Мир Магии. Магические заговоры и заклинания

07.11.2009


МАГИЯ - это дверь через которую мы входим в тайну, беспредельность и самую суть вещей. Как бы не истолковывали слово МАГИЯ, оно означает - «Высшая из наук, Мудрость, опирающаяся на знания и опыт». Искусство магии - это искусство взаимодействия с невидимыми, духовными силами так, чтобы добиться очевидных результатов.





«Мир магов- не вымысел и не мечты.
Это состояние перемен, маневрирования,
радикального действия.»

       Карлос Кастанеда.



«НЕТ РЕЛИГИИ ВЫШЕ, ЧЕМ ПОЗНАНИЕ ИСТИНЫ»


Алистер Кроули, один из самых известных оккультистов определяет магию как «наука и искусство взывать ИЗМЕНЕНИЕ, совершающееся в соответствии с ВОЛЕЙ».

Каждый человек - МАГ, нужно только пробудить и освободить находящиеся внутри силы, и воспользоваться своими возможностями.

Люди живут в мире полновластного правления искусственно навязанных им систем общественного и личного контроля. Мы воспринимаем мир вокруг себя - достижимую реальность, - как четко заданный диапазон успешных действий, которые считаем возможными и осуществимыми в данное время.

Цель МАГИИ - в исследовании этих границ и в возможности их раздвинуть, расширяя сферу достижимого.

Одним из первых барьеров для человека, когда он только соприкасается с этим таинственным миром является сомнения - может ли вообще МАГИЯ работать…

Нужно непосредственно практиковать - одно единственное действие, с помощью которого вы продемонстрируете себе, что МАГИЯ работает, стоит тысяч прочитанных книг по оккультной теории.



Магическая Сила Слова

  «... Из глубины молчанья родится
Слово
В себе несущее
Всю полноту сознанья, воли, чувства,
Все трепеты и все сиянья жизни...»

М. Волошин

В мифах многих народов Земли говорится, что мир был обустроен Духом или другими существами через произнесение слов.

«Мрак!», - сказала лиса, и настала ночь.

«День!», - ответил заяц, и тьму рассеял свет.

Так сотворение мира выглядит в сказаниях эскимосов.

Первые заклинательные тексты, продолжающие процесс творчества были столь же не многословны, но повторялись многократно, например, когда мужчины Новой Гвинеи собираются рубить лес, женщины поют песню из нескольких слов, среди которых главные - куро (дерево) и расим (подрубать). Считается, что эта песня придает силы топору, подавляет сопротивление древесины и дает возможность духу дерева вовремя покинуть убежище.

Обратимся к древнеславянскому фольклору, пережившему тысячелетия истребления, но сохранившему языческие корни. Многое было зафиксировано благодаря этнографам XIX-XX веков. Что-то осталось в виде старинных рукописных сборников XV-XVIII веков, составленных самими знахарями и кудесниками.

Заговор рисует подробную карту потустороннего мира, в который погружается «в кудесы бьющий». Больше всего кудеснических поверий сохранилось на Севере, много преданий пришло от чудских племен - они были известны своими волшебными познаниями. Несмотря на повальную христианизацию текстов, в них часто видно, как ворожея или кудесник обращается к древним тотемическим силам:

«Лиска красна, детки красны, слизни мазни, на медь поставь…» (На ожог. Архангельская обл)

«… У щуки зубы медны, глаза оловянны, глаза спиват- съедат с серого камня мох и траву. Спивай и съедай с (…) всю худабу, уроки и призоры, всяки уроки прикосы, исполохи и испорчи, вские говоры, всякие думы, отрывну матиринску думу от девки- красноволоски …» (На исполох. Архангельская обл)

«… Полети, белый кречет, понеси былей кречет, всю тоску и кручину, на воду не опусти, на землю не урони, на стуже не позноби, на воде не посуши; донеси всю тоску- кручину, всю сухоту чахоту и юноту велику…» (Напустить тоску, Мезень)

Кудесник переворачивает календарь, вместо церковных праздников отмечает иные благоприятные дни для чудес, создает условия для успешности все начинаний. Заговор должен произноситься со всей точностью.

В первой части заговора перечисляются действия, совершаемые чародеем:

«… Встану я, раб Божий (…) благославясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в отводы, в заводы, в чистые поля, под солнечные лучи, под золоты кресты, под светлый Месяц, под Красное Солнышко…»

Во второй части обозначаются желания, указывающие на цель заговора:

«… Все двенадцать лихорадок идите прочь от меня, как дым от огня! Рассейтесь и сгиньте в пучине глубокой, морской, во тьме под землей, или идите поселитесь в жабе, ящерице, змеях лихих; они вам всем двенадцати сестрам приют дадут, и будете там жить, гадов сушить…»

Третья часть- символический образ желаемого действия:

«… Встану я раннею зарею, завалюсь за крепкою стеною. Пусть эта стена будет крепка и высока, а вражья пуля мягка и легка, ружье- игрушка, и, как трубка пушка…»

Четвертая часть заговора- мифологическая, в нее вводятся одухотворенные силы природы, или духи помошники:

«…Черные вороны, помогите, излечите (…) от уроку, от призору, от страху, от переполоху, выскребите, вычистите железными носами булатными, когтями из ретивого сердца, из черной печени. Взнесите- расплющите по крутым берегам, по зеленым лугам…»

Пятая часть заговора- заключительная, «замыкание»:

«… Замыкаю свои словеса замками, бросаю ключи под бел- горюч камень Алатырь…»

Замыкание можно рассматривать как самостоятельный заговор, произносимый для усиления совершаемых действий.

«…Замыкаю свои словеса Словом великим, им же замыкаются все недуги с полунедугами, все болести с полуболестями, все хворобы с полухворобами, все корчи с полукорчами, а замыкаю я мое Слово великое на (…) от черной немочи по сей день, по сей час, по всю его жизнь…»

Замыкание является особенностью русского заговора.


Второй вид заговоров имеет форму заклинательного внушения, где больной орган описывается как крепкий и здоровый. Это уже не экстатическое путешествие, а создание особого рода положительного поля, благодаря которому пациент убеждается в значимости собственных возможностей.

Приводимый текст заговора составлен по материалам лечения мужского бессилия:

«… Пойду я в чистое поле и помолюсь истинному Христу, Царю небесному. И как стоит пуд железный, жерновой, не тряхнется не ворохнется но пошатнется, так бы у раба Божьего (имя) стояли семьдесят жил и одна жила, против полого места, против женския, не погнулся бы, не ворохнулся бы, не пошатался бы. Всегда ныне и присно и во веки веков, аминь…»

Значительная часть заговоров сопровождалась не только соблюдением необходимых условий (определенным временем, местом, ориентацией по сторонам света) ,но, и в некоторых случаях предварялась прочтением молитвы. Содержание иных коротких песен колеблется между заговором и молитвой.

«… Ходзила Мария
Коло синя моря,
А на тым жа мори
Латыр-камень
А на тым же камни
Золотый престол…»
(У белорусов.)

Во Владимирской области вместо молитвы Богородица Дева читается иногда народный стих заклинательного свойства, заимствованный из апокрифов о Богородице и крестном древе.

«…Пресвятая Богородица
Где спала, почивала?
В городе Ерусалиме,
За Божьим престолом
Где Иисус Христос
Несет сосуды
Кровь и руда льется
И снется и вьется…»

Таким образом, русское волховство и ведовство представляет собой уникальный синтез древних языческих верований с раннехристианскими персоналиями и в этом схоже с афро-карибской религией ВУДУ.

Заговоры имеют силу и значение только если исходят от магов- ведунов, произносящих их вдумчиво, грамотно, сильных воображением, духом и волей. По преданию, ни одно слово из заговора или заклинания не должно быть выкинуто или прибавлено. Каждое слово имеет свое значение, и если будет пропущено или искажено, нарушится звуковая вибрация заговора и он не подействует.

Многие заговоры произносятся утром, на заре, или перед восходом солнца и обязательно натощак, или перед заходом солнца.

Заговоры бывают личные и заочные, произносятся перед водой, хлебом, ветками на пороге, на дороге, на перекрестке, в бане, на свадьбе, на ветре…

Заговаривают оружие, наговаривают на мед и тем медом велят умываться на счастье в торговле.

«… Как пчелы ярые роятся да слетаются, так бы к тем торговым людям купцы сходились…»

В Архангельской области издавна для того, чтобы на удочку попалась большая рыба, ловят маленькую, секут ее и приговаривают:

«… Пошли отца, пошли мать, пошли тетку, пошли дядю.»

Островник заговаривает лесную дубраву:

«…Хожу я, раб (имя) вокруг острова (название) по крутым оврагам, буеракам, смотрю я через все леса: дуб, березу, осину, липу, клен, ель, орешину, а было все в моей дуброве по живу, по добру, по здорову. А в мою бы зеленую дуброву не заходил бы ни зверь, ни гад, ни лих человек. А был бы я большой- пребольшой, а было бы все у меня в послушании…»

Русские поверья утверждают, что раскрывший тайну постороннему лишался волшебной силы, поэтому тайны заклинаний передавались только посвященным, а самое сокровенное-перед смертью их обладателя.

Часть заговоров носит охранительный, оберегающий характер, они являются своеобразными оберегами, словесными талисманами, по своему магическому действию, не отличающимися от талисманов материальных.

«…Три сестрицы прядут шелк;
Выпрядайте его, на землю не роняйте,
С земли не поднимайте.
У раба Божия крови не бывать…»

В шаманских ритуалах северной Африки, находящихся под влиянием ислама, заклинание нередко пишется на бумаге водоразрушающимися чернилами. Сам текст обычно представляет собой цитату из Корана, так или иначе отвечающую требования защиты. Бумага с написанными на ней словами помещается в воду. Текст растворяется, передавая свою силу жидкости, которая затем выливается, или используется для омовений.

Первобытная гармония согласует Слово и Дело, слова заговоров и заклинаний становятся действом. Сила соединяющая их - творческая сила, энергия ритма. Ритмическое слово заговора заостряется как стрела, летящая прямо в цель.

Стрела, опущенная в колдовское зелье, приобретает магическую силу и безмерное могущество СЛОВА.



 


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека