим город Арзинджан, где правил вассал Тимура, и с египетским султаном Фараджем, предшественник которого, Баркук, еще в 1393 г. велел убить посла Тимура. В 1400 г. Тимур взял Сивас в Малой Азии и Халеб (Алеппо) в Сирии (принадлежавшей египетскому султану), в 1401 г. - Дамаск. Баязет был разбит и взят в плен в знаменитой битве при Ангоре (1402 г.). Тимур разграбил все города Малой Азии, даже Смирну (принадлежавшую иоаннитским рыцарям). Западная часть Малой Азии в 1403 г. была возвращена сыновьям Баязета, в восточной были восстановлены низложенные Баязетом мелкие династии; в Багдаде (где Тимур восстановил свою власть в 1401 г., причем погибло до 90000 жителей) был назначен правителем сын Мираншаха, Абу-Бекр, в Адербейджане (с 1404 г.) - другой сын его, Омар.

В 1404 г. Тимур вернулся в Самарканд и тогда же предпринял поход на Китай, к которому начал готовиться еще в 1398 г.; в тот год им была построена крепость (на границе нынешней Сыр-Дарьинской области и Семиречья); теперь было построено еще другое укрепление, в 10 днях пути дальше к востоку, вероятно около Иссык-куля. Тимур собрал войско и в январе 1405 г. прибыл в г. Отрар (развалины его - недалеко от впадения Арыса в Сыр-Дарью), где заболел и умер (по словам историков - 18 февраля, по надгробному памятнику Тимура - 15-го).

Карьера Тимура во многом напоминает карьеру Чингиз-хана: оба завоевателя начали свою деятельность как предводители набранных ими лично отрядов приверженцев, которые и потом оставались главной опорой их могущества. Подобно Чингиз-хану, Тимур лично входил во все подробности организации военных сил, имел подробные сведения о силах врагов и состоянии их земель, пользовался среди своего войска безусловным авторитетом и мог вполне полагаться на своих сподвижников. Менее удачен был выбор лиц, поставленных во главе гражданского управления (многочисленные случаи наказания за лихоимство высших сановников в Самарканде, Герате, Ширазе, Тавризе). Различие между Чингиз-ханом и Тимуром определяется большим образованием последнего. Тимур не получил школьного образования и был неграмотен, но кроме своего родного (тюркского) языка говорил по-персидски и любил беседовать с учеными, в особенности слушать чтение исторических сочинений; своими познаниями в истории он привел в изумление величайшего из мусульманских историков, Ибн-Халдуна; рассказами о доблестях исторических и легендарных героев Тимур пользовался для воодушевления своих воинов. Постройки Тимура, в создании которых он принимал деятельное участие, обнаруживают в нем редкий художественный вкус. Тимур заботился преимущественно о процветании своего родного Мавераннехра и о возвышении блеска своей столицы - Самарканда, где были собраны из разных стран представители всех отраслей искусства и науки; только в последние годы им принимались меры для поднятия благосостояния других областей государства, преимущественно пограничных (в 1398 г. проведен новый оросительный канал в Афганистане, в 1401 г. - в Закавказье и т. д.).

В отношении Тимура к религии виден только политический расчет. Тимур оказывал внешний почет богословам и отшельникам, не вмешивался в управление имуществами духовенства, не допускал распространения ересей (запрещение заниматься философией и логикой), заботился о соблюдении его подданными предписаний религии (закрытие увеселительных заведений в больших торговых городах, несмотря на крупный доход, доставлявшийся ими казне), но лично не отказывал себе в запрещенных религией удовольствиях и только во время предсмертной болезни велел разбить принадлежности своих пиров. Чтобы оправдать свою жестокость религиозными мотивами, Тимур в шиитском Хорасане и в прикаспийских областях выступал поборником правоверия и истребителем еретиков, в Сирии - мстителем за обиды, нанесенные семье пророка. Устройство военного и гражданского управления определялось почти исключительно законами Чингиз-хана; впоследствии богословские авторитеты отказывались признать Тимура правоверным мусульманином, так как законы Чингиз-хана он ставил выше предписаний религии. В жестокостях Тимура, кроме холодного расчета (как у Чингиз-хана), проявляется болезненное, утонченное зверство, что, может быть, следует объяснить физическими страданиями, которые он переносил всю жизнь (после раны, полученной в Сеистане). Той же психической ненормальностью страдали сыновья (кроме Шахруха) и внуки Тимура, вследствие чего Тимур, в противоположность Чингиз-хану, не нашел в своих потомках ни надежных помощников, ни продолжателей своего дела. Оно оказалось, поэтому, еще менее долговечным, чем результат усилий монгольского завоевателя.

Официальная история Тимура была написана еще при жизни его, сначала Али-бен Джемал-ал-исламом (единственный экземпляр - в ташкентской публичной библиотеке), потом Низам-ад-дином Шами (единственный экземпляр - в британском музее). Эти сочинения были вытеснены известным трудом Шереф-ад-дина Иезди (при Шахрухе), переведенным на французский язык ) "Histoire de Timur-Bec.", П., 1722). Труд другого современника Тимура и Шахруха, Хафизи-Абру, дошел до нас только отчасти; им воспользовался автор второй половины XV в., Абд-ар-Реззак Самарканди (сочинение не издано; много рукописей). Из авторов (персидских, арабских, грузинских, армянских, османских и византийских), писавших независимо от Тимура и Тимуридов, только один, сирийский араб Ибн-Арабшах, составил полную историю Тимура ("Ahmedis Arabsiadae vitae et rerum gestarum Timuri, qui vulgo Tamerlanes dicitur, historia", 1767 - 1772).

 


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека