Здоровье и резервные возможности человека

05.05.2008
Проблема изучения здоровья является актуальной, так как она рассматривает возможности адаптации организма к воздействиям различных факторов внешней среды. На наш взгляд, важным является изучение последствий воздействия экстремальных факторов на организм человека.


Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения, здоровье - это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических недугов. Это означает, что здоровье -это такое качественное состояние организма, которое позволяет ему в конкретных климато-географических, экологических и социальных условиях чувствовать себя с физической, психической, социальной и нравственной точек зрения наиболее комфортно. На оптимальном уровне здоровья у человека в соответствии с возрастными и индивидуальными нормами осуществляются все его физиологические функции, биохимические и поведенческие реакции (рождение, рост и развитие, создание и воспитание потомства, физическая, духовная, профессиональная и социальная адаптация).

Согласно программе ВОЗ «Здоровье для всех к 2000 г.», были определены предпосылки для здоровья:

  • свобода от опасения войны;
  • равная возможность для всего (все люди имеют равные права на здоровье);
  • удовлетворение основных потребностей (продовольствие, образование, приличное жилье, гарантия работы и полезная роль в обществе);
  • политическая поддержка здоровья.

Однако в этих политических предпосылках здоровье связывалось только с социальными и политическими аспектами, и не учитывались биологические и медицинские аспекты.

Биологический аспект, существенный для понятия здоровья, - врожденная и приобретенная способность адекватно адаптироваться к постоянно и быстро меняющимся природным, производственным и социальным условиям среды обитания и при этом поддерживать физическое и умственное благосостояние [1,5].

Медицинский аспект основывается больше на областях, связанных с установкой факторов риска, диагноза, установления этиологии, патогенеза болезней и восстановления здоровья [5].

Биологические и медицинские аспекты различны, но они взаимосвязаны: состояния здоровья и болезни ограничены состоянием напряжения, которое развивается в результате активации процессов адаптации, и используют резервы организма. Это борьба за поддержание и восстановление здоровья, использование физиологических ответов как оружия в этой борьбе.

Соотношение между действующей силой и способностями защиты определяет результат: восстановление здоровья или развитие болезни. Когда способность защиты теряется, тогда активизируются патологические механизмы, принося местный или общий патофеномен. Способность организма бороться за поддержание или восстановление здоровья может быть обобщена в термин «адаптационные резервы» - предназначенные для обеспечения:

  • нормальных жизненных процессов, несмотря на изменения функций организма или во внешней среде;
  • адаптивных изменений в клеточных структурах, количестве молекул фермента, чтобы достигнуть устойчивой и непрерывной адаптации к хронически действующему раздражителю.

Болезнь - противоположность здоровью. Однако здоровье не может быть без «небольших болезней». Малая болезнь необходима для здоровья, но это условие не исчерпывает сущности здоровья [7].

Обсуждая концепцию здоровья человека, следует остановиться также на определении здоровья. Среди множества самых различных определений, в том числе и ВОЗ (Устав, 1946 г.), нам представляется наиболее конструктивной следующая формулировка: здоровье - это способность организма к преодолению неблагополучия, к самосохранению и саморазвитию [13].

По представлению И.П. Павлова, животный организм как система существует среди окружающей природы только благодаря непрерывному уравновешиванию этой системы на падающие на нее извне раздражения. Именно поэтому человеческие популяции, проживающие в течение многих поколений в различных климато-географических регионах, имеют отличия как в антропометрических, так и в физиологических характеристиках, структуре белков, генетического аппарата клеток, антигенной структуре тканей. Значительная фенотипическая изменчивость наиболее отчетливо проявляется в регионах с экстремальными условиями среды обитания. Это свидетельствует о том, что биогеохимические условия среды обитания являются, безусловно, важным фактором физиологической гетерогенности, обнаруживаемой среди здоровых людей.

Основными показателями здоровья являются заболеваемость, смертность и ее производная - ожидаемая средняя продолжительность жизни, нетрудоспособность, а также частота отклонений от нормы ряда биологических параметров, повышающих риск основных хронических заболеваний.

Проблема изучения здоровья является актуальной, так как она рассматривает возможности адаптации организма к воздействиям различных факторов внешней среды. На наш взгляд, важным является изучение последствий воздействия экстремальных факторов на организм человека. Особое значение приобретает это явление в отношении сотрудников, выполняющих специальные задачи в боевой обстановке. Для высокой надежности деятельности сотрудников необходим высокий уровень профессионального здоровья, которое представляется в виде процессов сохранения и развития регуляторных свойств организма (физической, психической, соматической, социальной составляющих), обеспечивающих профессиональное долголетие [19]. Поэтому адаптационные возможности организма представляют собой одно из фундаментальных свойств профессионального здоровья. Прежде всего, следует определить, что адаптационные возможности - это запас функциональных резервов, которые постоянно расходуются на поддержание равновесия между организмом и средой. В каждый момент времени существует некоторый положительный и отрицательный баланс функциональных ресурсов по отношению к некоторому среднему их уровню. Средний уровень функциональных ресурсов, в свою очередь, также изменяется со временем. Можно выделить суточные и сезонные колебания функциональных ресурсов, но не менее существенными являются возрастные изменения [2].

Состояние целостного организма определяется оптимальностью управляющих воздействий, их способностью обеспечить уравновешенность организма со средой и его адаптацию к условиям существования. Адаптационно-приспособительная деятельность требует затрат энергии и информации, в связи с чем можно говорить о «цене» адаптации, которая определяется степенью перенапряжения регуляторных механизмов и величиной расходованных функциональных резервов. Необходимо отметить, что под функциональными резервами понимаются регуляторные адаптивные возможности организма, которые определяются не только и не столько запасами субстратов, сколько наличием потенциальных механизмов их реализации в саморегулирующихся адаптивных функциональных системах. При этом, подобно теории функциональных систем организма П.К. Анохина, мишенью поиска являются не проявления и признаки болезней в привычной их классификации по заболеваниям органов и тканей, а нарушения системной организации важнейших физиологических функций организма. Состояние обычной жизнедеятельности характеризуется наличием относительной уравновешенности реакций организма со средой и одновременным поддержанием гомеостаза внутри живой системы.

В качестве критериев пониженных резервных возможностей организма И.П. Бобровницкий (2001) выделяет следующие функциональные нарушения:

  • гиперактивация стресс-инициирующих проявлений, и прежде всего симпато-адреналовой системы;
  • сниженный потенциал стресс-лимитирующих систем (антиоксидантная защита, простагландины, эндорфины, ГАМК и др.);
  • наличие стресс-повреждающих эффектов, и прежде всего признаков деструкции клеточных мембран;
  • признаки невротизации личности;
  • нарушение психофизиологического статуса;
  • нарушение биологического ритма функциональных параметров;
  • нарушение рефлекторного ответа и энергобиоинформационные расстройства;
  • пониженная переносимость функциональных нагрузочных проб (физической нагрузки, гипоксической пробы, статокинетической пробы, вестибулярных нагрузок, ортостатических проб, метаболических нагрузочных проб).

Концепция гомеостаза в настоящее время играет важную роль при анализе жизненных процессов на разных уровнях биологической системы. Гомеостатические свойства целостного организма являются результатом одновременного действия многочисленных и сложно организованных регуляторных механизмов, среди которых одно из важных мест занимает вегетативная регуляция физиологических функций, обеспечивающая постоянство уровней обмена веществ и энергии в организме. Способность к уравновешиванию со средой, или адаптационные возможности, являются одной из важнейших особенностей живой системы. Процесс адаптации организма к условиям внешней среды может быть зависим от взаимодействия между управляющим и исполнительным контурами регуляции. С учетом роли каждого из них в реализации адаптационных реакций организма, переход от одного функционального состояния к другому происходит в результате изменений одного из трех свойств биосистемы:

  • уровня функционирования;
  • функционального резерва;
  • степени напряжения регуляторных механизмов. Уровень функционирования, например, показателей системы кровообращения есть не что иное, как характеристика миокардиального гемодинамического гомеостаза.

В каждый текущий момент времени складывается такое соотношение этих показателей, которое обеспечивает необходимый кровоток через работающие органы. Функциональный резерв системы кровообращения традиционно определяется путем применения функциональных нагрузочных проб. Чем выше функциональный резерв, тем меньше усилий требуется для адаптации к обычным условиям существования, условиям покоя. Резервные «мощности системы кровообращения» создают запас прочности на случай неадекватных воздействий на организм, и благодаря этому исходный уровень функционирования снижается. Текущая деятельность организма всегда связана с расходованием резервов, но, вместе с тем, происходит и их восполнение. Поэтому большое значение имеет не только своевременная мобилизация резервов, но и соответствующая стимуляция процессов восстановления и защиты.

Степень напряжения регуляторных систем, в том числе тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы, влияет на уровень функционирования кровообращения путем мобилизации той или иной части функционального резерва. Неблагоприятное воздействие факторов окружающей среды при достаточном функциональном резерве, нередко в течение долгого времени не вызывает нарушения миокардиального гемодинамического гомеостаза, а лишь ведет к некоторому смещению физиологических показателей в пределах общепринятого диапазона норм и сопровождается соответствующим напряжением регуляторных систем.

Наоборот, когда функциональный резерв невелик, то уже небольшое увеличение степени напряжения регуляторных систем в ответ на стрессорное воздействие среды может вызвать нарушение гомеостаза. Так, при комплексной оценке состояния здоровья военнослужащих в Центральной поликлинике ФСБ России было выявлено, что из 96 человек обследованных в 27 случаях было зарегистрировано отсутствие в достаточном количестве бифидо- и лактобак-терий; в 10 случаях - проявление дисбактериоза; в 18 случаях - дислипопротеиде-мии; в 15 случаях - онихомикоз; жировой гепатоз - в 10 случаях; нейросенсорная тугоухость - в 4 случаях; высокие значения показателя активности регуляторных систем - в 23 случаях, которые свидетельствуют о резко выраженном функциональном напряжении, снижении уровня физических возможностей, а также функциональных возможностей центральной нервной системы.

Практически у всех военнослужащих, пострадавших во время боевых действий на Северном Кавказе, на фоне имеющихся факторов риска развиваются пограничные психические расстройства и посттравматические стрессовые расстройства различной степени выраженности.

При обследовании военнослужащих были выявлены наиболее часто встречающиеся следующие симптомы: навязчивые воспоминания о травматических событиях, ограничение круга интересов, повышенная тревожность, тоскливо-злобное и депрессивное настроение, нарушение социальной адаптации, агрессивные или пассивно-неприязненные реакции на широкий круг раздражителей, недоверие к медицинскому персоналу, конфликтность, бесконтрольное употребление алкоголя, нарушение дисциплины, нарушение сна, изменение режима сон-бодрствование, вегетососудистые реакции [4].

Для современной армии проблема посттравматических стрессовых расстройств чрезвычайно актуальна. Это связано не только с большой частотой этой формы патологии. Известно, что подготовка высококлассного специалиста в армии требует значительных затрат (не только экономических). В случае развития посттравматических стрессовых расстройств это не может не отразиться на профессиональных и боевых качествах военнослужащего. США серьезно обеспокоены этими вопросами: для их решения создан специальный научный центр. Не менее остра эта проблема и в нашей стране. По данным А.Н. Краснянского и П.В. Морозова (1995), только через войну в Афганистане прошло 620000 уроженцев России, и примерно 100000 из них страдает посттравматическими стрессовыми расстройствами.

Однако есть и еще одна сторона вопроса - военнослужащие, в силу ряда причин, нередко или скрывают симптомы заболевания, или на самом деле не чувствуют своего плохого состояния вследствие резкой активации гормонов стрессмобилизирующих и стресслимитирующих систем, обладающих способностью повышать самооценку и настроение. Это подтверждено в ряде исследований - уровень кортизола в крови военнослужащих спецконтингента более чем в два раза превышает соответствующие значения у здоровых людей.

Вместе с тем, по мнению А.А. Виру (2000), изменение уровня кортизола при физических нагрузках определяет адаптационные резервы. При беге на тредбане (в течение 20-30 мин) до отказа наблюдается повышение уровня кортизола в крови, что оценивается как хорошая адаптация, и наоборот - низкая адаптация сопровождается снижением уровня кортизола, и в дальнейшем адаптация может рассматриваться на грани срыва с переходом в состояние перенапряжения. При выполнении физических нагрузок адаптация к ним увеличивается, но расходуются адаптационные резервы, вследствие чего при достижении спортивной формы высококвалифицированные спортемены очень часто подвержены инфекционным заболеваниям. Таким образом, какова цена адаптации, таковы и резервы организма [7], а функциональный резерв имеет прямую связь с уровнем функционирования и обратную связь - со степенью напряжения регуляторных систем.

При воздействии эмоционального напряжения на здоровый организм возникает специфическая интеграция информационно-регуляторных, энергетических (метаболических, вегетативных) процессов, которая позволяет организму сохранить гомеостаз. Эмоции являются своеобразной системой биологического приспособления организма человека к различным условиям социальной среды [16]. Обеспечение энергетики и метаболизма функционирующих систем и органов при эмоциональных напряжениях осуществляется соматовегетативными и эндокринными механизмами под влиянием импульсаций с коры головного мозга. Адаптация организма к эмоциональным напряжениям протекает индивидуально и зависит от соотношения эрго- и трофотропной систем.

Трофотропные механизмы начинают активизироваться в стадии тревоги. Эрготропные включаются позже и являются важнейшим звеном адаптации. Нарушение вегетативного гормонального баланса в условиях воздействия эмоциональных факторов ведет к дезадаптации и развитию различных патологических реакций, затрагивающих регуляторные и метаболические процессы. Наряду с гипертонической болезнью и неврозами эмоциональное напряжение ведет к развитию атеросклероза. Перенапряжение центральной нервной системы при длительном воздействии факторов вызывает повышенную активность симпатоадреналовой системы, резко нарушая метаболический гомеостаз в органах, сосудистых стенках и всех системах организма. Значимость эмоциональных напряжений проявляется в развитии патологических состояний в следующих процессах:

  • нарушении гормонального гомеостаза (повышение уровня катехоламинов, глюкокортикоидов и инсулина);
  • изменении системы гемостаза (нарушение тромбоцитарного сосудистого и коагуляционного звеньев);
  • поражении сосудистой стенки под влиянием катехоламинов и глюкокортикоидов.

Расходование функциональных резервов происходит для поддержания необходимого уровня функционирования систем организма. В неадекватных условиях организм вынужден адаптироваться к окружающей среде путем изменения уровней функционирования отдельных систем, что требует расходования функциональных резервов. Благодаря деятельности регуляторных механизмов происходит перестройка внутренней среды в соответствии с внешними условиями.

В современной социально-экономической среде число лиц, вынужденных выполнять профессиональную деятельность в опасных для жизни условиях, значительно растет. Известно немало случаев гипермобилизации функционального состояния организма человека в экстремальных условиях. Этот уровень гипермобилизации, увеличивающий возможности выживания в опасных условиях, по-видимому, сложился в процессе эволюции и извлекается лишь в экстремальных состояниях.

В литературе нередко освещался вопрос о гипермобилизации физиологических резервов организма человека в экстремальных условиях. Излагаются факты выживания различных индивидуумов путем резкого повышения работоспособности: мышечной силы, быстроты, ловкости, скорости рефлекторных реакций и т.п. [3].

Еще с прошлого века многие исследователи пытались изучать различные экстремальные условия жизнедеятельности человека.

Некоторыми авторами [11] правомерно поставлен вопрос о двух стратегиях приспособительного поведения - активной и пассивной, о роли субъективной оценки стрессовой ситуации. Изучался вопрос об онтогенетических и генетико-эволюционных аспектах нейроэндокринной регуляции стресса. Можно констатировать, что подавляющее большинство исследователей, изучавших поведение человека и животных, а также функционирование организма в экстремальных условиях, исходили из того, что стресс вреден, и поэтому описывали различные патологические изменения организма и предлагали множество способов для избежания негативного его воздействия [11, 22].

Однако отдельными авторами признавалось, что принцип мобилизации защитных приспособлений является основным при взаимодействии систем, участвующих в реакциях на воздействующий фактор. Если автономные системы не обеспечивают поддержание необходимого уровня функционирования отдельных систем, мобилизация стратегических резервов осуществляется центральными регуляторными механизмами.

Важно отметить способность центральных механизмов регуляции обеспечивать реакции компенсации, т.е. при недостатке функциональных резервов одной из систем активизировать расход функциональных резервов другой, связанной с ней системы, что позволяет получить необходимый конечный результат различными путями.

Сопоставление физиологических эффектов различных по своей природе факторов окружающей среды (климатических, профессиональных, социальных и психологических) показывает, что при своеобразии ответных реакций на каждый из указанных факторов наблюдается их наложение и потенцирование эффектов, что необходимо учитывать при определении уровня функциональных резервов и составлении научно обоснованного прогноза возможности развития патологических состояний.

В ответ на действие различных по качеству, но сильных неадекватных раздражителей в организме стандартно развивается один и тот же комплекс изменений или реакций напряжения. При этом в организме происходят качественно различные реакции, связанные с количеством и мерой раздражителя [12, 17].

Именно количество явилось мерой формирования нескольких стандартных, а не бесчисленного множества разного типа приспособительных реакций. В связи с этим для повышения резистентности организма Л.Х. Гаркави предложила использовать раздражения меньшей величины, чем стрессорные, которые могут проявляться в виде реакций на слабые воздействия - реакции тренировки; на воздействия средней силы - реакции активации (спокойная и повышенная) [9].

При развитии реакции активации, как спокойной, так и повышенной, уже в стадии первичной активации происходит истинное повышение резистентности организма. Это происходит не за счет развития торможения и чувствительности, а за счет истинного подъема активности подсистем. Повышение активной резистентности сохраняется, а также приобретает устойчивость и стабильность в стадии стойкой активации, особенно повышенной. Длительность последствий широко варьируется в зависимости от компенсаторных возможностей организма и может составлять от 2-3 нед до полугода. Такое воздействие наблюдается лишь в стадии спокойной активации, т.е. после длительного систематического повторения активирующего воздействия, одним из которых могут служить преформированные курортные факторы. В связи с этими положениями знание основных принципов адаптации и их применение в санаторно-курортном лечении является ведущим звеном в рекреации.

Периодичность в развитии адаптационных реакций, с одной стороны, позволяет организму приспосабливаться даже к небольшим изменениям факторов внешней среды, а с другой - расширяет границы воздействия, в пределах которых организм остается жизнеспособным. Периодически повторяющиеся тетрады адаптационных реакций составляют реальный механизм многоуровневой системы гомеостаза. По мере снижения уровня реактивности увеличивается секреция глюкокортикоидных гормонов и снижается активность щитовидной и половых желез. Угнетение функции тимико-лимфатической системы при стрессе уменьшается с повышением уровня реактивности. При реакциях тренировки спокойной и повышенной активации с повышением уровня реактивности нарастает стимуляция функции тимико-лимфатической системы, половых и щитовидной желез, пучковой зоны надпочечников. На низких уровнях реактивности увеличивается секреция глюкокортикоидов и снижается - половых и тиреоидных. Принцип периодичности в развитии адаптационных реакций позволяет организму реагировать на действие раздражителей в широком диапазоне интенсивности, осуществлять тонкую регуляцию гомеостаза при малых изменениях величин действующих факторов, что лежит в основе нелинейного характера реакции при монотонном изменении интенсивности воздействия [8,23].

В связи с этим важным является отношение к организму как к колебательной системе. Именно характер изменений и взаимоотношений в колебательной системе определяет тип реакции и уровень реактивности. Каждой адаптационной реакции свойственны определенные частотные характеристики на разных иерархических уровнях организма. Оптимальная согласованность ритмов наблюдается при антистрессорных реакциях высоких уровней реактивности; наибольшая дисинхронизация - при стрессе низких уровней реактивности, гиперсинхронизации и переактивации [8, 10].

Нарушение синхронизации способствует развитию патологии. Это является основанием для использования биологически активных факторов, непосредственно влияющих на колебательные процессы, с целью оптимизации их синхронизации и коррекции функциональных состояний. При этом необходимо использование информационных воздействий наиболее адекватных для гармонизации саморегулирующихся систем [8].

Для высокой надежности военнослужащим необходим соответствующий уровень профессионального здоровья, т.е. способность организма сохранять компенсаторные и защитные свойства, включающие обязательный уровень реактивности различных систем организма, обеспечивающих профессиональную надежность и работоспособность во всех условиях трудовой деятельности. Из этого следует, что не только отсутствие болезни, но и психологические резервы являются потенциалом высокой надежности военнослужащих [19].

Концепция профессионального здоровья, предложенная в 1980-е годы, отражает меры приемлемого риска человеческого фактора как потенциала работоспособности здорового человека, составной части его профессиональной надежности и, следовательно, как условие профессионального долголетия.

Важным условием сохранения адаптационных реакций является гомеостатический потенциал, который отражает не только уровень здоровья, но и характеризует процесс его адаптации к изменяющимся физическим и социальным условиям, стрессам различной природы [18, 23].

Таким образом, представленные теоретические положения имеют непосредственный выход на профессиональную деятельность лиц, особенно тех категорий, чья профессия связана с воздействием множества факторов стрессорного характера. Они, по всей вероятности, определяют различные резервные возможности и вызывают те или иные адаптационные реакции, от которых зависит надежность профессиональной деятельности.

В проблеме адаптации имеется много нерешенных вопросов. Один из таких вопросов: соотношение адаптационных процессов в сочетанном действии различных адаптогенных факторов. До последнего времени не существовало разработанных критериев адаптации. Такими критериями в работах Г. Селье служили: содержание в моче кортикоидных гормонов, лимфопения и эозинофилия, инволюция тимуса и лимфатических узлов и т.д. Эти критерии удовлетворительно показывают фазы адаптации экспериментальных животных, но малоприменимы к человеку.

Эффективность акклиматизации во время пребывания россиян на курортах Сочи зависит от возможности управления и влияния на процессы адаптации.

В настоящее время имеется ряд схем, в которых отражены комплексы факторов, служащих признаками становления и наличия адаптации.

Так, В.Г. Бокша с соавт. (1999) предлагают оценивать уровень адаптированности людей по ежедневной регистрации их жалоб с учетом динамики показателей жизненно важных систем организма.

Р.М. Баевский, путем математического анализа сейсмо- и баллистокардиографии, сердечного ритма исследуя содержание натрия и калия в слюне, считал, что ваготропный тип реакции ССС указывает на высокую приспособляемость, а симпатотропный - на низкие адаптационные резервы.

ГИ. Вопилкина установила важнейшим критерием адаптации хронорезистентность, которая оценивается по изменению ее биологических ритмов.

В.П. Лозовой с соавт. критерием адаптированности считали иммунологические показатели содержания Т- и В-лимфоцитов в крови и их соотношение с изменением 11-ОКС в плазме и 17-КГС в моче.

Об уровне адаптации многие ученые судят по показателям системы дыхания. Ряд авторов считает важнейшим показателем адаптированности организма устойчивость работоспособности на соответствующих дозированных нагрузках.

В целом, однако, соотношения адаптации и их основных характеристик еще недостаточно изучены. Экспериментально обоснованные критерии адаптации были разработаны и предложены Н.А. Агаджаняном в 1989 г. (рис. 2)

Применительно к высокогорным условиям и к длительному пребыванию в условиях измененной газовой среды адаптация может быть активной и пассивной, физиологической и патологической. В частности, при адаптации к недостатку кислорода дыхательный центр находится в состоянии непрерывной гиперфункции.

При адаптации к экстремальным факторам может наблюдаться значительное локальное изнашивание структур, обеспечивающих функцию сердечно-сосудистой, кроветворной и других нейрогуморальных систем.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Преображенский В.Н., Ушаков И.Б., Лядов К.В.Учредители "Активационная терапия в системе медицинской реабилитации лиц опасных профессий" - М.: "Паритет Граф".
2. Гончаров С.Ф., Ушаков И.Б., Лядов К.В., Преображенский В.Н. "Профессиональная и медицинская реабилитация спасателей" - М.: "Паритет Граф".
3. Кудрин А.В., Скальный А.В., Жаворонков А.А., Скальная М.Г., Громова О.А. "Иммунофармакология микроэлементов",М.:КМК.
4. Шендеров Б.А. "Медицинская микробная экология и функциональное питание. Том 1: Микрофлора человека и животных и ее функции" - М.: "Гранть".


Источник: "Медафарм"

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы добавить комментарий представьтесь, пожалуйста.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека